Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 129. МУДРЕЦ-ИМПЕРАТОР ДЖОРА’Х

Кол-во голосов: 0

Идрисс и Алекса, стоя на расчищенном участке леса, наблюдали, как жадное пламя облизывает ветку за веткой, распространяясь со скоростью эпидемии. Они не сводили глаз с мощных, запутанных извилин грибного города, пока огонь превращал в черную корку его оболочку. Изнутри доносились мольбы и вопли, и было ясно, что никто не спасся…

Гидроги возвращались вновь и вновь, и фаэрос продолжали изводить их. Когда зловещий боевой шар подошел совсем близко, Рейнальд гордо поднял голову и уставился на него, сжав кулаки, как будто его праведный гнев мог заставить врага повернуть обратно.

Но прежде, чем боевой шар испустил еще один залп разрушающей энергии, на него пушечным ядром свалился единственный фаэрос. Гидрог отреагировал ливнем холодного пара, швырнув его в слепящий глаза эллипсоид, остановив его на полпути. Невиданные враги поднялись, схватившись в битве, и пошли по кругу, обмениваясь сгустками огня и ледяными вихрями до самозабвения.

Рейнальд чувствовал, как воздух колеблется от их смертельной дуэли. Враги сошлись, неразрывно связанные смертельным объятием.

Затем, сцепившиеся фаэрос и гидрог рухнули в густую листву, но прямо на их пути оказались Рейнальд и зеленый священник.

Рейнальд с криком попытался убраться с дороги, но расколовшиеся корабли свалились в крону, с хрустом ломая ветки.

Рейнальд едва успел выпрямиться и закрыть глаза, прежде чем рычащее пламя и шипящая ледяная волна поглотили его и все деревья вокруг, оставляя после себя абсолютную пустоту.

* * *

Прошло более часа с момента нападения гидрогов, когда фаэрос успешно прогнали алмазные боевые шары. Те корабли гидрогов, что не остались валяться разбитыми в лесу, отступили в космос.

Люди, выжившие на Тероке, глядели в дымные небеса на то, как фаэрос уходили также, не попрощавшись. Они прогнали гидрогов, но оставили после себя множество пожаров во Вселенском Лесу.

Война теперь стала еще страшнее.

129. МУДРЕЦ-ИМПЕРАТОР ДЖОРА’Х

Придворные барабанщики били в барабаны, громыхавшие, как утробный рокот грозы. Другие музыканты играли на странных инструментах траурную мелодию, в которой соединялись скорбь по Мудрецу-Императору Цирок’ху и радость от восшествия на престол Первого Наследника Джора’ха. Самые талантливые илдиранские певцы тянули что-то печальное высокими пронзительными голосами, бередя сердца слушателей.

С глубочайшей болью в душе Джора’х сделал еще один шаг вперед. Прошлое окружило его, полное воспоминаний и потерянных возможностей… и будущее пыталось затянуть его в свое ненасытное брюхо, его, так и не нашедшего ответов на свои вопросы.

Через несколько минут завершится церемония и закончатся для Джора’ха дни романтики и секса. Но его стремление вновь увидеть. Ниру не так легко обрезать, даже серебристым лезвием медицинского ножа. Любопытно, влюблялся ли кто-то из Мудрецов-Императоров до него? Он клятвенно обещал себе, что ничего не изменится. Ничего.

Джора’х все так же стремился на Добро, чтобы спасти Ниру – но он не мог, конечно, оставить Империю в таком хаосе, в отчаянии ожидающей, когда вернется ее правитель. Он обязан сделать это в первую очередь.

Но потом…

Дюжие телохранители сопровождали его в медленном шествии перед всеми присутствующими на церемонии. Стук барабанов усилился, гулко отдаваясь шумом крови в ушах. Блазеры в форме факелов испускали разноцветные лучи, игравшие в хрустале стен, мерцавшие сквозь цветные панели.

Джора’х поднялся на возвышение под зевом Небесной сферы, полной птиц, растений и цветов. Над головой в огромном столпе света висело белое облако, теперь уже без голографического изображения, потому как благосклонный лик Цирок’ха не мог больше глядеть вниз на просителей в приемном зале.

Скоро собственные черты Мудреца-Императора Джора’ха будут смотреть оттуда на Илдиранскую Империю.

На дальнем конце возвышения стоял одинокий священник. Три медика стояли сплоченно вокруг хрустального кресла. На них были безупречно белые с серебром одежды. На столе были разложены их драгоценные инструменты. Свет играл на острых, как бритва, лезвиях. Джора’х оглянулся на сверкающие ножи и, собравшись с духом, снова взглянул вперед, в лицо своему будущему.

Все мужчины в Илдиранской Империи обрезали волосы после смерти Мудреца-Императора, кроме Джора’ха; его длинные волосы теперь захлестывались вокруг тела, сильно оживившись от волнения. Все годы его правления волосы будут продолжать расти, и Джора’х, в конце концов, заплетет их в единственную длинную косу, как делал его отец.

Джора’х шагнул к платформе и остановился. Передернул плечами, пристально посмотрел на Небесную сферу. Солнечный свет наполнял звездным светом его сапфировые глаза, но он не мог видеть тизм, нити душ Светлого Источника. Но скоро он это увидит.

Он вынудил себя сделать спокойное лицо. Империя замерла в ожидании.

Окружавшие Джора’ха зрители не сводили с него глаз в благоговейной надежде. Илдира и все отдаленные колонии пребывали в хаосе. Его народ терялся в своей беззащитности в отсутствие телепатической сети, что связывала илдиран вместе. Все наместники, сыновья умершего Мудреца-Императора, устремились на Илдиру со своих отдаленных планет. Представители всех родов стекались в здания и собирались на площадях, ища успокоения. Вся нация была на грани иррациональной паники и замешательства. Скоро может наступить всеобщая апатия или полное безумие, быстро распространяясь по Империи, если Джора’х не займет место Мудреца-Императора.

Став правителем, Джора’х один мог вновь связать нити тизма. Не имело значения, насколько ему сейчас страшно, ждать было слишком рискованно. Даже если он из-за этого больше не увидит Ниру.

Джора’х поднял руки, и барабанный бой, пение и музыка смолкли. Он медленно повернулся, не произнося ни слова. Он пристально смотрел на кресло, которое казалось странно пустым без его тучного отца, возлежавшего в нем.

Ширина поддерживающего трона пугала Джора’ха – неужели он станет тюрьмой для него? Он решил, что не превратится в правителя-инвалида, как его отец. Традиция гласит, что ноги Мудреца-Императора никогда не должны касаться земли… но Мудрец-Император может менять традиции. Джора’х пообещал себе, что останется здоровым и деятельным и не погрязнет в почестях своего положения. Да, он намеревался сделать многое для своего народа.

Но все, что Джора’х понимает сейчас, может измениться в тот момент, когда, он станет средоточием тизма. Светлый Источник откроет ему истину.

Когда Джора’х заговорил, его голос прозвучал отчетливо и твердо. Толпа взволнованно вдохнула, с трепетом внимая ему.

– Империи нужен новый Мудрец-Император, – говорил Джора’х. – Тизм должен быть восстановлен; наш народ должен вновь объединиться. Мы пребывали в растерянности все эти дни, но теперь – довольно. Беря власть в свои руки, я стану вашей новой силой. Я увижу путь и поведу вас вперед в эти ужасные времена.

Он сбросил с себя одежды, как лепестки цветка раскинулось безукоризненное платье, и будущий правитель предстал нагим перед своим народом. Скоро он узнает о них все, их мысли, страхи, мечты. Он не чувствовал стыда, показываясь в таком виде, слишком значительной была эта церемония.

Вся Империя должна участвовать в этом. Первый Наследник обязан показать, что его семья сильна.

Его сын Тхор’х вернулся с восстановительных работ на Хириллке, он отправился домой, как только получил известие о смерти Мудреца-Императора.

Молодой человек оставался на пострадавшей в войне Хириллке достаточно долго, чтобы инициировать многие необходимые восстановительные и конструкторские проекты. Теперь Тхор’х останется здесь, во Дворце Призмы, где примет на себя обязанности Первого Наследника.

Джора’х приказал послать врачей, чтобы вывести Руса’ха из его глубокого суб-тизменного сна. У него было много братьев и много сыновей, но как Первый Наследник, так и Мудрец-Император, не мог легко расстаться ни с одним из них – даже с презренным Удру’хом, который похитил и столько лет мучил Ниру. Они все теперь занимали свои места, приняв на себя новые обязанности, передаваемые через их должности, как предписано илдиранским гражданам по закону.

135
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru