Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 78. АНТОН КОЛИКОС

Кол-во голосов: 0

Завтра он должен еще раз попытаться найти дорогу домой.

78. АНТОН КОЛИКОС

Под куполом Маратха-Примы на верхней платформе, купающейся в ярком свете, перед притихшей аудиторией восседали два рассказчика и улыбались. По несколько часов в день Антон и Вао’ш развлекали восхищенных слушателей необычными легендами и мифами из уважаемой истории обоих народов. С Антоном это было впервые в жизни.

– История Крысолова из Гаммельна – это история-предупреждение, которой пугают многих детей и их родителей, – Антон не обладал сложением илдиранского Хранителя памяти, у него не было цветных долей на лице, но он неплохо передавал настроение с помощью жестикуляции. Антон рассказывал о странном оборванце, что заключил сделку со старейшинами наводненного крысами города и ужасной расплате, постигшей жителей, когда они обманули крысолова.

Придворные, чиновники, слуги – все пребывали в смятении, но их забавляла эта история. Антон часто прерывал рассказ, поясняя, что на древней Земле крысы были разносчиками болезней, что люди не могут чувствовать через тизм, когда кто-либо обманывает их, и что самодовольный мэр – не такой, как Мудрец-Император или его наместники. Когда он поведал о том, как мстительный герой увел детей в скалы, оставив лишь одного хромого мальчика, аудитория взволнованно загудела.

– Все это было на самом деле? – спросил один сановник, стоявший рядом с очаровательной безволосой женщиной с расписным лицом. – Это часть вашей истории?

– Нет, не история, просто рассказ.

Это еще больше ошеломило аудиторию.

– Но как может рассказ не быть правдой?

– Это правда, но по-иному поданная. Это урок – и, несомненно, полезный для всех людей и илдиран. На Земле мы иногда выдумываем истории для развлечения или в поиске новых путей познания мира. Правда этих историй заключается не в точной передаче деталей, а в скрытом подтексте, – Антон улыбнулся, приподняв брови. – Хм, вам понравилось, не так ли?

– Люди по-разному оценивают истории, – пояснил Вао’ш. – У нас есть «Сага Семи Солнц», а у них – множество неоднозначных историй. И люди видят в них даже больший смысл, чем говорит об этом Хранитель Антон.

Чтобы успокоить слушателей, он рассказал всем хорошо знакомую веселую историю из «Саги», которая очень понравилась Антону. Он уже поделился с аудиторией удовольствием от притч и сказок, от «Андрокла и льва» до «Маленького красного колпака». Хотя на Маратхе отдыхали взрослые илдиране, они были очарованы, как дети. Давно знакомые людям истории были абсолютно в новинку илдиранам.

Позже, когда слушатели разошлись, они с Вао’шем решили прогуляться. Каждый день Антон интенсивно изучал «Сагу Семи Солнц» и проводил время с историками, наблюдая и впитывая илдиранскую культуру.

Вокруг них смеялись, играли, проводили время в роскошных ресторанах беззаботные дети Илдиранской Империи. Антон никогда не был гурманом, его университетское жалование не позволяло тратиться на экстравагантные блюда.

Однако здесь, на Маратхе, ему пришла в голову мысль перепробовать все, чтобы лучше понять культуры этого народа.

По возвращении домой Антон переосмыслит свои впечатления, и они станут основой ошеломляющих открытий, потому как вещи, которые он наблюдал сейчас, никто из земных ученых не видел. Он сможет выпустить много научных статей и трудов и даже популярных пересказов самых лучших илдиранских историй.

Вао’ш вел его по отдаленным улочкам Маратхи к незамысловатым общественным зданиям, где вместе работали и жили слуги, повара и технический персонал и всегда было полным полно народу.

– Так как наша «Сага Семи Солнц» – достояние всех илдиран, я могу рассказывать ее представителям любого рода, и каждому она будет понятна, – пояснил он.

Они вошли в один из лифтов и поднялись наверх, под самый купол. Вао’ш, казалось, кипел от возбуждения.

– Сейчас я проведу вас наружу, и вы увидите, почему так много илдиран приезжают сюда, – воскликнул он.

С помощью илдиранского историка Антон надел на вид тонкий, но прочный костюм из серебристой пленки. Из-за темных линз мало что можно было разглядеть. Встав у люка, ведущего наружу, – в «очень солнечные ванны», как называли это на Маратхе, – Антон сосредоточенно дышал через мембраны.

Дверь открылась, поток света и тепла ударил в него золотой волной. До того момента линзы казались непрозрачными; теперь же он щурился, глядя на яркость застывшего пейзажа, нагромождения черных и малиновых камней, желто-коричневую пустыню и котловины высохших озер.

Вдали блистали бесчисленные купола, как бриллианты, оправленные в золотые сферы, солнечный свет плясал на их гранях и прыгал обратно в небо. На платформах и балконах илдиране в серебристых костюмах играли в игру, перебрасываясь мягкими рыжими мячами.

– Я чувствую себя, как муравей под лупой, – сказал Антон. Он не мог поверить, что илдиране пришли сюда отдыхать. – Как вы можете находиться на таком солнце?

– Правда чудесно? – спросил Вао’ш. Они шли через мерцающий пейзаж к глубокой, исходящей паром трещине в коре Маратхи. – Я никогда не смогу понять, от чего вы получаете удовольствие, но думаю, вам будет любопытно посмотреть на каньоны. Там всегда тень, даже в самый разгар дня.

К этому времени два историка провели много времени вместе и подружиться. Их различия были постоянным источником удивления и когда радовали, когда вызывали испуг. Однако сходство – особенно на биологическом уровне – было поразительное.

После первых контактов со старыми кораблями поколений некоторые илдиране гадали, не является ли человеческая раса потерянной нитью их народа. Но, даже ознакомившись с историей Земли, илдиранские Хранители памяти по-прежнему недоумевали. Человеческие устремления казались им бессвязными и разбросанными. Существование отдельных наций и народов было разрозненным, оно не вписывалось в илдиранское понимание непрерывности исторического процесса. Земная история пестрела рассказами о банальных приключениях, занесенных в летопись возвышения и падения – по большому счету, микроимперий. Илдиране остро чувствовали, что люди потеряли ощущение единства собственной истории – людской Саги.

Крутая лестница вела от края каньона вниз, в тенистую расселину. Из глубины поднимались облачка пара, подхваченные восходящими потоками воздуха.

Антон пыхтел от напряжения, пока они карабкались вниз по склону. Температура воздуха оставалась угнетающе высокой, а влажность, такое впечатление, уже проникала в дыхательные фильтры.

Укрытые в расселине от палящего солнца, здесь росли очаровательные растения, как моллюски высовывающиеся из толстых раковин. Прилепившиеся к стене гроздья моллюсков выпускали соцветия, похожие на морские анемоны, но будто выделанные из жесткого кварца. Иногда лепестки щелкали и распускались веером. В дымке парили мелкие, словно мошки, летающие создания, готовые стать добычей ненасытных растений.

Вао’ш попытался сорвать один из странных цветов, но тот мгновенно захлопнулся и скрылся в раздвижном стебле, ретировавшись в убежище жемчужной раковины.

– Мы называем их ч’канх – живые крепости, – пояснил Вао’ш. – Когда опускается ночь, цветы закрывают свои чувствительные лепестки и спят весь период холода и темноты.

Уже спустившись на самое дно расселины, Антон поразился, какими мощными вырастают этакие бронированные анемоны. Жестколистные цветы иногда доходили ему до плеча, колыхаясь в жуткой тишине.

– Что только не придумают живые существа, чтобы выжить! – улыбнулся Антон.

– Отчаяние приводит иногда к прекрасной новизне, – подхватил Вао’ш.

Когда они, наконец, вернулись в Приму через комнаты, где хранилось снаряжение, то столкнулись с пятью кликисскими роботами, также появившимися из внешней рабочей зоны. Роботы двигались размеренно, в едином ритме; геометрические головы поворачивались из стороны в сторону, красные оптические сенсоры вспыхивали.

Антон бесцеремонно уставился на роботов.

81
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru