Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 55. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

Кол-во голосов: 0

Так как Империя оставляла сейчас более дюжины внешних колоний, эти пустые миры могла легко захватить честолюбивая Ганза. Исходя из истории Земли, люди были способны развернуть такую экспансию, если бы заметили ослабление позиций Илдиранской Империи.

Но адар забегал вперед. Если военный конфликт с человеческой расой окажется неизбежным, то здесь он сможет проявить себя в полную силу. Подобная битва сулила славу и возможность показать отвагу и доблесть во всей красе и неоднократно.

Кори’нх изучал не только легендарные подвиги, описанные в «Саге», но и драматичную и подчас абсурдную военную историю Земли. В течение миллиона скучнейших лет мира в Илдиранской Империи не было ни единого шанса для индивидуума, подобно ему предпочитающего героические поступки гражданской службе или небольшим спасательным операциям, таким, как на Кренне. Ему этого было мало.

Да, люди были потенциальными врагами, понятными адару, и с ними он вполне мог справиться. Но не с гидрогами. Кори’нх оказался неспособен победить первого же врага, встреченного им на пути.

Вокруг него тихо-мирно, по плану, продолжалась Компторская операция, но даже сейчас он чувствовал, что проиграл. Покинутая колония была для него как рана, сердце его наполнялось щемящим чувством потери. Он начал осознавать, насколько ошибочны были его прежние представления о себе.

В самый важный момент на Кронхе-3, когда они столкнулись лицом к лицу с открытым противостоянием, Солнечный Адмирал тотчас отступил. На Хириллке его защита центрального дворца и Наместника не смогла помешать уничтожению. И сейчас он помогал совершенно жизнеспособным внешним колониям просто свернуться и уехать.

Неужели такова его судьба? Неужели он сейчас – тот, каким бы хотел остаться в памяти своего народа?

Вместе с юным Зан’нхом Кори’нх молча прошел к ближайшему транспортному кораблю. Юный тал мог почувствовал, что его командир не в ладах с самим собой, но хранил молчание, оставив адара в одиночестве разрешать свои противоречия.

В конце концов Кори’нх признался:

– Бекх! На данный момент, Зан’нх, самое впечатляющее, что можно сказать о моей карьере, это то, что я «облегчил эффективность эвакуации», – «а хотел сделать гораздо больше», – продолжил он про себя.

Хмурый адар поднялся на борт последней галеры, и Солнечный флот оставил опустевший Комптор.

55. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

После нападения гидрогов на Перекресток Буна Бэзил Венсеслас созвал срочное совещание командной секции EDF на марсианской базе. Перед лицом такого полнейшего поражения генерал Ланьян собрал широкий круг офицеров и специалистов для обмена опытом, особенно в области действий против чужаков из глубин. Включая Тасию Тамблейн и Робба Бриндла, двух героев сражения на Перекрестке Буна. „.

Комната совещаний была прорублена в сухом ржавом каньоне. Каменные стены были затянуты прозрачным полимером, сквозь него просвечивали натуральные окисленные камни. Единственная внешняя стена из усиленного армированного стекла выступала над унылым красным ландшафтом под мрачно-синими небесами, где в бедном марсианском воздухе бесконечно тянулись облака пыли.

Серебряные реморы чертили полосы в небесах, практикуясь в точности исполнения боевых маневров. Солдаты EDF прыгали из десантных транспортов, используя ослепительно блестевшие в воздухе крылья, чтобы плавно на них планировать. На земле шли тренировки с ручным оружием, войска практиковались в технике осады против хорошо защищенных укреплений.

Наблюдая за всем этим, Тасия не могла представить себе, как эти навыки можно применить против непредсказуемых, непонятных гидрогов.

– Давайте посмотрим на проблему с положительной стороны, мистер президент, – сказал генерал Ланьян, поднявшись со своего места во главе стола. – Все согласятся, что потери нашего патрульного флота Седьмого Сектора на Перекрестке Буна были относительно невелики, мы потеряли только одну «манту» и двести двадцать реморов.

На президента Венсесласа это не произвело впечатления.

– Да, это меньший разгром, чем в предыдущих столкновениях, но все-таки это катастрофа.

Офицер связи адмирал Стромо кивнул:

– Я уверен, именно это и имел в виду генерал, сэр.

Адмирал Виллис добавила с гордой улыбкой:

– Благодаря уму и находчивости присутствующей здесь командира Тамблейн, мы успешно эвакуировали более половины населения Перекрестка Буна.

Ланьян повернулся к Тамблейн, кивнул с неприязненным уважением, раз уж она, представительница настоящих Скитальцев, так хорошо все придумала.

Кораблям снабжения и госпитальным командам потребовалось несколько дней, чтобы установить временные поселения для беженцев и снять усталых людей с плавучих островков, дрейфующих в свинцовой воде. Кое-где спасательным командам удалось собрать и использовать пригодные для построек черные сосны из погибших лесов. Однако с этого времени планету придется оставить и перевезти лесорубов в другие поселения Ганзы, многие из которых и так стонут на скудных пайках.

Тасия и дальше сидела бы себе тихо и принимала одобрительные – и не очень – взгляды, но собрание начинало надоедать ей.

– Извините, господа, но главная причина того, что наши потери не были столь велики, это то, что враг не атаковал ни корабли EDF, ни колонистов. Если бы гидроги ввязались в драку, то уничтожили бы все на Перекрестке Буна, смели наш патрульный флот и стерли бы население с лица земли. И мы ничего не смогли бы с этим поделать. Ситуация с Юпитером повторилась бы.

Адмирал Стромо недовольно покосился на нее, вспомнив, как позорно был разбит его собственный эскорт у Юпитера.

– И тогда, и теперь, в обоих случаях, нас застигли врасплох, – сказала адмирал Виллис. – И мы в основном защищались. Я признаю, что мы недооценили военную мощь врага, но за пять лет EDF усилила оборонные силы и качество дальнобойного оружия.

Стромо вскочил и быстро заговорил, ухватившись за этот аргумент адмирала:

– Да, мы улучшили наше оружие, усилили наши боевые корабли. Даже отремонтированный «Голиаф» сильнее, чем был до повреждения у Юпитера. У нас есть некоторое количество новых разработок, и мы готовы ввести их в использование – включая весь комплекс снарядов с ядерными боеголовками.

– Да, ядерные бомбы – классика оружия, – согласился Фицпатрик. – И не забудьте разрушающие импульсы и угольные хлопушки, которые, мы надеемся, пробьют эту алмазную скорлупу.

– Если все это сработает, – уточнил Бэзил Венсеслас.

Робб Бриндл с видимой неохотой поддержал неутешительные Тасиины выводы:

– Я согласен с командиром Тамблейн, господа. Я вел эскадрильи реморов и на Перекрестке Буна, и на Юпитере. По моему мнению, гидроги действовали вполсилы, а мы были вынуждены попотеть, – к нему повернулись все высшие офицеры, и Робб под их взглядами вжался в кресло.

– Все ясно и так: EDF не хватает огневой мощи, – предположил Фицпатрик, обращаясь к Ланьяну, как будто он был официально утвержден на должность генерального наблюдателя. – Но теперь ситуация изменилась. Благодаря стремительной и безумно рискованной разведывательной операции, проведенной командиром крыла Бриндлом, мы знаем, где у неприятеля база.

– Может, командир крыла Бриндл просто умеет принимать быстрые и смелые решения? – достаточно громко, чтобы ее услышали все, произнесла Тасия.

Адмирал Виллис поджала губы:

– Что ж, мы и раньше знали, что гидроги живут на некоторых газовых гигантах, но теперь обнаружили, наконец, одну из их крепостей. В этом нет сомнения.

Вмешался Фицпатрик:

– Почему мы не можем шарахнуть эту планету еще одним Факелом Кликиссов и просто испепелить их, как на Онсьере? Это, конечно, разозлило бы их, но, может быть, и убедило, что на нас опасно нападать.

За столом воцарилось напряженное молчание. Было ясно, что идея приходила в голову всем, но большинству не хватало смелости ее предложить.

Наконец заговорил Бэзил Венсеслас:

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru