Пользовательский поиск

Книга Абсолютное программирование. Содержание - Глава 3. Не переделанная Крыша, какой я ее запомню

Кол-во голосов: 0

– Я собираюсь переделать Крышу, – не отводя взгляда от огня, наконец, произнес он небрежным, а точнее, развязным тоном.

Я ждал, брезгливо разглядывая пахучее содержимое стакана. Хотя по всему выходило, что сейчас моя очередь говорить. Во-первых, я должен поинтересоваться, о какой крыше идет речь – о нашей фирме, с большой буквы, или о высококлассном офисе, в который мы превратили некогда захолустный мансардный этаж и полкорпуса почившего в бозе оборонного предприятия. Во-вторых, я должен спросить, почему это вдруг Виталий употребил личное местоимение первого лица в единственном числе, ведь как-никак я такой же владелец фирмы, как и он. В-третьих, следует спросить, что означает слово «переделать».

Я ждал, потому что тон, которым Виталий произнес свою ключевую фразу, плюс его наглая поза, плюс мое знание его характера, плюс мои давние и сегодняшние предчувствия, плюс разные косвенные обстоятельства… Короче, мне не требовались никакие дополнительные пояснения. Я знал, что он хочет сказать, еще до того, как он открыл рот. Более того, стало как-то легче, словно разрядилось давно копившееся напряжение. Я вдруг понял, что ждал этого момента истины уже давно. Даже мечтал о нем втайне от себя. Бросить все, и в первую очередь эту ежедневную, сушащую мозги деловую текучку, заняться всласть своей собственной темой. Но сначала мотануть к какому-нибудь океану, недельки на две, бессмысленно поваляться вверх пузом. Или просто в кино сходить, наконец, как в детстве. Я в кино лет пятнадцать не ходил. Сейчас кинотеатры так переоборудовали – закачаешься, это тебе не видешник крутить. А уж потом – за компьютер. Денег, слава Богу, хватит. Либо до конца жизни, либо до конца света, смотря что раньше наступит. Я холостяк, без вредных привычек, не расточительный. Раз в неделю, по субботам, с утра, когда народу мало, буду ездить в «Рамстор», запасаться продуктами. Прогулки опять же каждое утро, моцион, так сказать. А все остальное время – за компьютером. Господи, какое это счастье!

– Я собираюсь переделать Крышу, – повторил Виталий, не дождавшись моей реакции.

Глава 3.

Не переделанная Крыша, какой я ее запомню

Я с сожалением прервал поток грез. Следовало доиграть сцену.

– Мы же только полгода как отремонтировались, кучу денег вбухали. Народу нравится, – что еще надо?

– Ты не понял, – чувствовалось, что Виталий доволен предсказуемостью моей реакции. – Я хочу переделать фирму. Сменить профиль. Уйти в другой бизнес. Теперь понятно?

– А-а-а, вот ты про что, – я добавил в голос немного холодка. – Это интересно, особенно в свете предыдущего разговора. И во что же ты хочешь превратить Крышу – в дискуссионный клуб? И потом, что значит это твое «я»? А я?

– Извини, Илюха, я неудачно выразился, – голос Виталия мгновенно потерял развязность. – Я хотел сказать, что у меня есть предложение переделать Крышу. Ты же знаешь, последние месяцы дела идут уже не так здорово, как раньше. Клиентура поумнела, конкуренция растет. Период дикого рынка закончился. Сейчас даже в самой дохлой банде своя информационная служба такая, что наша Крыша им на дух не нужна. Я не говорю уже о банках и биржевиках, а ведь они составляют наш основной доход. Пока на делах фирмы ситуация отражается не очень заметно, но я уверен, что если мы сейчас ничего не предпримем, через год что-либо делать будет поздно, а через два – Крыши не станет. И нас вместе с ней. Ты не знаешь людей, от которых мы зависим, а я знаю.

– Я понял, понял. Согласен. Так какие же у тебя идеи насчет нового профиля? Выкладывай, я готов обсуждать.

Я действительно приготовился обсуждать. Разом забыл все свои мечты о покое и воле. На горизонте появилась проблема, – и привычно включились рабочие механизмы. Все равно как старая лошадь, почувствовав на шее хомут, начинает перебирать ногами.

Виталий, словно это не он только что мне хамил, с жаром начал излагать свою концепцию. С одной стороны, он нес полный бред. С другой, если принять во внимание предыдущий бред, получалось, что мы в будущем сможем в финансовом смысле стать тем, чем сейчас является Гейтс с его Майкрософтом.

По его выходило, что надо качать деньги из интеллектуального потенциала России. Не ждать, пока человечество, столкнувшись с очередной проблемой, обратится к России, типа, а ну-ка, мать, поднапрягись, выдай-ка решение. А наоборот, с помощью того же потенциала прогнозировать или моделировать проблему, затем формулировать ее решение. И если раньше для этого не имелось никакой технической возможности, то теперь, с повсеместным распространением Интернета, такая возможность появилась. С помощью Интернета, дескать, можно собирать, обрабатывать, систематизировать и анализировать осознанные и, самое главное, неосознанные желания, мнения и движения душ миллионов людей. Незаметно для населения ставить социальные эксперименты. И, наконец, создать распределенный интеллект, или использовать его, если он уже образовался в Сети сам по себе. Распределенный интеллект позволит нам решать силами сетевого сообщества интеллектуальные задачи, причем каждый в отдельности пользователь Интернет, включаясь, работая в сети, получая доступ к серверам, выключаясь, даже не будет подозревать, что он участвует в решении каких-то посторонних задач. Само собой, в качестве базы для проведения работ надо использовать именно русскую часть Интернета, так как мы выяснили раньше, что именно в России сосредоточен интеллектуальный ресурс человечества. Включение в базу иноязычных членов сетевого сообщества не даст ничего, кроме статистического шума. И так далее в том же духе.

Слушая Виталия, я обдумывал странную ситуацию, в которой оказался. Если в начале разговора я чуть ли не радостно удивлялся, насколько близки его идеи моим, то теперь, когда он практически цитировал мои записки, хранящиеся в зашифрованном виде на моем домашнем компьютере, я ломал голову, что все это значит. Чудес на свете не бывает. Значит, мои записки он действительно читал. Как – вопрос второй. Ну, допустим, вмурована в потолок, или еще как-нибудь спрятана видеокамера, которая отслеживает все мои манипуляции при входе в систему, в том числе ввод паролей с клавиатуры. Или, еще проще, в саму клавиатуру встроен жучок. Ты давно разбирал свою клавиатуру, дружок? Короче, способов миллион. Проникнуть в квартиру тоже не проблема. Думаю, что всегда сопровождавшие Виталия слухи о его не только дружеских связях с комитетскими ребятами, не так уж далеки от истины. А комитетские ребята умеют проникать в квартиры. Все это – несложная техника. Скорее всего, он сам даже не лазил ко мне, ему просто принесли расшифрованные материалы. Важно другое: зачем он устроил весь сегодняшний спектакль? Таблетками кормил, о вечных истинах философствовал. Неужели нельзя просто сказать: так и так, Илюха, извини, я тут поковырялся в твоих записках, есть такое-то мнение. Ты молодец, зря скрывал такие замечательные идеи. Или не травить мне душу, просто помалкивать. Нет, помалкивать он не мог, раз захотел положить мои идеи в основу новой Крыши. Ну так сказал бы открыто, блин. А раз не сказал, значит, играет в какую-то игру. А что делать мне? Спросить в лоб? Тоже включиться в игру, обсуждать с Виталием мои идеи, как будто они исходят от него?

Виталий между тем завершал изложение своих – моих идей экономическим обоснованием. Затраты, по его мнению, минимальны – вся необходимая техника, персонал, материальные и финансовые ресурсы у нас в наличии. Потерь от свертывания старого бизнеса не предвидится – отпочкуем дочернюю фирму во главе, допустим, с тем же Гельфандом, пусть дотянет до конца действующие договоры, а потом схлопнется. Минимальный объем заказов на первое время уже имеется, Виталий с кем надо переговорил. Потом, когда мы монополизируем распределенный интеллект, жирные коты поползут к нам на четвереньках, подталкивая мохнатыми лбами тележки со своими грязными баксами. Да что там коты! Государства будут стоять в очереди за советом новоявленного оракула! Ибо в двадцать первом веке информация станет главным средством производства, а интеллект – главной производительной силой.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru