Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 118. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА’Х

Кол-во голосов: 0

И если он задержится здесь дольше, тогда все, чего он достиг, рухнет. Этого не должно случиться ни в коем случае.

– Я удаляюсь в личные покои, для размышлений, – сказал он всем присутствующим в зале. – Я отдал моему народу все, что было во мне, все силы и способности, и он был достоин такого дара. Илдиране вознаградили мои усилия грандиозными трудами. Всегда помните, что я высоко ценил все, что народ сделал в мою честь.

Он подал знак слугам, и те спешно подняли его вместе с хрустальным креслом и вынесли прочь из зала. Брон’н пошел следом, смиренный, но обеспокоенный словами Мудреца-Императора.

Когда правителя принесли в покои, он прогнал слуг, хотя они жалобно умоляли позволить массировать ему спину, ухаживать за длинной прекрасной косой, натирать душистым маслом его руки и ноги. Но Цирок’х настаивал:

– Оставьте меня, я хочу побыть один!

Брон’н, застывший у дверей, шевельнул длинной рукоятью меча, подкрепляя слова правителя. Слуги быстро удалились.

– Ты мой самый преданный слуга, Брон’н, – промолвил Мудрец-Император. – Жди снаружи. Закрой дверь и не впускай никого – кроме Джора’ха.

Брон’н шагнул за дверь.

– Мне нужно призвать Первого Наследника, повелитель? – обернулся он на пороге.

Мудрец-Император странно улыбнулся и покачал головой.

– Не нужно. Он придет сам.

Брон’н не задавал дальнейших вопросов, просто оставил Мудреца-Императора наедине с его решением. Джора’х, доведенный до отчаянья, вполне готов был украсть корабль и неблагоразумно помчаться спасать свою любовь на Добро, поэтому Цирок’х не колебался ни минуты.

Он открыл маленький тайник в хрустальном кресле и извлек оттуда пузырек с голубой жидкостью. Он приказал приготовить это зелье несколькими днями ранее. То была последняя услуга, которую могли ему оказать медики, гадая, что правитель собирается делать со смертельным ядом.

Врачи опасались, что он может умертвить беспамятного наместника Хириллки. Но Мудрец-Император, не отвечая на их расспросы, выхватил пузырек из рук одного из докторов. Позже он просто приказал Брон’ну обеспечить нейтрализацию врачей, таким образом, исключая последующие вопросы.

Сейчас правитель держал перед глазами пузырек, любуясь его прекрасным оттенком, бледно-красное освещение комнаты превращалось в пурпурное сквозь бирюзовую жидкость. А потом залпом выпил яд.

У Цирок’ха создалось впечатление, что он глотнул жаркого, ласкающего рот и горло огня. Закрыв глаза, Мудрец-Император улегся на мягкое ложе. Ядовитое вещество должно было подействовать быстро…

Он чувствовал разрушительные течения, охватившие его тело, поглощая нервные импульсы, контроль над мышцами, наконец, замещая страдание, причиняемое опухолью, холодной бесчувственностью. Затем смертельные потоки устремились вместе с его душою ввысь к спокойному сиянию Светлого Источника.

Джора’х скоро поймет свои обязанности – хочет он этого или нет, тизм будет неумолимо требовать подчинения.

У Мудреца-Императора не было другого пути убедить наследника. Когда он уйдет, разрушится паутина тизма, распадутся нити. Полотно мироздания начнет распускаться. Джора’х будет вынужден занять его место. Вынужден поступать правильно. Он уверен, его сын сделает правильный выбор. Он должен.

Длинная коса Цирок’ха дергалась и извивалась, словно задыхалась в предсмертной агонии. Цирок’х пытался приподнять веки, чтобы поймать напоследок проблеск света семи солнц, но Светлый Источник для него уже горел гораздо более ярко.

Конечности Мудреца-Императора подергивались под действием яда, но боль от внутренней опухоли постепенно исчезла в милосердном свинцовом окоченении. Казалось, что жизнь, взрастившая оккупантов его черепа, погибла первой. Хоть это утешало.

А свет разгорался все ярче в глубине его глаз, сияя, пробуждая дух солнца в его костях.

Мудрец-Император издал последний слабый вздох и умер с улыбкой на умиротворенном, словно бы ангельском лице.

118. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА’Х

Внезапная боль утраты настигла Джора’ха, когда он стоял у посадочной платформы на вершине одного из куполов Дворца, заканчивая последние приготовления к бегству.

Пользуясь привилегиями Первого Наследника, Джора’х тайно нанял надежного, старательного капитана, приобрел достаточно большой корабль и собрал случайный экипаж, чтобы как можно быстрее долететь до Добро. Его мучила мысль, что он оставил Ниру и обрек ее на страдания на многие годы. Мудрец-Император пытался помешать ему несколько дней, перекрыв все пути, но Джора’х уже не мог оставить свою затею, рациональные объяснения отца были уже не в счет.

Ему нужно было спасти Ниру… и попытаться удержать ее снова, Умоляя забыть, чему ее подвергли в угоду жестоким замыслам Мудреца-Императора. Джора’х должен был действовать быстро, прежде чем отец почувствует, что он собирается сделать.

Как только Первый Наследник заметил охранников, выходящих из лифта в дальнем конце мерцающей платформы, он сразу сообразил, чего они хотят от него. Связь через тизм подвела Джора’ха, и отец собирался опять помешать ему, но он поклялся, что не позволит Нире пропасть.

– Скорее! – крикнул он членам своего экипажа, что уже взбегали по трапу корабля, готового на взлет…

Как вдруг сердце рванулось из груди Джора’ха.

Он пошатнулся и вскрикнул. Боль и опустошенность пронзили его, словно удар молнии. Никогда в жизни Джора’х не чувствовал такой всеобъемлющей пустоты, гибельности, как лавина сотрясшей всей мощью своего падения самое сердце.

Скрученный болезненным оцепенением, Первый Наследник пошатнулся и еле удержался на ногах. Капитан корабля, как подкошенный, упал на колени. Все члены команды задыхались; некоторые упали на палубу и корчились в судорогах.

Вся илдиранская вселенная полетела кувырком.

Растерянный, отчаянный согласный вопль многих ртов донесся с балконов Дворца Призмы; паломники, служащие и придворные кричали, не в силах поверить в свершившееся. Охранники, марширующие к платформе, чтобы задержать наследника, вдруг свернули с пути.

Тизм разорвался. Запутанные нити душ, связывающие илдиранскую расу в одну громадную сеть, туго натянулись, истончились и… порвались. Связь со Светлым Источником исчезла.

– Нет! – кричал Джора’х, осознав вдруг, что произошло. – Мудрец-Император умер!

Спотыкаясь, шатающейся походкой он вернулся во Дворец Призмы. Длинные волосы корчились в сумбурном волнении вокруг головы. Джора’х ничего не замечал, ни о чем не думал, просто механически шел по направлению к личным покоям отца.

Безобразный телохранитель Брон’н стоял у закрытой двери, выставив перед собой клинок. Но он как-то неестественно отклонился в сторону, вцепившись в оружие, как старый человек хватается за единственную опору – посох, так, словно была обрезана струна его собственной жизни. Кошачьи глаза Брон’на обвиняющее глядели на Джора’ха. Телохранитель напряженно оскалился.

– Что случилось? Где мой отец?

– Он приказал мне стоять здесь и ждать вас, – прорычал Брон’н. – Он сказал мне никого не впускать в комнату – никого, кроме вас. Он знал, что вы придете.

Джора’х с недоверием взглянул на стража.

– Он сделал это по собственной воле? Ты знал, что он задумал, и ты не остановил его…

– Я служу Мудрецу-Императору, – безапелляционно отрезал Брон’н. – Я не задаю вопросов, а лишь подчиняюсь приказу.

Джора’х ворвался в покои и увидел бледное, оплывшее как свеча, тело отца в хрустальном кресле. После смерти Цирок’х стал похож на посеревшего слизняка, он как будто сдулся. Очевидно, Мудрец-Император тратил огромное количество энергии на то, чтобы просто держать себя собранным до конца. Но теперь его плоть уступила неумолимой силе тяготения.

Джора’х схватил бессильную руку, словно еще могла остаться какая-то надежда, но он чувствовал по отзвукам отступающего тизма, что отец мертв. Мудрец-Император пал, вернулся к Светлому Источнику.

121
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru