Пользовательский поиск

Книга Особый район. Содержание - Глава 11 Неожиданный союзник

Кол-во голосов: 0

Бестужев подавленно молчал, потому что об этом он не подумал.

— А еще женщины и дети, — продолжал Иван Петрович. — Сможем ли мы их прокормить? Или их тоже того?..

— Старатели без женщин сильно страдают, — усмехнулся Сикорский. — Старатели-страдатели! Вот пусть они их и забирают… А что, я серьезно! Только с условием — вместе с детьми!

— Помолчал бы уж, — Незванов махнул рукой на Стаса и снова обратился к Бестужеву. — Победить мы их, может, и победим, но что делать дальше? Закопать такую ораву в мерзлоте у нас просто не хватит сил, а бульдозер переправить через реку мы не сможем.

— Возможно, тела придется сжигать, — предположил Артем. — Другого выхода я не вижу.

— Как вы можете? — вдруг перебил их побледневший Рокотов. — Как вы можете так спокойно говорить о подобных вещах? — И, не дождавшись ответа, закрыл рукой рот и пулей выскочил из директорского кабинета.

— Вот так всегда с этими интеллигентами! — снова подал голос Сикорский. — Я еще когда в ментовке служил, заметил — если драка какая случится, они всегда в сторонке стоят, и чтобы самому вмешаться — ни в жизнь! Но как только сам в рыло получит, сразу кричит: на помощь! Где милиция?

— К чему это ты? — поморщился Незванов.

— А к тому! — зло ответил Стас. — Другие, значит, воюй, а он будет рожу воротить? Война ведь — дело грязное, можно и руки запачкать…

— Ладно, пусть себе, — сказал Иван Петрович. — Вообще-то, Рокотов человек неплохой. Просто для войны не подходящий… Но ты скажи мне, — он снова обратился к Бестужеву, — что будем делать, если они опять прикроются женщинами и детьми?

Артем ответил не сразу. Из истории войн, которую преподавали им на специальных курсах, и которая сильно отличалась от той истории, что пришлось изучать в школе и училище, он знал про множество подобных случаев. И хорошо запомнил вывод, сделанный преподавателем, поджарым седым полковником со шрамом ото лба до подбородка — сторона, использующая этот подлый прием, как правило, одерживала победу. Если только другая сторона не переступала через моральные препоны и не начинала действовать, не обращая внимания на заградительный заслон… Но в их случае такой вариант не проходил, потому что сам Бестужев никогда не пошел бы на это. Хотя бы до тех пор, пока дикари не подойдут вплотную и не останется другого выхода.

— Будем исходить из обстановки, — ответил он, постаравшись придать голосу как можно больше уверенности, хотя сам вовсе ее не испытывал. — Завтра с утра проведу разведку, тогда и будем решать.

— Что делать с людьми? — спросил Сикорский.

— Можешь пока распустить по домам. Но с утра чтобы все были около клуба. Думаю, что завтра придется выдвигаться на позиции. А гранаты пусть делают всю ночь, их понадобится много.

— Думайте, мужики, думайте! — напутствовал их директор. — Как хотите, но эту проблему нужно решить как можно быстрее. Мы не можем долго воевать, иначе придет зима, и мы все просто передохнем от голода!

Выйдя из конторы, Бестужев досадливо прикоснулся рукой к бедру, оцарапанному золотым наконечником дикарской стрелы. Царапина жгла и саднила.

— Чего это ты? — спросил Стас.

— Так, ерунда, оцарапался, — отмахнулся Артем.

— Так сходи в больничку, обработай.

— Да ну, из-за такой мелочи. У тебя йод есть? — Артем с Сикорским жили по соседству, дверь в дверь.

— Найдем…

…Царапина воспалилась и слегка загноилась. Артем нагрел воды, промыл ее, обработал йодом, заклеил лейкопластырем из аптечки Стаса и перестал думать о «ранении».

Глава 11

Неожиданный союзник

Когда утром Бестужев пришел на аэродром, Тимофеев уже сидел на корточках около дельтаплана, покуривал сигарету и разговаривал с Володей Леонтьевым. Тот только что прикрутил к внутренней стенке фанерной гондолы какую-то коробочку и теперь тянул от нее провод к пассажирскому месту. Увидев Артема, Тимофеев аккуратно потушил сигарету, рачительно спрятал окурок в нагрудный карман и сказал:

— Товарищ капитан, я того… в общем, я с вами полечу. Вы уж это, забудьте, что я вам тут вчера наплел. Я с женой поговорил, оказывается, уже весь поселок гудит, что обезьяны эти с людьми вытворяют. А у меня двое детей, одному три года, а второй — семь… Короче, я готов!

— А я и не сомневался, — улыбнулся Артем, крепко пожал ему руку и подошел к Леонтьеву: — Что на этот раз изобрел, Эдисон?

— Я тут подумал, — сказал Володя, закручивая последний шуруп, — что негоже командующему в небе без связи. Вот и придумал тут кое-что. Шлемофоны сделал, — он показал два ватных подшлемника, — вшил сюда наушники и микрофоны. В эти разъемы вставляешь кабель, тумблером щелкнешь и болтай с пассажиром, сколько душе угодно.

— А это? — показал Артем на коробочку.

— А вот это главный сюрприз! — хитро улыбнулся Леонтьев. — Рация! С земли, правда, много не наговоришь, радиус действия у нее небольшой, сопки мешают. Но когда в небо поднимешься, даже от Тоболяха будет до прииска доставать.

— Ну, Володя, ну и молодец! — обрадовался Артем. — Что бы мы без тебя делали?

— Конечно! — надулся гордостью тот. — Куда бы вы все делись без Леонтьева?

— А второй аппарат у кого? — поинтересовался Артем.

— Я на всякий случай еще два сделал, а кому их отдать, сам решай, — ответил Володя.

— Нечего тут и думать, — решил Бестужев. — Один директору, а второй вот ему, — он показал на подошедшего Сикорского.

Они поздоровались, и Артем сказал Стасу:

— Будьте готовы по первому сигналу переправиться на тот берег. Если у меня получится выгнать дикарей из распадка на Иньяри, вы, как договорились, будете ждать их в засаде перед прижимом. Позиция там замечательная, деваться им будет некуда, кроме как в речку сигать. А место там глубокое, вода холодная, и вряд ли они станут в нее прыгать. Вот и останутся у них два пути — или на ваши пули, или назад, а там я с бомбами. И вот что, берите с собой гранат, сколько сможете унести, на них вся надежда. Только пусть взрывники как следует проинструктируют людей, чтобы, не дай бог, сами на них не подорвались. А то знаешь, как у новичков бывает, когда гранату в первый раз бросают? Чеку вырвет, а бросить не может, рука со страху не разжимается.

— Это мне знакомо, приходилось видеть, — усмехнулся Сикорский. — Пока ты летаешь, я с войском тренировку проведу. Не с боевыми, конечно, зарядами, но что-нибудь придумаю.

— Хорошо, — рассеянно ответил Артем. В этот момент он думал о том, чтобы попросить у Леонтьева еще одну рацию, для Ани. Но потом отбросил эту мысль — не хватало, чтобы их разговоры слушали посторонние!

…От несчастных мамонтов остались одни лишь кости и внутренности, все мясо было начисто срезано и унесено дикарями. А когда дельтаплан приблизился к сгоревшей заставе, Бестужев не поверил своим глазам. Распадок был пуст, только валялись повсюду изуродованные тела питекантропов. Вниз по ручью уйти дикари не могли, там они обязательно попались бы ему навстречу. Обратно, насколько знал Артем, ходу им тоже не было. Оставалось одно — они ушли через горы. Круто заложив вправо, он пересек распадок, поднялся выше сопок и направил машину вдоль хребта, внимательно осматривая склоны в поисках любого движущегося объекта. Это занятие настолько заняло Артема, что он даже не заметил, как дельтаплан налетел на «границу», и все перевернулось перед глазами.

Пропажа отыскалась в похожем на ущелье узком и крутом распадке, по которому тек еще один впадающий в Иньяри ручей. Дикари бежали вниз по нему, будто за ними гналась стая саблезубых тигров, и даже не обратили внимания на пролетевшую над головами машину. Казалось, они убегали от опасности, которая напугала их даже больше, чем падающие с неба бомбы. Все это было настолько странно, что Бестужев не стал возобновлять бомбардировку, а развернул машину и снова повел ее в сторону заставы — нужно было обнаружить причину такого поспешного бегства. Питекантропы сами по себе были смертельно опасны для населения района, но то, что выгнало их из туманной стены и гнало теперь по горам, могло оказаться еще страшнее.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru