Пользовательский поиск

Книга Особый район. Содержание - Глава 9 Нападение

Кол-во голосов: 0

— Ой! — Аня вдруг вскрикнула совсем по-детски, вскочила с кровати, прикрываясь подхваченным платьем, и выбежала из комнаты, шлепая босыми ногами.

— Я же тебя накормить обещала! — долетел ее голос из кухни. — Поставила кастрюлю на плиту… Слава богу, что огонь погас, а то бы все мясо сгорело.

Артем быстро, как по тревоге, оделся и вышел на кухню.

— Смотри, еще бы чуть-чуть…

Артем заглянул в кастрюлю с мясом и увидел, что давно уже остывшего бульона там осталось на донышке. Действительно, оставалось чуть-чуть.

— Ничего, — успокоил он девушку. — Зато мясо наверняка мягкое получилось.

— Ты подожди в комнате, я себя в порядок приведу, — попросила Аня. — Это недолго. А потом возьмем кастрюлю и пойдем к дяде Егору, он, наверное, уже вернулся. Там и поужинаем.

— Я лучше подожду тебя на улице, — сказал Артем. — Воздухом подышу.

— Хорошо. Я скоро.

Артем вышел из дома и усмехнулся, почувствовав на себе чьи-то любопытные взгляды. Людей на улице не было, значит, смотрели из окон. Вот уж, действительно, в селе все всё знают!

Аню долго ждать не пришлось. Через несколько минут она сбежала с крыльца, свежая и румяная.

Егор Афанасьевич действительно уже пришел, но в таком состоянии, что накормить его не было ни малейшей надежды. Кое-как умудрившись снять сапоги, он завалился на кровать прямо в одежде и теперь громко храпел, распространяя по комнате запах перегара.

— Ну, вот, — огорчилась Аня. — Опять… Ладно, пусть спит, а мы поужинаем, и ему оставим. Проснется — поест. Он с похмелья всегда кушает хорошо.

Они уже заканчивали ужин, когда пришел Незванов.

— А-а, голубки! — директор тоже был явно навеселе. — Приятного аппетита!

— Спасибо! — сдержанно ответил Бестужев, которому совсем не понравился тон Ивана Петровича.

— Ну ладно, ладно, не обижайся! — дружелюбно улыбнулся Незванов.

— Да я и не обижаюсь, — стараясь сохранить на лице равнодушное выражение, ответил Артем. — Как прошли переговоры?

— На высшем уровне! Только пить он ни хрена не умеет, хоть и миллионер…

— Может быть, покушаете с нами? — предложила Аня.

— Ну, уж нет! — Иван Петрович отрицательно помотал головой, потом приложил ребро ладони к горлу. — У меня закуска вот где стоит, а выпивка еще выше! Вот что, капитан, давай полетим завтра, а сейчас я спать… А ты?

— А я девушку провожу, — ответил Артем.

Аня ушла на кухню мыть посуду, а Незванов, наклонившись к Бестужеву, прошептал ему на ухо:

— Ты где ночевать будешь?

— Не знаю пока, — пожал плечами Артем.

— Молодец! — Незванов хлопнул его по плечу и громко сказал:

— Уважаю я тебя, капитан! Один ты на всем прииске передо мной не тянешься. Если бы ты знал, как все это надоело!

Артем не видел смысла в выяснении отношений на уровне: «Ты меня уважаешь?», поэтому молча вышел вслед за Аней. Когда они уже открыли входную дверь, из дома донесся голос директора:

— Вылетаем в семь часов, не опаздывай!

…Под утро, когда комнату ярко осветило вставшее солнце, Аня спросила:

— Можно, я провожу тебя к самолету?

— Конечно, — ответил Артем. — А почему ты спрашиваешь?

— Я хочу, чтобы нас увидел Роман.

— Какой еще Роман?

— Пройдисвит. Он давно ко мне пристает, не дает прохода. Зовет к себе жить. Но зачем он мне, когда на свете живешь ты? — и девушка прижалась к его плечу. — А когда он увидит тебя со мной, сразу отстанет. Тут у нас все про тебя знают, и то, как ты Хатагай-Хаю завоевал…

— Не переживай, — улыбнулся Артем. — Вот отвезу директора и через пару дней приеду на катере, заберу тебя с собой.

— Куда? — грустно посмотрела на него Аня.

— Как куда? — широко улыбнулся Артем. — Будешь жить со мной! Я не собираюсь с тобой расставаться. Да и что тебя здесь держит?

— Дети… — потупила глаза девушка.

— Какие еще дети? — опешил Бестужев.

— Мои ученики. Я ведь теперь единственная учительница в селе. Что же им, расти неграмотными? В чем они виноваты? Нет, Артем, я не могу никуда уехать.

Аня готова была расплакаться, но по ее плотно сжатым губам Артем понял, что решения она не изменит.

Глава 9

Нападение

Заказ на «орудия» для заставы передали умельцам с Хатагай-Хаи, уже имеющим опыт их изготовления, и те с усердием взялись за дело. Кроме того, Незванов поручил Портнову привести в порядок и удлинить вертолетную площадку рядом со старательским поселком, и через несколько дней Бестужев смог совершить у них посадку. К этому времени на заставе произошла смена личного состава, вернувшиеся в поселок пограничники рассказали о пережитом ужасе, и среди старателей резко поубавилось число добровольцев. Кое-кто, особенно бывшие сподвижники Хлуднева, стали ворчать, что «красноармейские» спихнули им самую опасную и тяжелую службу. Узнав про это, Артем был вынужден провести с ними довольно жесткую разъяснительную работу, и ропот притих.

Теперь все три населенных пункта закрытого района оказались соединены между собой линиями воздушного сообщения. Не мешало оборудовать посадочную площадку еще и в районе заставы, и Бестужев произвел рекогносцировочный полет над распадком в районе туманной стены. Подходящее место нашлось километрах в полутора ниже нее по левому берегу ручья — неширокая полоса пойменного луга, уже начавшая зарастать молодой изумрудной травой. Назавтра он прилетел снова и сбросил «пограничникам» несколько кос вместе с инструкцией по оборудованию взлетной полосы. И уже через два дня смог посадить аппарат на тщательно выкошенной площадке, с которой старатели добросовестно убрали камни и присыпали землей каждую ямку.

Потом тремя рейсами на катере вместе с новой сменой пограничников доставили в устье Иньяри «орудия» и боеприпасы. Перевезли на заставу, установили в укрепленных точках и два дня под руководством Соломатина, стыдливо прячущего глаза от Артема, пристреливали свою артиллерию холостыми зарядами. Для каждой из огневых точек был определен свой сектор обстрела, и по результатам тренировочной стрельбы Бестужев убедился, что в случае нападения застава сможет держать под перекрестным огнем весь распадок. Приказав пограничникам вести круглосуточное наблюдение за стеной, для чего выставлять на дежурство по три человека в каждую смену, Артем улетел на прииск, где его с нетерпением дожидался Альберт Генрихович Мюллер.

За всеми этими повседневными, но не терпящими отлагательства делами не то что забылась, но постоянно откладывалась главная задача, ради которой был построен «красный самолет» — разведка границ закрытого района и поиск предполагаемого выхода из него. У теряющего с каждым днем терпение Мюллера глаза горели таким фанатическим огнем, что никому даже в голову не приходило оспаривать его право на участие в разведывательных полетах. И вот наконец он дождался своего часа.

Еще до вылета Артем снял для себя и тщательно изучил копию карты с нанесенными Незвановым, по данным прошлогодней пешей разведки, примерными границами района. Очертания его представляли собой почти правильный овал, и если это на самом деле было так, то протяженность границы не должна была превышать двухсот пятидесяти — трехсот километров. Но, учитывая сложность рельефа, придется пролететь гораздо большее расстояние, потому что вряд ли удастся с первого раза рассмотреть каждый мелкий распадок и каждое подозрительное место.

Вылетели в семь часов утра. Солнце к этому времени поднялось уже довольно высоко, и в небе не было ни одного облачка. Аппарат плавно скользил в восходящем потоке воздуха, поднимаясь все выше над рекой. Только когда стало ощутимо холоднее, Артем выровнял машину, направив ее параллельно земле. Еще с первого испытательного полета он хорошо запомнил то место, где его развернуло обратно, и определил его точкой начала разведывательного маршрута. На этот раз он не стал, как баран, таранить невидимую границу, прекрасно понимая всю бессмысленность этого занятия. Вместо этого повернул аппарат на запад и повел его по часовой стрелке вдоль границы.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru