Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 52. РЛИНДА КЕТТ

Кол-во голосов: 0

52. РЛИНДА КЕТТ

Дневной цикл на Рейндик Ко длился на два часа дольше, чем стандартные земные сутки. Но Рлинда ела и спала по земному времени на борту «До смерти любопытного». Как межпланетный путешественник, она давно решила не мучиться, подстраиваясь под местные временные циклы. Планеты могли двигаться по их расписаниям.

Рлинда придерживалась собственного.

Давлин Лотц, напротив, не видел разницы между ночью и днем. Он работал все время с полной отдачей, игнорируя дневную жару и холод ясной пустынной ночи, изучая, анализируя и сопоставляя, пока организм не истощался и не заставлял его забыться коротким сном – часто прямо в городе-призраке, где шпион продолжал распутывать клубок происшедших событий.

На местности Рлинда обычно помогала ему. Технически она выполнила свое поручение, но она сама предложила человеку помощь, чтобы закончить дело побыстрее. Чем скорее они вернутся на Землю, тем скорее Рлинда получит свой гонорар. Значит, она составит шпиону компанию… хочет он того или нет.

Вдвоем они поставили упавшие мостки обратно к скале, где нашли тело Луиса Коликоса. Рлинда пыхтела и задыхалась, связывая между собой металлические стойки, но считала, что труд пойдет ей на пользу. Пока Давлин вытаскивал ответы из молчаливой и неприветливой реальности, она занималась практическими делами, устанавливая осветительные панели и дополнительные воздушные вентиляторы. Рлинда еще и готовила еду, хотя Давлину, как видно, было все равно, ее изысканные блюда или полуфабрикаты.

Сейчас в ярко освещенной комнате, где погиб Луис, Давлин соскреб с поверхности трапециевидного окна образец высохшей крови и сунул порошок в анализатор. Они уже упаковали в морозильник оба обнаруженных тела и поместили их на борт «Любопытного». И все еще не было найдено ни следа Маргарет Коликос, ее компи или кликисских роботов.

Пока Давлин Лотц торчал у анализатора, ожидая результата, Рлинда продолжала говорить:

– Так почему ты вдруг захотел стать шпионом? Полоса невезения или просто обыкновенные мальчишеские мечты? И что думает о таком выборе твоя мать?

– Я предпочитаю называть себя специалистом по неясным деталям, а не шпионом. Президент Венсеслас знает, что я могу найти точный ответ там, где нормальные источники отсутствуют. За исключением того, где нечего находить, как на Кренне.

– Выходит, у Ганзы есть бюро по «специалистам по неясным деталям» или ты самоучка?

Он обернулся и спокойно спросил:

– Если вы и в самом деле верите, что я шпион, неужели вы думаете, мне захочется рассказать вам историю моей жизни?

– Потому что, если не расскажете, – сказала она, злорадно ухмыляясь, – тогда я поведаю вам свою, – и когда он сумел вздохнуть, оторопев от такой наглости, она подбодрила его. – Что вы теряете? Разве похоже, что я собираюсь писать вашу биографию?

Лотц перешел на деловой тон:

– Хорошо. Я сбежал из дома, когда мне было четырнадцать лет. Отец относился ко мне равнодушно, а мать была со мной груба. Я решил, что жить собственной жизнью будет ненамного труднее, и оказался прав. Я просто счастлив, что у меня нет братьев и сестер, и мои родители не отыгрались на них, так что они, возможно, обратили внимание друг на друга. Я не могу сказать вам, вместе ли они еще и живы ли вообще.

– Как грустно, – посочувствовала Рлинда.

– Я вполне доволен, что все так повернулось, – он мимолетно улыбнулся – только такую улыбку Рлинда и видела всегда на его лице, – затем отвернулся и занялся изучением пробы крови.

– Ясные следы эндорфинов и остатки адреналина. Итак, это нападение не было внезапным и стремительным. Луис Коликос за какое-то время до смерти испытывал страх и сильную боль.

Рлинда проглотила комок в горле, представив себе последний миг бедного старика.

– Я полагаю, вы изучали биохимию и юридические науки, да? – попыталась возобновить беседу она.

Шпион взглянул на нее, и Рлинде опять показалось, что шрамы на его лице напоминают следы от когтей.

– Я изучал все. У меня не было денег, но я предложил врачу мои записи. Я изменил личность. Я подал прошение и получил небольшой подарок и студенческий займ. Если не просить слишком много денег, они неглубоко копают – особенно если попасть в определенную категорию так, чтобы университет мог добавить вас к своей политкорректной статистике. Я прикидывался представителем гонимого религиозного меньшинства, иногда жертвой притеснений. И если у вас полно медицинских бумаг, что вы страдаете из-за окружающих условий, все ученические фонды набрасываются на вас, предлагая деньги на обучение.

– Вы мелкий, но талантливый жулик, – сказала Рлинда.

– Это было необходимо. Я провел в университете шесть лет, изучая дисциплины по своему выбору. Пять раз я менял личность.

Рлинда была поражена.

– Тогда как вы могли получить научную степень?

– У меня есть знания. Зачем мне научная степень?

– У вас весьма своеобразный взгляд на такие вещи, я полагаю. Итак, вы изучали… ух, шпионаж и криптографию?

– Только вместе с политологией, мировой историей, астрономией, конструированием звездолетов. Я верю в метод минимализации повторных шагов, когда это касается образования.

– Это что такое?

– Когда доходишь в изучении предмета до определенного предела, дополнительные часы не добавляют большей глубины или понимания. Лучше начать изучать что-нибудь новое, – Давлин установил анализатор и обернулся к Рлинде. – Скажем, вы не знаете ничего о метеорологии. Если вы проведете сто часов, изучая этот предмет, у вас будет даже больше знаний, чем нужно, и вы научитесь, как находить более подробные сведения, даже если вам потребуется ответ на совершенно невероятный вопрос.

Однако, если вы потратите на метеорологию еще сто часов, понимание начнет стремительно исчезать. С другой стороны, если вы проведете эти самые сто часов за новым предметом, скажем, экономикой, – горизонты вашего познания расширятся, почва под ногами станет еще тверже, Я решил, что лучше получить полезные для работы знания во многих областях, чем пытаться стать экспертом только в одной. Это, возможно, забавно прозвучит, но чем полнее становилась мозаика, которую мне удалось собрать из разной информации, тем больше странных связей я обнаруживал. Кто бы мог подумать, что существует связь между историей искусства, к примеру, музыкальной теорией и деловой экономикой?

– А там точно есть эта связь?

– Абсолютно точно. Но это долго объяснять, потребовалась бы целая неделя.

– Давайте сначала закончим наши изыскания здесь, – поспешно сказала Рлинда.

Давлин размышлял вслух, меряя шагами комнату:

– Итак, мы знаем, что партия Коликосов оставляла оборудование на местах по мере того, как продвигались исследования. Может быть они оставили что-то еще, что мы не заметили, – он взял портативную световую панель и вышел из комнаты.

Рлинда последовала за ним.

– Итак, из вас получился этакий человек Ренессанса. Ганза наняла вас?

– Я добровольно пошел туда работать, – сказал Давлин. – Это было вопросом жизни и смерти. После шести лет обучения некоторые официальные лица в университете заподозрили, что что-то не так. Я узнал, что они получили доступ к моим учетным записям, раскрыли три мои предыдущие подложные личности и начали меня выслеживать. Я знал, что им хватит нескольких дней, чтобы меня поймать. Я мог стать самым образованным заключенным во всей Ганзейской Лиге… или убедить их в моей уникальности и необходимости для них.

Итак, я собрал документы о том, какие знания получил, каковы были мои успехи на этом поприще и в каких областях я научился ориентироваться. Отправился в Бюро Исследований и побеседовал с несколькими чиновниками, выдавая ровно столько информации, чтобы заинтриговать их до такой степени, что они провели меня к своему начальству. Когда я оказался в приемной комитета, я совершенно успокоился, ибо знал, что буду либо арестован, либо завербован.

Лотц шел впереди по темному коридору, Рлинда не отставала.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru