Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 72. БЭЗИЛ ВЕНСЕСЛАС

Кол-во голосов: 0

Когда он был маленьким, Джессу снилась медленная, холодная гибель матери в ледниковой трещине на Плумасе. Он видел ее, постепенно замерзающую, задыхающуюся, недостижимую глубоко-глубоко под водой.

Но этот сон был другим… он пугал только своей странностью. Джесс чувствовал не угрозу и не ужас, а просто замешательство.

Под веками жгло. Джесс поднялся с постели, едва не потеряв равновесия, и ухватился за металлическое изголовье. И ощутил под пальцами влагу.

Он удивленно глянул туда и заметил капли воды, блестевшие на металле. Когда он коснулся их, пальцы кольнуло. Тончайшая струйка стекла на палубу, рассыпавшись будто бы малюсенькими буквами… так, словно вода была живая.

Брови полезли на лоб от удивления, и Джесс в полном недоумении последовал за влагой, выискивая ее источник. Наверное, где-то образовалась течь, прорвало водопровод или сбои в охлаждающей системе. Здесь, так далеко от людей, самые незначительные неполадки могли привести к катастрофе.

Джесс быстро проверил системы контроля внутренней среды, но все было в порядке и работало в оптимальном режиме. Даже влажность в норме!

Он вернулся в каюту и ни следа влаги не обнаружил.

Джесс стоял возле агрегата на рабочей палубе. В воздухе чувствовались сырость и тепло – странно, он ничего не менял в установках систем жизнеобеспечения. Джесс взглянул еще раз на чистую жидкость, собранную в прозрачном накопительном цилиндре.

Взяв из контейнера образец воды, Джесс воспользовался корабельной диагностической лабораторией для более тщательного анализа. Он проверил результат дважды и запустил тест в третий раз. Как член клана Тамблейнов, он знал все об извлечении воды и проверках ее на чистоту. Технически, химически субстанция была ничем иным как чистой водой, выжатой по молекуле из космического облака.

Джесс отправил запрос ребятам, разбросанным по туманным парусникам желая подтвердить свои выводы. Может, кто-нибудь наблюдал что-то необычное в очищаемой воде. Его сообщение было надежно как бутылочная почта в океане, но Джесс был уверен, что когда-нибудь ему ответят.

Когда, наконец, появились первые ответы, он узнал, что никто из Скитальцев не собирал водяной пар или другие компоненты облаков. Их интересовал только водород, чтобы перерабатывать его в экти.

Но в Джессе росло подозрение, что найденная им жидкость была… необычной. Когда бы он ни оказывался рядом с контейнером с водой, в нем просыпалось нечто сверхъестественное.

Джесс стоял и смотрел на жидкость, совершенно прозрачную, без пузырьков, без осадка.

Чудилось, будто она светится, наполненная чем-то непознаваемым.

– Что это? – спросил он вслух.

Воды, собранной из туманного конденсата, стало больше, она мерцала и завихрялась, сгущаясь в некое необычное существо, что каким-то чудом сохранилось после распыления в межзвездной пустоте. Если бы Джесс был склонен к суевериям Скитальцев, он мог бы даже поверить, что туманная вода одержима духом.

Присев на корточки у контейнера, он потрогал контейнер – вода излучала тепло, которого не могло быть. У него закружилась голова. Джесс не мог отрицать – пульсирующая жидкость была не просто водой… но гораздо большим. Обитаемой… одержимой… непостижимым образом сохранившей в себе жизнь, он это чувствовал.

И, постепенно привыкнув к странному пассажиру, Джесс Тамблейн начал разговаривать с ним.

72. БЭЗИЛ ВЕНСЕСЛАС

Президент Ганзы восседал на вершине мира, потому что его пентхауз и был средоточием влияния на Земле и не только. Он дергал за ниточки, принимал все важные решения, распоряжался богатствами шестидесяти восьми разбросанных и свободно присоединившихся планет.

Но несмотря на это, он чувствовал себя бессильным. Подчас чистая и цельная правда – без изворотов, без смягчающих обстоятельств, без приуменьшения последствий – была слишком сложна и трудна для любого, кто мог бы оказаться на его месте.

Блаженствуя в тишине, он смотрел в громадное окно и прихлебывал кофе с кардамоном. Заход солнца над Дворцовым районом пронизывал металлическую пленку золотыми лучами. Казалось, Дворец Шепота забрызган расплавленной бронзой. Огни на куполах и опорах мостов сияли, как радостные глаза влюбленных.

Сегодня, к несчастью, затухающий закат виделся президенту чрезмерно символичным, гнетущим.

Детальный анализ, собранный тщательно отобранными экспертами, не оставлял сомнений. Здесь не возникало вопросов: Ганза обречена и падет очень скоро, если не произойдет каких-нибудь решительных перемен.

Бэзил встал, не желая больше видеть удлиняющиеся тени. Как он мог удержать все? Он чувствовал, как сокрушает его груз ответственности. Президент допил свой кофе, оставивший пикантное послевкусие на языке, и вернулся к хрустальному столику, расчищенному от бумаг и мусора.

Один из прошлых президентов Ганзы, Мальколм Станнис, в своих посмертно опубликованных мемуарах сделал великолепное замечание: «Бизнес – это война, а война – это бизнес».

Ожили экраны, тонкой пленкой покрывавшие поверхность стола. Качая головой, Бэзил вглядывался в статистические данные, карты заселенных колоний, графики распределения запасов пищи, транспорта, предметов роскоши. Он мог свести все показатели вместе и получить цельную картину положения Ганзейской Лиги. Она выглядела удручающе.

Некоторым колониям было хуже прочих. Реллекер некоторое время назад сосредоточился на модном тогда курортном бизнесе, но теперь никто не мог позволить себе просто взять и отправиться в путешествие. Реллекер молил о помощи и снабжении, которые Бэзил не мог предоставить.

Облачный Дремен нуждался в солнечных зеркалах и стимуляторах роста растений: нужно было увеличить урожаи, чтобы с трудом выжить при тусклом свете тамошнего солнца. Айреканцы поневоле пошли на опрометчивый бунт, теперь получили взбучку и надулись. Лесную промышленность Перекрестка Буна разгромили гидроги, и хотя то, что некоторых удалось спасти, повысило моральный дух общества, эти отчаявшиеся люди теперь голодали. Кто их в состоянии прокормить?

Бэзил написал для короля Петера подходящие к случаю оптимистические речи, исказив действительность, но ложь ненамного дольше удержит их на плаву.

Он сжал кулаки и вновь уставился на проекции, как будто усилием воли мог сдвинуть оси координат.

К сожалению, цифры были точны и в результатах можно было не сомневаться.

Все зависело от одного ключевого ресурса: экти. Все крайне суровые меры, принятые EDF – строгая консервация программ, посулы и угрозы кланам Скитальцев, – дали в результате лишь немного. Земная Ганзейская Лига не могла существовать без экти. Колонии уже голодали! А проклятые гидроги наотрез отказывались от переговоров.

И потом, Бэзил давно не слышал о Давлине Лотце, о его поисках разгадки исчезновения партии Коликосов. Он допускал, что это могло стать долгим и разорительным делом.

Может быть, чужаки получат урок у Оскувеля. Компи-солдаты, зеленые священники, полный набор боевых соединений EDF… и последний отчаянный шаг – переговоры. Многое зависело от этой наступательной операции.

Обычно размышления Бэзила прерывали каждую минуту и он установил полную блокировку связи, пытаясь оградить себя от ненужных посетителей и сообщений. Как глупо! Думал, что способен найти решение, если хорошенько сосредоточиться на проблеме. Но подчинить воображение не удалось.

Как только прозвучал сигнал, оповещающий о приходе гостей, Бэзил сразу узнал, кто это. Только Сарайн знала его личный код доступа. Президент сказал ей код пару лет назад и, к ее чести, Сарайн редко им пользовалась.

Президент воспользовался случаем и решил сделать перерыв.

Ее прекрасное, воодушевленное лицо показалось на настольном экране, отодвинув в сторону итоговые данные. Бэзил всегда находил терокианку очень привлекательной, она возбуждала его. Сначала он думал, что она слишком молода, но Сарайн оказалась более зрелой, чем многие женщины, с которыми он когда-либо встречался. У нее был живой ум, несмотря на то, что росла она в этакой тихой заводи. Президент рассказывал ей о кое-каких политических планах, раскрывал секреты, в которых не исповедывался кому попало. Уже давно Сарайн стала его достойным союзником.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru