Пользовательский поиск

Книга Абсолютное программирование. Содержание - Глава 7. Абсолютное программирование. Прикладной курс

Кол-во голосов: 0

– И все-таки, почему гибнет человечество? Раз это ошибка, то чья? – я не собирался оставлять свой вопрос без ответа. Назвался, как говорится, Богом – полезай на небо.

Саваоф помолчал. Видимо, очень не хотелось ему отвечать на прямой вопрос. Однако из его последующих слов я понял, что сильно ошибся в оценках.

– Вы напрасно решили, Илья Евгеньевич, что я испытываю какой-то комплекс вины в связи с грядущей гибелью вашей цивилизации. Ничего подобного. Это для вас человечество со всей его многовековой историей, культурой, географией, радостями и страданиями – нечто огромное, непостижимое разуму индивида. Это для вас его гибель – катастрофа. Для меня же это всего лишь неудачный результат эксперимента, который, как вы знаете, тоже результат. Чтоб вам до конца понять: умирает подопытный кролик. При этом в соседних клетках плодятся и размножаются сотни других здоровых и веселых кроликов. И соображения мои по поводу смерти несчастного не окрашены никакими эмоциями, а напротив, вполне прагматические. Просто этот экземпляр наряду с другими важен для судьбы всего эксперимента в целом, и его преждевременная смерть негативно повлияет на конечную точность результатов исследований.

– А ведь вы мне лапшу вешаете, Боже. Если вам настолько наплевать на землян, вряд ли бы я тут у вас торчал. Похоронили бы мое бренное нереплицированное тело, и конец. Так что, то ли кролик у вас единственный, то ли опыт вы на нем проводили, который повторить не можете, то ли времени у вас нет на его повторение. Давайте-ка начистоту, уважаемый Саваоф Ильич, и с самого начала, а то ничего у нас с вами не получится. Припекло вам, правда?

– Перестаньте хамить, Илья Евгеньевич. Я не обязан перед вами отчитываться – слишком на разных уровнях понимания ситуации мы находимся. Да, аналогия с кроликом не совсем точна. Гибель земной цивилизации, действительно, существенно скажется на ходе событий во Вселенной. Но это отнюдь не означает, что вы лично представляете собой какую-то особую ценность. Достойный кандидат на ваше место появляется на Земле практически ежедневно. А уничтожить реплику, которую я сам и создал, для меня не составляет никакого труда. Так что в любой день в оставшиеся десять лет вы можете быть заменены более воспитанной особью гомо сапиенс.

Я не собирался капитулировать. В конце концов, возникшая перепалка задевала честь мою лично и моей цивилизации в целом. За цивилизацию особенно обидно.

– Тогда, любезный Саваоф Ильич, позаботьтесь о скорейшей замене. Учтите, десять лет – не так много по сравнению с теми миллиардами, которые вы уже потратили на свой эксперимент. Чем позже вы подберете дублера, тем меньше вероятность, что ваши с ним действия приведут к желаемому результату. А тогда каюк. Интересно, вас что, из вашего райского НИИ выгонят? И потом, где гарантия, что следующая особь не окажется еще более строптивой, чем я? Решайте, милейший: либо вы работаете со мной на равных, либо вы не работаете со мной вообще. Умирать мне не привыкать. Считаю до трех. Раз.

Экспромт получился великолепный. Давненько я так не веселился. Припереть кого-нибудь к стенке – любимое, по Фрейду, дело каждого разумного существа. А я припер к стенке не просто кого-нибудь, а самого Бога.

Я встал и направился к двери. Не той, которая вела в коридор, а той, за которой ждала пустота. Задрожали язычки пламени свечей.

– Два.

Не дав себе времени испугаться, я распахнул дверь. Снежинки, подхваченные потоком вырвавшегося на свободу воздуха, понеслись во тьму. Наверное, я представлял собой прекрасное зрелище, одухотворенный, с развевающимися волосами, стоящий спиной к краю бездны. Пора говорить «три».

Глава 7.

Абсолютное программирование. Прикладной курс

– Стойте!

Было видно, как Саваоф Ильич не на шутку перепуган. Он сидел в напряженной позе, подавшись вперед, и протягивал ко мне руку с растопыренными пальцами. И еще виделось, как он стар и немощен. Пальцы дрожали.

Эта краткая сцена сказала мне слишком много – гораздо больше, чем весь предыдущий разговор об отвлеченных истинах. В моей помощи нуждался не всемогущий Бог, а усталый старик, обнаруживший, что близко к краху дело всей его жизни. Богатство, накопленное по крупицам, ценой голода и лишений, обращается в прах, и нет наследников, достойных взять его из непослушных рук и понести дальше, укрепляя и преумножая. Мне стало стыдно.

Я, как и давеча, прикрыл дверь и вернулся к столу.

– Прошу прощения за мою глупость, Саваоф Ильич.

Старик отдышался. Бледность потихоньку сменилась слабым старческим румянцем.

– Это вы меня извините, Илья Евгеньевич, – наконец, заговорил он все еще слабым голосом. – Я действительно повел себя с вами неправильно. Надеялся, что удастся обойтись минимумом сведений. Посудите сами, ведь если я раскрою вам нечто важное, до чего еще не дозрела ваша наука, а вы потом там, на Земле, проболтаетесь – ведь последствием все равно станет утрата целостности информационного континуума.

– Информационного континуума?

– Да-да, именно так. Гибель земной цивилизации приводит к необратимой утрате его целостности. Я вычислил это слишком поздно. Полная неожиданность, знаете ли. Ведь есть же множество других цивилизаций, куда более мощных во всех отношениях, чем ваша. Некоторые уже осваивают свои галактики, недалеко и до межгалактических перелетов. А вот поди ж ты, погибни любая из них – и оказалось бы не так страшно, как с вашей. Да что я говорю, они и погибнуть-то не могут, нет во Вселенной таких процессов, способных погубить столь развитые популяции. А вы засиделись на своей планетке, для вас смертельна обычная глобальная катастрофа. И кто бы мог подумать, что вы являетесь существенным элементом информационного континуума!

– А что это такое – этот самый континуум, Саваоф Ильич?

– Ну, раз уж придется выкладывать вам все начистоту, не желаете ли прежде пообедать? А то я с вашими фокусами так разволновался, никак не могу успокоиться.

– Спасибо, неплохо бы. А где тут у вас, извините, места общественного пользования? Уж больно впечатляет то, что там у вас за дверью. Вы мне про эту пустоту, кстати, тоже расскажете?

– Ах, простите, я не учел особенностей вашего организма. Вам, наверное, придется дойти до своей квартиры. А я пока тут все приготовлю.

Я потратил на путешествие до туалета и обратно минут пять, не больше, – не потому, что сильно приспичило, а просто хотелось поскорее продолжить разговор. Почти бежал по скрипучему коридору мимо запертых дверей и черных заснеженных окон. Огни свечей трепетали за моей спиной в завихрениях взбудораженного застойного воздуха. Уже на полдороге обратно пожалел, что не выглянул в окно – посмотреть, изменилось ли что-нибудь в реплицированной Москве.

Все-таки Саваоф вряд ли на самом деле тот немощный старик, которым прикидывается. Либо где-то скрывается его тайный помощник. Так или иначе, но за краткое время моего отсутствия в библиотеке оказался сервирован скромный, но вполне достойный обед. Помня о способности Саваофа читать мысли, я не удивился, обнаружив свои любимые блюда. Желудок просто взвыл при виде тоненько порезанной колбаски, наструганных помидорчиков-огурчиков с лучком под растительным маслицем, жирных маслин в пиалушке, нежнейшего супа-пюре, приправленного мелко порезанной зеленью, жареной картошечки с киевскими котлетками и фруктового салата на десерт. Не хватало только вина, но стояли высокие стаканы с томатным соком, что тоже очень неплохо. Завидя мой энтузиазм, Саваоф сделал приглашающий жест, и я без дополнительных уговоров с жаром приступил к реализации преимуществ материальной реплики над квазиматериальной. Бог, сидя напротив, вежливо ковырялся в своей тарелке. Было заметно, что делает он это исключительно ради компании. Однако пока дело не дошло до кофе, он меня не тревожил.

– Информационный континуум, – начал он без какого-либо вступления, прихлебывая из микроскопической чашечки густой черный напиток, – это, друг мой, то самое единое начало всех начал, которое ищут ученые и вашей цивилизации, и всех других тоже. Кто-то продвинулся дальше и нашел на своем пути истины, позволившие перемещаться в пространстве на десятки и сотни тысяч световых лет. Другие пока проходят уровень вашего Ньютона и осваивают паровой двигатель. Ваша цивилизация добралась до элементарных частиц, теорий Великого объединения и Большого взрыва, что, будучи в общем-то тупиковой ветвью, все-таки позволяет вам в какой-то мере обеспечивать себя энергией и даже осваивать околопланетное пространство. Другое дело, что это не позволит вам выжить. Ну да сейчас не об этом, а об информационном континууме. Обопремся на ваше эклектическое знание предмета. Вам известно, что время – это понятие, введенное еще на заре вашей цивилизации для описания такого явления, как причинно – следственные связи в окружающем вас мире. Вы также знаете, что время каким-то образом связано с явлением гравитации. То ли гравитация замедляет время, то ли гравитация и время – сущности одного порядка, имеющие свойство превращаться друг в друга на манер, скажем, потенциальной и кинетической энергии. Наконец, вы знаете, что гравитация – неотъемлемое свойство вещества. Сказанное мной только что – это вариант одного из тысяч возможных умозаключений, приведших вас к идее единства всех сущностей во Вселенной. Ваше рациональное мышление – наука – сформулировало задачу поиска единой сущности несколько десятилетий назад. Ваше иррациональное мышление – интуиция – занимается ее поиском несколько тысячелетий, с тех пор, как появились первые иерархические, а затем и монобожеские религии. Сейчас я вам раскрою тайну, над которой бьются ваши лучшие умы. Правда, вы мало что поймете. Слушайте же, однако. И вещество, и время, и пустое пространство, вакуум по-вашему, и всяческие взаимодействия, а также то, что вы называете вашим разумом со всеми его атрибутами – познанием, социумом, абстракцией, логикой и так далее – все это формы, в которых для вас, представителей цивилизаций материальной Вселенной, проявляется единая сущность Вселенной истинной. Вот эту-то истинную Вселенную я, просто чтобы вам было чем оперировать взамен понимания, и назвал только что информационным континуумом. В рамках этого термина находятся и ваша наука, и ваша вера. Кстати, ваша наука, совершенствуя свои исследовательские средства, в последнее время выходит за пределы изначально отведенного вашей природой диапазона восприятий информационного континуума и начинает сталкиваться с ним непосредственно. Яркий пример – уже упоминавшийся здесь принцип неопределенности Гейзенберга, влияние факта получения информации о материальном объекте на поведение самого объекта. Ваша же вера, пытаясь дать объяснение необъяснимой рациональности окружающего мира, постулирует наличие некоего высшего разума, именуемого Богом. Только, к сожалению, ваша вера далека от осознания того факта, что этот разум не есть нечто внешнее, управляющее миром, а он сам по себе и есть этот самый мир. Информационный континуум.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru