Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 107. АДМИРАЛ СТРОМО

Кол-во голосов: 0

107. АДМИРАЛ СТРОМО

Пока EDF продолжали расплачиваться за поражение у Оскувеля, десять боевых Секторов изо всех сил старались понять, как им защититься от гидрогов, что бы еще такое применить против врага.

Вся концентрированная огневая мощь стандартного вооружения малоэффективна против боевых шаров. Новые углеродные аннигилятора и импульсные снаряды сработали не так хорошо, как надеялись инженеры EDF, хотя и нанесли некоторый ущерб неприятельским кораблям. Компи-смертники уничтожили некоторое количество врагов, но не так уж много.

В то же время, новый разведывательный флот, состоявший преимущественно из компи, все еще не прислал с Голгена ни слова в подтверждение того, что массированные удары комет Скитальцев начисто стерли там поселения гидрогов.

За все это время только однажды глубинные чужаки действительно пошатнулись от людского удара – во время первого испытания Факела Кликиссов – и то это был несчастный случай.

Однако все чаще и чаще в EDF и правлении Ганзы задумывались о том, чтобы вновь задействовать Факел Кликиссов – на этот раз целенаправленно – как оружие Апокалипсиса, даже не принимая в расчет последствий. После уничтожения автоматических наблюдательных платформ никто не присматривался всерьез к новорожденной звезде около Онсьера.

Радуясь, что его не направили прямиком на другую битву, подобную разгрому при Оскувеле и Юпитере, адмирал Лев Стромо вел маленькую научно-исследовательскую миссию в систему Онсьера. Может быть, там он сумеет найти какой-то ключ, вычислить слабые места противника.

Генерал Ланьян разрешил Стромо взять один «Джаггернаут», зеленого священника для быстрой связи и пару крейсеров.

Прессе Ланьян заявил, что столь малые силы нужны лишь для маскировки, что они уже уничтожили всех гидрогов у Онсьера; на самом деле это лишь подтверждало тот факт, что в запасе у вооруженных сил Земли осталось крайне мало кораблей. Адмирал должен был обойтись тем, что у него есть.

Достигнув новорожденной звезды, Стромо удвоил численность команды наблюдения и выделил крыло реморов дальнего действия для наблюдения за периферией Солнечной системы и выявления признаков малейшей деятельности мародерствующих боевых шаров. Три его жалких корабля не выстоят против гидрогов, и он уже своим умом дошел до идеи быстрого отступления при первой угрозе. В конце концов, EDF больше не может позволить себе терять корабли.

Унижение от провала операции у Юпитера сильно задело Стромо, и он годами возглавлял парады и занимался бумажной работой, что составляло его деятельность как командира Сектора Ноль. Стромо знал, что люди насмехаются над ним, за глаза называют «Медлящим-у-порога». Теперь адмирал собирался восстановить свою честь и, возможно, укрепить характер.

Белый жаркий газовый шар Онсьера заполнил звездное полотно перед его взором. Поблескивающие обломки четырех разрушенных лун, разбросанные в хаотическом беспорядке, все еще не стабилизировались в кольцо. Первоначально это был один из грандиознейших инженерных проектов, когда-либо осуществлявшихся в космосе.

Глядя на взбаламученные ураганы ионизированного газа, Стромо думал о том, как ничего не подозревающие испытатели Факела Кликиссов задели гидрогов, разрушили их дом. Но он не испытывал сочувствия к монстрам – не мог он их жалеть после того беспощадного воздаяния, которое они одинаково обрушили и на людей, и на илдиран. Вместо этого, вглядываясь в рукотворное солнце, адмирал представлял его кладбищем самых мерзких врагов человечества. Проклятые гидроги заслужили это!

– Развернуть все зонды! Начинаем полное сканирование состояния рождающейся звезды! – распорядился Стромо.

Автоматические спутники посыпались ливнем из двух «мант», как металлические пчелы, распределяясь по орбите вокруг горячего маленького солнца. Некоторые аппараты ныряли в слои плазмы и сгорали, передавая данные вдоль всей траектории движения; другие брали образцы протуберанцев короны.

К этому дню ученые Ганзы уже могли бы получить данные шести лет наблюдений рождения и эволюции созданной людьми звезды. К этому дню землеустроительные команды могли бы закончить подготовку четырех лун для первой волны отважных поселенцев…

Стоя на мостике «джагтернаута», Стромо чувствовал волнение членов экипажа. Крыло реморов доложило с границы системы, что признаков гидрогских боевых шаров не обнаружено.

Он вздохнул и позволил событиям развиваться самостоятельно. Обычное задание, сбор необходимых данных. И все.

Стромо сделал себе карьеру посредством вовремя представленных проектов практичных политических решений, впечатляющих учебных маневров, а также за счет своих бюрократических успехов – всего, что считалось важным в мирное время, но мало значило теперь. Никто не ожидал столкновения с таким врагом, как гидроги.

Теперь при одной мысли о новом противостоянии чужакам у него подкашивались ноги. А это явно противоречило раздутому образу героя, который подавлял Рамахское восстание.

Тогда Стромо был еще майором. Колонисты на Рамахе провозгласили свою независимость от Ганзейской Лиги. Они разорвали Хартию Ганзы и завладели всеми фондами внешнего финансирования в банковской системе планеты. Они конфисковали грузы на торговых кораблях и сами корабли, объявив их собственностью «суверенного Рамаха». Вожаки восстания были ограниченными и наивными, полагая себя независимыми. Но они не рассчитали, как сильно их народ зависит от поставок медикаментов, продовольствия, технического оборудования.

Стромо точно знал, как с ними надо обходиться. Он привел устрашающую группу боевых кораблей на орбиту Рамаха и объявил, что консул их правительства низложен, а население планеты с этого времени лишается привилегий колонии Ганзейской Лиги.

Он отправил элитные отряды нанести мощный удар по трем главным космопортам Рамаха, где солдаты EDF вернули обратно торговые корабли и с тем же успехом конфисковали корабли местных владельцев, называя это частичной компенсацией за незаконный захват имущества Ганзы.

Потом команды Стромо установили блокаду и постоянно транслировали по радио мучительные для коммерсантов уведомления, хвастаясь всеми новыми предметами роскоши, которые Ганза сможет произвести, если только Рамах вновь откроется для торговли. В четыре недели радикальное правительство было низложено, и противостоявшая ему группа политиков вновь с радостью подписала Хартию Ганзы. Стромо гордился тем, что сумел восстановить дипломатические отношения с Рамахом.

Этот враг был понятен адмиралу Стромо. Но у гидрогов нельзя было выиграть устрашающими маневрами и пропагандой…

На второй день изучения Онсьера техники срочно вызвали адмирала из его каюты.

– Внизу что-то случилось, сэр! Мы заметили странные флуктуации и аномалии в глубине звезды. Что-то… движется, описывая круги.

– Внутри газовой планеты? – Стромо нацепил свой командирский китель и поспешил на мостик. – Но там же горячо, как внутри солнца!

– Может быть, гидроги догадались, как производить огнеупорный костюм из асбеста. Вам следует попросить объяснения у техников, сэр.

Прибежав на мостик, Стромо всмотрелся в мерцающее изображение великолепной звезды.

– Внизу, адмирал, – сказал один из научных консультантов. Он увеличивал изображение взвихренных облаков, центром выбрав то, что впервые было замечено как солнечное пятно. – В течение часа мы отмечали определенные формы в хромосфере.

– И нет магнитной активности? Никаких вспышек?

– Ничего подобного, сэр. Только это.

Через несколько минут Стромо с изумлением увидел раскаленно-красную капсулу овоида, похожую на геометрически совершенное яйцо с размытыми от света и жара краями, движущееся по собственной траектории. Оно изменило курс, поднимаясь сквозь солнечное пятно, плавно двигаясь в мерцающем океане раскаленного газа.

К нему присоединились другие овоиды. Они начали подниматься из огненных глубин Онсьера.

– Всем боевым постам! – крикнул Стромо; сердце у него упало. По кораблю завыла сирена тревоги, и крейсеры сгрудились у «Джаггернаута». – Отзовите все крылья реморов! Приготовьтесь к отступлению! – Он позвал на мостик зеленого священника, чтобы тот мог послать на Землю последнее, итоговое сообщение.

110
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru