Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 112. БЭЗИЛ ВЕНСЕСЛАС

Кол-во голосов: 0

– Разве кто-то поверит в то, что – кстати, как там, еще раз, ваш титул? – «специальный связной президента» по должности выше короля? – он усмехнулся, чтобы подчеркнуть абсурдность этого утверждения. Многие рабочие засмеялись следом. Чиновник беспокойно замялся и отступил.

Петер повернулся к рабочей смене:

– Вы все усердно поработали и можете гордиться своими достижениями. В течение нескольких недель отдыхайте. Это не сокращение штата. Вам, конечно, полностью оплатят все время отпуска.

Рабочие радостно завопили, а на мирном лице Пеллидора читался полученный им удар. В конце концов Петер признал в нем старого знакомца. Пеллидор был одним из замаскированных оперативников, которые похитили его – юного Раймонда Агуэрру – с места пожара жилого комплекса. Злость вспыхнула в неестественно голубых глазах Петера, но он сдержался.

– Ты превысил свои полномочия, Петер, – придушенно процедил Пеллидор – но так, что его мог слышать только сам король.

– Как это? – Петер насмешливо поднял брови. – Спроси здесь любого: разве я – не король?

112. БЭЗИЛ ВЕНСЕСЛАС

Президент не был доволен Петером. Ни в коем случае.

Наглая, глупая выходка короля заставила его прервать чрезвычайное совещание и спешно отбыть с лунной базы EDF. Он надеялся, что еще не поздно взять ситуацию под контроль.

Петер опять наворотил дел, основательно и уже не в первый раз.

– Нужно что-то делать, Пеллидор, – президент готов был лопнуть от распиравшей его ярости, изучая последний отчет и мечась по офису Ганзы. – Возможно, придется применить самые решительные меры.

Бэзил уже знал, что умным Петером не так легко манипулировать, как весьма недалеким Фредериком – и это, к сожалению, создавало массу проблем. Петер полностью осознавал, что делает, и не мог не подозревать о последствиях.

Оставался вопрос: усвоил ли Петер необходимый урок из своей ошибки… или нужно предпринять некоторые другие действия?

– Я ясно приказал ему держаться подальше от производства компи. Я недвусмысленно предупреждал его! Теперь вмешательство короля в новое производство отбрасывает нас назад сильнее, чем кажется на первый взгляд. – Бэзил глотал свой любимый кофе с кардамоном, но вкус его казался президенту неприятно горьким.

– Линии производства снова запущены и функционируют, мистер президент. – Пеллидор стоял у двери, обеспокоенный и виноватый. – Смены работают сверхурочно, чтобы наверстать.

– Мы никогда не наверстаем упущенного! – воскликнул Бэзил. – Мы потеряли не только время, но и доверие! Петер посеял коварное семя сомнений. Получив порку у Оскувеля, потеряв разведывательный отряд у Голгена, мы отчаянно нуждаемся в надежде бой ценой! И что же делает Петер? Он подсовывает людям параноидальную идею, что эти компи-солдаты могут повернуть против нас.

– Подобная идея оскорбительна, сэр, – поддакнул Пеллидор.

Бэзил хмуро посмотрел на агента:

– В действительности – нет. Вы достаточно умны, чтобы понять это. Если бы король Петер не добился настоящей преданности от народа, он бы не имел такого влияния. – Он постучал пальцем по проекционному экрану, но цифры выборки из базы данных, естественно, не изменились. – По правде говоря, мы не знаем точно, до последней детали, как работают кликисские подпрограммы. Мы не знаем, что случилось с расой, их изобретшей. Не один Петер тревожится по поводу сложившейся ситуации.

– Но если у вас есть подобные сомнения, мистер президент, почему вы собираетесь вновь запустить производственные линии? – недоуменно спросил Пеллидор.

Бэзил прошел к бару и выплеснул кофе, прополоскал чашку, затем наполнил ее холодным темно-коричневым ликером. Одного аромата было достаточно, чтобы он оживился.

– Да потому, что использование кликисских роботов есть меньшее из двух зол – это же очевидно, – объяснил президент. – Поднять моральный дух нашего народа гораздо важнее, чем беспокоиться о возможном предательстве.

Пеллидор принял сторону Президента. Это была его работа.

– Тогда как мы поступим с Петером, сэр? – подобострастно осведомился он.

– На время, я полагаю, мы можем просто усмирить его наркотиками. Я уверен, у Ганзы найдутся специалисты-фармацевты, которые умело подправят мнение Петера – чуть-чуть. Но мне нужна его включенность в дело, сотрудничество, уверенность. Без проявления присущей ему харизмы популярность короля сойдет на нет… – Бэзил со вздохом просмотрел отчет. – Я вложил столько труда в этого мальчишку… но иногда приходится отрезать то, что не прижилось.

Со времени возвращения с Луны он был слишком расстроен поведением Петера – настолько, что не желал и говорить с ним. Он объявил королевской страже, что Петер теперь находится под домашним арестом. Все общественные мероприятия, на которых обязан присутствовать король, были отменены.

– Если он хочет вести себя как дитя, тогда я поставлю его в угол, – бормотал себе под нос президент.

К счастью, недавняя свадьба предоставила удобную отговорку. Петер и его очаровательная жена, Эстарра, проведут несколько дней своего медового месяца в королевском крыле. Разные срочные дела якобы вынудили их отложить это «особое время» на несколько недель, но теперь королевская чета удалилась в «счастливое уединение». Весь народ будет с наслаждением фантазировать о том, чем молодожены занимаются в своей роскошной спальне, и никто пока не будет задаваться вопросами.

– Ганза преподнесла этому молодому человеку все на блюдечке с голубой каемочкой, – Бэзил покачал головой, все еще пребывая в глубоком расстройстве. – Без нас он так и остался бы уличным мальчишкой, вечно голодным, живущим в тесной коробке со своей большой семьей, – он стиснул зубы. – Почему он упорно кусает руку, что его кормит?

Бэзил глотнул кофе, вспоминая растущую грубость и дерзость Петера, особенно после декрета об ограничении рождаемости, и дошедшую до того, чтобы прилюдно унизить президента на королевской свадьбе. И наглым обидчиком был не тот человек, с которым можно разобраться по-тихому. Да, король Петер имел собственный вес в обществе и мог запросто потягаться с президентом.

Наглое неповиновение короля последним приказам Бэзила сводило на нет, возможность принимать однозначные решения.

Да, Ганза успокоит публику по поводу безобидности компи-солдат и заверит народ, что вопросы короля тщательно рассмотрены, так что производство может продолжаться. Но сомнения уже посеяны.

Пеллидор все так же молчал, пока Бэзил до рези под веками всматривался в экран, по которому бежали данные, отражающие тысячи проблем. Пока весь обитаемый космос воевал с неуловимым агрессором, у него просто не было времени смягчить острые углы характера этого короля-петуха, этого слона в посудной лавке.

– Собери главных представителей планет и высший эшелон правления Ганзы, – не оборачиваясь, сказал президент. – Настало время для еще одной встречи, секретной. Разумеется, Петер не должен ничего об этом знать.

– Подготовить файлы других кандидатов? – кивнул Пеллидор. – У нас на примете много молодых людей. Некоторые из них кажутся вполне приемлемыми.

– Без сомнения, огромная популярность короля Петера работает в нашу пользу чаще, чем во вред, – согласился Бэзил. – Если люди теперь потеряют своего короля, моральный дух, так необходимый в войне, может быть подорван. – Он прищурился. – Поэтому я предпочитаю держать в своем рукаве джокер.

* * *

Три дня спустя вся Ганза с удивлением и восхищением читала сообщение поступившее из Дворца Шепота. Король Петер был еще более удивлен, хотя намного меньше обрадован.

В «новом духе гласности» Ганзейская Лига с гордостью представила своим гражданам любимого и законного младшего брата короля Петера принца Даниэля, второго сына короля Фредерика, который – как и Петер – рос в тихой безвестности в стенах Дворца. Теперь когда взорам всего общества предстала свадьба Петера и Эстарры, было бы бестактностью не отрекомендовать публике и принца Даниэля.

115
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru