Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 94. КОТТО ОКИАХ

Кол-во голосов: 0

Нира жалела детей и хотела им помочь. Но она не могла воевать сразу на всех фронтах. Нужно было вкладываться только в один мощный удар за один раз.

Огни пылали на холмах Добро, и Нира утратила чувство времени в нескончаемой борьбе.

93. ЭСТАРРА

Личный класс будущей королевы располагался на открытом воздухе на одной из плоских крыш Дворца Шепота. Под невидимым, встроенным в потолок экраном свободно порхала стайка разноцветных бабочек, периодически присаживаясь на что попало и распахивая цветистые крылья. По словам ОКСа, это было одно из самых любимых мест Петера, и для занятий король предпочитал именно его… но бабочки мешали Эстарре, облюбовав ее руки и щекоча их лапками, и она никак не могла сосредоточиться.

ОКС обучал ее манерам, правилам этикета и дипломатии на общественных выступлениях, а также умению правильно титуловать официальных представителей. Дома, на Тероке она изучала историю своего мира, но теперь компи-учитель настаивал на знакомстве с кратким курсом истории Земной Ганзейской Лиги. Невзирая на то, что продолжалась Оскувельская операция и вся Ганза ожидала новостей, Эстарра все равно должна была посещать занятия.

Пока президент Венсеслас был в отъезде, король Петер присоединился к уроку, видимо, найдя предлог, чтобы провести побольше времени в компании невесты. Он улыбался, наблюдая ее попытки сосредоточиться в мелькании цветных крылышек. Эстарру душил смех, но она честно пыталась все внимание отдавать уроку. Петер старался не выдавать своего восхищения, но оно было написано на его лице.

Компи-учитель вынужден был повторить вопрос, и Эстарра вздрогнула от неожиданности, заглядевшись на большую, сверкающую лазурью крыльев бабочку.

– ОКС не верит в то, что необходимо заниматься в скучных классных комнатах, – успокоил ее король. – Он также совершенно не понимает, как может ученик отвлекаться. Когда я был моложе, он думал, что я могу сосредоточиться на постижении знаний, пока плаваю в бассейне с дельфинами.

– Я люблю плавать, – обрадовалась Эстарра. – А что такое дельфины?

– Я как-нибудь покажу вам, обещаю! – шутливо поклялся Петер.

– В другой раз, – сказал ОКС. – Нам нужно многое закончить здесь, и это требует концентрации.

Но прежде чем ОКС завершил урок, в аудиторию быстрым шагом вошел президент Венсеслас, только что вернувшийся с Марса. Его трясло от волнения.

– Чертовски хорошо, что охрана хотя бы приблизительно знает, где тебя искать, Петер, – с сарказмом произнес он. – У меня нет времени охотиться за тобой по всему Дворцу.

Эстарра подняла глаза и с удивлением заметила, что лицо президента приобрело какое-то похоронное выражение.

Король нахмурился, возмущенный незаслуженным выговором.

– Я помогаю Эстарре в ее обучении, Бэзил. Нечего рычать на меня! Если бы ты соизволил сообщить хоть одним словом о своем прибытии, я был бы счастлив встретить тебя в более подходящем месте. – И вдруг король переменился в лице. – Подожди минуту – разве ты не должен быть на Марсе? Что случилось? Оскувель? Почему мне ничего не доложили?

– Потому что я издал немедленный приказ по Ганзе прикрыть вопросы по поводу кризиса в средствах массовой информации. Пока я не узнаю, что делать… Но с проклятыми зелеными священниками вести разнеслись мгновенно. Нет таких вещей, как тайна связи, даже в столь чрезвычайной ситуации, как эта, – Бэзил, негодуя, расхаживал взад и вперед. – Полный разгром. Мы потеряли как минимум один «джаггернаут», свыше трех сотен реморов и не один десяток «мант» и «тандерхедов». Количество потерь возрастает. Я не могу даже примерно сказать, сколько мы потеряли. Генералу Ланьяну пришлось скомандовать общее отступление, пока гидроги не истребили весь наш флот.

Огорченная Эстарра быстро поднялась со своего места. Король был потрясен случившимся. Бабочки, как ни в чем не бывало, все так же порхали в воздухе.

– Ганза еще не сделала официального заявления, но мы не можем долго скрывать это, – продолжил президент. – Мы должны представить наше собственное изложение событий, – он тяжело перевел дыхание. – Успокойся сам и надень траур по такому случаю. Примерно через час ты должен информировать общественность. Речь уже составляется, но я хочу, чтобы ты попрактиковался перед зеркалом, отрепетировал скорбь, приличествующую обстановке.

Светлые глаза Петера метали молнии.

– Если наш флот уничтожен и тысячи – может быть, десятки тысяч – наших солдат убиты врагом, я не нуждаюсь в притворстве! – презрительно бросил он.

Уходя вслед за президентом из класса, король обернулся и подарил Эстарре теплую улыбку.

– Не беспокойтесь – все будет хорошо, – обнадежил ее Петер.

И поспешил за Венсесласом в Тронный Зал.

94. КОТТО ОКИАХ

На Исперосе ад обернулся против Скитальцев. Одно несчастье следовало за другим, и проблемы возникали быстрее, чем Котто Окиах мог найти решение. Первый раз в жизни он практически сдался.

Порядка шести месяцев понадобится на ремонт или перестройку разрушенной пушки, а за это время машины открытых карьеров соберут штабеля блоков и отключатся. Вся работа выйдет из колеи, расписание полетит к черту, и даже самые оптимистичные инженеры в команде видели, что это начало конца. Котто представил себе все это в цифрах.

Перед выходом на кипящую поверхность Котто надел тонкий отражающий комбинезон, в котором смотрелся как ходячее зеркало. Большая часть спектра лучей ревущего солнца отражалась от пленки.

Напряженный и собранный, Котто шел по открытой местности. Валуны были неприятно мягкие, столь близкие к точке плавления, что приобрели консистенцию густой глины. Раздувшаяся звезда над головой бурлила, будто котел с плазмой, закручивая вихрями и петлями протуберанцы, словно языки огненного дыхания дракона. Солнечная корона мерцала на черном бархате открытого космоса. Солнечная активность за последний месяц возросла, охлаждающее оборудование Скитальцев уже износилось и еле-еле справлялось там, где справиться было невозможно. Все, казалось, шло к неизбежному краху.

Несколько лет назад бабушка Котто, Юхай Окиах, выступила в его защиту, убеждая другие кланы делать вложения в производство на Исперосе, ибо это гарантированный доход, и ради добычи металлов и изотопов стоит рискнуть.

Котто сделал что мог, он балансировал на грани.

Но теперь земля под его ногами становилась слишком скользкой.

Из затвердевшей лавы торчали тонкие трехгранные конструкции, раскаленные до вишнево-красного цвета. Они напоминали плавники вымерших динозавров, радиаторы, созданные, чтобы рассеивать лишний жар. Две установки упали во время недавнего сейсмического инцидента, что уничтожил пушку, и поддерживать пригодную для жизни людей температуру стало очень трудно. Котто в первую очередь должен был снарядить команду ремонтников на этот участок, а то, не дай бог, еще что-нибудь случится.

И, как правило, случается.

Как когда-то в юности, Котто на скорую руку починил машины и электрические системы. Своим интуитивным пониманием физики и инженерного дела он был обязан не традиционному обучению. Его ум был открыт для новых возможностей, изобретений, идей, на которые прагматики обычно не обращают должного внимания. В молодости Котто ухватился за эту рискованную идею с производством на Исперосе, и за ним последовали некоторые Скитальцы. Он был ответственен за их выживание.

Но иногда и самые лучшие идеи неосуществимы на практике.

Затренькала рация. Хотя из-за помех, что создавало излучение, связь была нестойкой, Котто расслышал в голосе собеседника сильнейшее беспокойство:

– Котто, ты нам нужен срочно! В Третьем складе образовалась брешь. Один ящик с оборудованием уже упал в лаву, трескаются стены в генераторном отсеке.

– Генераторный отсек! – ахнул Котто. – Как это могло произойти? Если лава пробьется здесь, мы потеряем двадцать процентов возможностей жизнеобеспечения.

95
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru