Пользовательский поиск

Книга Легенда об Иных Мирах. Содержание - Баранова Наталья Валерьевна Легенда об Иных Мирах

Кол-во голосов: 0

Баранова Наталья Валерьевна

Легенда об Иных Мирах

За окном падал дождь. Мелкий, моросящий, принесший с собой холод, знобящую сырость и обманчивый всепоглощающий покой. Тусклый, единственный на всю округу, мерно, словно по обязанности цедящий желтоватый свет, фонарь подрагивал под порывами ледяного ветра. Его света только и хватало, что б выхватить из серо — чёрной мешанины сумрачной мглы угол дома, рытвины и ухабы на месте некогда мощёного мрамором двора, и опаленные пожаром чёрные ветви близко расположенных деревьев, что, никогда более не укроют дом ласковой тенью пушистых крон.

— Невесёлая погодка, — мягким, сглаженным, без шероховатостей и углов и совершенно не запоминающимся голосом тихо проговорил вельможа, отпуская из рук портьеру богато и искусно украшенную золотым шитьём. Он обернулся. — Я знаю, что ты здесь, Илант, и жду ответа.

— Погодка действительно невесёлая, — ответил хрипловато — простуженный, но довольно громкий голос с нотками недовольства, — и новости ей подстать.

Вельможа некоторое время постоял, чуть заметная улыбка покинула холёное, спокойное и юное лицо, отчего-то казавшееся неестественно юным. Белая рука со щедро нанизанными на длинные пальцы кольцами, дрогнув, сделала неопределённый жест, ничего не выражающий, не резкий и не медленный.

— Энкеле Корхида куролесит? — спросил вельможа, презрительно сложив губы, — ты об этом хотел сказать, Илант?

Фигура молодого человека несколько выдвинулась из тени, и более не казалась лишь темным силуэтом, а вельможа отметил упрямо сжатые губы, усталые глаза и нервное напряжение прорывающееся сквозь нарочитое спокойствие.

— Я хотел бы его убить, — произнёс юноша, понизив голос. Мужчина пожал плечами и, подойдя к стоявшему возле камина креслу, медленно опустился в него, тщательно расправив складки искусно украшенных вышивкой одежд.

— Знаю, — прошелестел мягкий и казавшийся, почти что, ласковым, голос, — но ещё не время, мальчик мой, я не могу позволить тебе этого.

Молодой человек недовольно фыркнул.

— А когда будет время? — спросил он, теребя в руках хлыст, — Когда он изведёт в этом мире всех, так, господин Да-Деган?

— Успокойся, — проговорил мужчина, едва заметно повышая голос, — и убери плеть, а то мне кажется, что ты желаешь опустить её на мои плечи. Лучше успокойся, сядь и подумай. Ну, уничтожишь ты Энкеле Корхиду, и что изменится? Ты уверен, что не появится новый временщик, от которого всем только хуже станет? — Вельможа устало вздохнул и полуприкрыв глаза откинул голову на спинку кресла. — Я не знаю что делать, Илант, — добавил он чуть слышно, — я ещё не разобрался во всей паутине; её плели гораздо дольше, чем те четыре года, которые я провёл в форте Файми. Её не распутать вмиг. А Энкеле Корхида, думаю, и он её плёл, доказать, конечно, ничего не могу, но только чувствую, что трогать его очень опасно. Поэтому и запрещаю. Пока запрещаю.

Молодой человек недовольно сверкнул глазами, но более ничем своего недовольства не показал. Вельможа это заметил, длинные тонкие пальцы унизанные кольцами дрогнули и побарабанили по резному дереву подлокотника.

— Ладно, — с этим всё, — проговорил мужчина и следом спросил, — Гайдуни ещё не вернулся?

Молодой человек отрицательно покачал головой.

— Жаль, — коротко заметил вельможа, разглядывая удлинённые розовые ногти, — а охранник, которого я несколько дней назад послал Ордо, прижился?

Илант коротко кивнул.

— Прижился, — ответил он, — что странно. Аторис Ордо не доверяет посторонним.

Да-Деган слегка покачал головой и, пожав плечами, кивком указал юноше на кресло рядом.

— Садись, — предложил он, — и давай поговорим без церемоний.

Молодой человек нехотя вышел из тени. Тёмный плащ, наброшенный на плечи, пропитался водой, тёмные, обычно чуть вьющиеся, волосы тоже набрали влаги, и оттого лежали прямо и прилизанно.

— Да ты промок, — удивился вельможа, — опять бродил по ночному городу. Тебе, что мало приключений? Смотри, догуляешься.

Губы юноши сложились в злую усмешку.

— Не догуляюсь. — заметил, упрямо выставив подбородок, — И если Вам Энкеле Корхида нужен живым, молитесь, чтобы он со мной не встретился.

— И с твоею ватажкою, — бросил Да-Деган иронично и зло, — кстати, неужели ты до сих пор думаешь, будто я не знаю где тебя носит? Или ты думаешь, что меня легко обмануть? А, может быть, тебе кажется, что Да-Деган старый олух, что, выжив из ума, поманил тебя пустыми обещаниями, а потом отрёкся от своих слов и живет, как и все, лишь на своё благо и во здравие?

— А разве не так? — спросил Илант, и вельможа вздохнул, увидев злобу полыхнувшую в глазах, зелёных как у дикой кошки. — Всем известно, что Да-Деган Раттера мот, картёжник и ...

— Подлец? — тихо обронил мужчина, — Не буду спорить. Но, если ты думаешь, как и все, то... Я тебя не держу. Двери этого дома всегда открыты. И ты не нищий и полуголодный мальчишка, которого я с трудом отыскал год назад. У тебя есть деньги, пусть не много, но свои, своя голова и свои планы. Иди, а я посмотрю, что ты сумеешь сделать за год.

Илант вдруг, внезапно смутился, глаза потухли и, опустившись в кресло, он уронил голову в ладони.

— Я так больше не могу. — пробормотал он, потеряв уверенность, — Не могу лгать, казаться равнодушным, терпеть насмешки толпы, которая знает только то, что я служу подлецу. Порой встречаться с Корхидой и с Ордо, быть с ними вежливым и любезным, а я... Вы же знаете как я их, обоих ненавижу!

Да-Деган молча встал, медленно прошёлся по комнате из угла в угол.

— Это нервы, — заметил тихим голосом, — это ночи без сна, злоба и ненависть, что обуревают твою душу. Плюс бешеный темперамент и юношеский максимализм. Если хочешь, я могу помочь тебе добраться до Ирдала. Там ты не встретишь ни Корхиду, ни Ордо.

— Нет, — твёрдо ответил юноша, упрямо мотнув головой, — на это я не согласен. Вы обещали мне месть. И я буду мстить. Мне безразлично, поможете ли Вы в этом мне или нет. Я буду мстить, иначе я сойду с ума.

Вельможа неопределённо пожал плечами, подойдя к графину, налил воды в высокий широкогорлый бокал, передал его Иланту.

— Выпей, — приказал он, — и, успокоившись, хорошенько обдумай всё, что ты мне сейчас сказал. Я от своих слов и обещаний не отказываюсь. Но спешить тебе не советую. Спешка нужна при ловле блох, а в таких вещах, как месть, нельзя торопиться.

Да-Деган отошёл к окну. Светало, но дождь так и падал, словно задумав пришить небо к земле, стучал в стекло, барабанил каплями по лужам. Из-за туманной изморози тусклый свет фонаря казался ещё тусклее, чем был на самом деле, и на белесой пелене, ветви деревьев казались гигантской чёрной паутиной. Да-Деган недовольно поморщился. Он не любил дожди, такие серые, плотные и затяжные, из-за которых о солнце, щедро поливавшем город золотым лучистым теплом, можно было забыть. По меньшей мере, на месяц.

«Сумасшедший день, — мелькнула мысль, — и свихнувшийся мир. Пора убираться отсюда подальше. Повыше облаков, поближе к солнцу. На Форэтмэ. Или прочь с этой безумной планеты». Он бросил жалостливый, полный сочувствия взгляд на Иланта, надеясь, что тот его не увидит, и тихо вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

По дому гуляли сквозняки, от зноя, царившего ещё вчера, не осталось ничего кроме воспоминаний. Холод же, пришедший сразу вслед жаре, казался космическим. Он пронизывал до костей, пробираясь под складки лёгкого, невесомого шёлка, блестящего как оперение Жар-птицы. Но, даже, пробираясь через фрагменты мозаики разложенные на полу, вельможа не чувствовал неудовольствия от отсутствия комфорта и уюта.

«Отстрою, — пришла мысль, — и злитесь сколь угодно долго, господин Энкеле Корхида. Дом Ареттара я не позволю держать в руинах. Конечно, Вас злит, что кто-то за это взялся. Пусть, злитесь сколь Вам угодно. Вы сожгли этот дом, вы, единственный, знали что делали, когда в пьяном угаре бросили факел на сухое дерево. И даже те, кто были с вами, пытались вас остановить. Что ж, отстрою. И будет дом, как был. И, даже, ещё краше. А тогда посмотрим, удастся ли вам и всё остальное, то, что Вы вершите».

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru