Пользовательский поиск

Книга Особый район. Содержание - Глава 3 Прикосновение к Тайне

Кол-во голосов: 0

— Если про этот проход узнают, туда полезут все, кому не лень, хоть до этих водопадов очень трудно добраться. Лови их потом где-то в будущем! Сейчас знаем мы втроем, но надо подключить еще Валеру Седых. Он бывал там и знает туда дорогу.

— Я не могу взять на себя страшный грех — утаить находку от Мюллера, — сказал Артем. — Он никогда не простит нам этого.

— Артем говорит правильно, — поддержал его Страгон. — Это было бы нечестно.

— Ладно, — согласился Незванов. — Но больше — никому! Когда вы собираетесь туда идти?

— Я — хоть завтра! — ответил старик. — Но все-таки сначала нужно посоветоваться с проводником.

Вечером опять собрались в квартире Мюллера, позвав на этот раз Валеру Седых. Страгон поручил Артему рассказать все хозяину и гостю, а сам, чтобы не терять времени, снова засел за чтение. Реакция у слушателей оказалась разная. У Мюллера глаза загорелись ликующим огнем и от нетерпения затряслись руки. А Валера выглядел озадаченным.

— Трудненько будет туда забраться, — задумчиво сказал он. — Про эти водопады знают почти все, но бывали там очень немногие. Дело в том, что снизу и до середины сопки ручей так зарос тальником и стлаником, что через заросли невозможно продраться. И по сопке не обойдешь, есть там два отвесных обрыва, куда без специального альпинистского оборудования не сунешься. А его у нас нет.

— Как же ты прошел? — спросил Бестужев.

— Через заросли, по краешку. Шел три дня, потому что топором прорубаться пришлось.

— Чего же тебя туда понесло? — удивился Артем. — Или там медом намазано?

— Уж больно там красиво, — улыбнулся Валера. — Мой отец туда ходил, а я что, хуже него? Хотите, завтра фотографии покажу…

— Так ты готов отвести нас туда? — нетерпеливо спросил Мюллер.

— Попробуем, — ответил Валера. — Но сразу предупреждаю — тропа наверняка заросла и придется прорубаться по новой. Если так, то за день нам не подняться. Конечно, вчетвером идти будет легче, чем одному, потому что рубить будем по очереди, но все равно одним махом туда не залетишь. Так что сначала нужно подготовиться, запастись провизией, снаряжением, а потом уже выходить. Только у меня сомнение есть. Выдержит ли старик дорогу? — он кивнул в сторону комнаты, где перед монитором компьютера сидел Страгон.

— За него можешь не беспокоиться, — улыбнулся Артем. — Он еще нам фору даст.

— Ну, что же, — пожал плечами Валера. — Тебе виднее.

— Давайте решим, когда мы сможем выйти, — предложил Бестужев.

— Думаю, завтрашний день уйдет на подготовку, — ответил Валера. — А послезавтра с утра и двинемся.

Глава 3

Прикосновение к Тайне

До устья нужного ручья, который сбегал с сопки и терялся в старых галечных отвалах километрах в пяти выше нынешнего приискового карьера, они доехали на «УАЗе». Машину выделил им Незванов, не желавший, чтобы экспедиция привлекала лишнее внимание. Выгрузили рюкзаки, топоры, попрощались с водителем Сергеичем, которому директор строго-настрого приказал сохранять тайну поездки, и тот сразу уехал на прииск.

Начало пути было сравнительно легким. Они не углублялись в густые заросли, широкой каймой обступившие русло ручья, а держались правее, поднимаясь по травянистому склону с частыми островками кустов черной смородины, которые к этой поре были густо облеплены спелыми смолянистыми ягодами. Но распадок постепенно сужался, превращаясь по мере подъема в довольно узкую расщелину между гор. Трещиноватый, будто сложенный из огромных плит, вытесанных на гигантской каменоломне великанами каменотесами, крутой склон с правой стороны подступил вплотную к зарослям, и начались обещанные Валерой трудности. Тальник по берегам ручья рос так густо, что продраться через переплетение его гибких ветвей трудно было бы и кошке, не говоря о людях.

Как Валера и предполагал, от прорубленной им несколько лет назад тропы не осталось и следа. Вооружившись топором, Седых встал во главе цепочки и принялся методично срубать мешающие продвижению ветви. Дело было нелегкое, тальник рос так густо, что невозможно было даже хорошенько размахнуться. Но Валера, заранее зная про это, еще вчера лично наточил топоры так, что даже самые толстые ветви отлетали от одного удара.

Сменялись через каждые пять минут, и все равно подъем шел в час по чайной ложке. К удивлению Валеры, скорость увеличивалась, когда впереди становился этот удивительный седобородый старик. Он действовал топором так ловко, что глаза едва успевали уловить его мелькание.

Временами тальник сменялся зарослями кедрового стланика, но легче от этого не становилось. Его разлапистые кусты высотой в полтора человеческих роста росли еще гуще тальниковых. Мало того, скоро руки и одежда участников экспедиции оказались перепачканными липкой смолой. Только светлый костюм Страгона по-прежнему выглядел, как новенький.

Два раза на пути попадались крошечные полянки, одну из которых они использовали для непродолжительного отдыха, а другую — для остановки на обед. До третьей полянки они добрались еще засветло, но Валера сказал, что больше удобного места для ночевки не будет до самого конца зарослей, и поэтому на сегодня хватит. До наступления темноты они приготовили себе ложе, навалив на землю толстый слой пахучих кедровых лапок, разожгли костер и поужинали. Когда на костре засвистел чайник, неотъемлемый атрибут походного рюкзака Валеры Седых, на небе высыпали звезды, такие крупные и яркие, какие бывают только в горах. Даже из поселка они выглядели совсем не такими. Спать никому еще не хотелось, и потек плавный ночной разговор. Сначала Валера рассказывал, какая красота откроется им завтра, когда кончатся проклятые заросли, потом Мюллер принялся строить теории, что представляет собой конечная цель их путешествия и куда она приведет.

Бестужев предпочитал молчать и слушать, как и Страгон, на губах которого в отблесках пламени костра угадывалась таинственная улыбка. Заметив эту улыбку, Мюллер смущенно умолк, но вскоре снова заговорил, сменив тему.

— Страгон, — его голос звучал нерешительно, словно он хотел задать какой-то вопрос, но стеснялся это сделать. — Ты завтра уходишь…

— Да, — коротко ответил старик.

— Уходишь… — задумчиво повторил Мюллер. — Больше мы никогда не увидимся.

— Скорее всего, — подтвердил Страгон.

— Так, может быть, ты на прощание расскажешь нам о себе? — стараясь скрыть волнение, Мюллер подвел разговор к тому, что интересовало его больше всего. — Кто ты, почему так отличаешься от остальных людей и как делаешь то, чего не умеют делать другие?

Выпалив это, он облегченно вздохнул, замер и впился глазами в старика, ожидая ответа. Тот помолчал немного, следя за игрой огня в костре и поднимающимися от него искрами, потом ответил:

— Да. Я расскажу вам. Вы имеете на это право. Но не требуйте от меня слишком многого.

Артем раскрыл от удивления рот. Сам он уже несколько раз, заходя с разных сторон и задавая невинные, на первый взгляд, вопросы, пытался выведать у старика то, о чем сейчас спросил Мюллер, но всякий раз Страгон, изящно меняя тему разговора, уходил от ответа. Неужели он так расчувствовался, сидя у костра?

После произнесенных слов старик молчал так долго, что можно было подумать — он забыл про свое обещание. Но никто не решался нарушить тишину, нарушаемую лишь потрескиванием веток в костре. И только тогда, когда молчание стало уже тяготить, он заговорил снова:

— Недавно я прочитал вашу священную книгу. Думаю, вы знакомы с ней…

— Библия? — нерешительно спросил Мюллер.

— Да.

— Более или менее, — ответил за всех Альберт Генрихович. — Но вряд ли кто-нибудь из нас прочитал ее от начала до конца.

Артем согласно кивнул, а Валера и вовсе промолчал, потому что ни разу в жизни не только не заглядывал в Библию, но даже не держал ее в руках.

— А зря, — покачал головой Страгон. — Если бы вы сделали это и осмыслили ее сердцем, то стали бы смотреть на мир немного по-другому. Но не будем отвлекаться. Так вот, там, в самом начале, говорится о людях, живших по многу сотен лет. И это не миф, а чистая правда. Но сказано про них далеко не все. Велик был не только срок их жизни. Велики были и их дела. Они от рождения были наделены такими способностями, про которые вы давно забыли. Их цивилизация очень долго развивалась без всяких помех, войн и кризисов и достигла таких высот, что они решили — вот, мы стали вровень с самим Создателем! Но это была роковая ошибка. Гордыня привела к тому, что они навлекли на себя гнев Создателя и погубили себя своими же руками. Их осталось очень мало, всего несколько сотен. А потомки очень быстро забыли все, что знали их отцы, и жизнь их стала коротка.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru