Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 48. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Кол-во голосов: 0

Юхай Окиах кивнула, как будто все знала наперед.

– И что Джесс Тамблейн думает об этом брачном предложении?

– Как ты узнала? – поразилась Ческа. – У нас с Джессом…

Старушка тихо посмеивалась, откинувшись в кресле-качалке.

– Ческа Перони, я знаю о твоей любви все и, полагаю, не одна я. Мы находим вполне замечательной, хотя и немного сумасшедшей, вашу преданность своему долгу, в угоду которому вы демонстративно не замечаете друг друга. На самом деле, не думаешь же ты, что все вокруг слепые?

Ческе понадобилось некоторое время, чтобы переварить эту информацию.

– Так мы с Джессом могли просто перестать притворяться? Мы собирались объявить о нашей свадьбе через несколько месяцев, но…

Теперь старушка смотрела на нее сурово.

– Слишком поздно, дитя. Если бы ты сделала это много лет назад, я согласилась бы с твоим решением. Но теперь у тебя есть другие обязанности. Ситуация вокруг тебя изменилась, и мы все можем видеть в этом указание Путеводной Звезды.

Ческа узнала этот грозный тон, не терпящий возражений. Спорить было бесполезно. Сердце ее упало.

– Ты не похожа на других женщин, Рупор Перони, – собственный титул в устах предшественницы был как удар плети. – Ты не можешь выбирать, исходя из личных предпочтений. Не для тебя легкая прогулка по жизни со сверкающими от девичьего восторга глазами, раскрытым ртом и головой, забитой фантазиями. Рупор должен быть выше простых личных интересов. Это – дар, и это же – цена.

– Джесс прыгнул на один из этих туманных скиммеров и отправился далеко в космос. Он сказал, он знает – я приму правильное решение, – призналась Ческа. – Очевидно, он более правильный человек, чем я.

Юхай Окиах положила на ее руку свою морщинистую ладонь.

– Он пытается помочь тебе. Он видит, что ты не могла… или не была готова увидеть.

Ческа долго молчала. Она уже знала, каким должен быть ее ответ Рейнальду.

– Тогда я расплачусь по счету и не постою за ценой.

48. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Словно удивительная бабочка, туманный скиммер развернул крылья и распустил сверхтонкую ткань на тысячи квадратных километров в пространстве. Горячие новые звезды в центре облака испускали множество фотонов в рассеянный газ, отрывая электроны от атомов и оставляя бледно-зеленый светящийся след и нежно-розовые и голубоватые вихри.

Когда скиммер лавировал в тумане, огромный парус собирал горстки атомов из каждого кубометра квази-вакуума. Нейтральный или ионизированный водород был смешан с кислородом, гелием, неоном и азотом. Кривой парус втягивал захваченные молекулы как реактивный двигатель, конденсируя их в разреженный водород для переработки в экти, снимая сливки и разделяя прочие ценные продукты. Сырье было рассеянным, но его было море, огромное, как расстояния от одной звезды до другой.

Маленький жилой отсек Джесса и производственные механизмы качались на гигантском прозрачном парусе, соединенные перемычками и тросами с паутиной собирающей пленки. Подвесные легкие конденсаторы, фильтры и эффективный маленький экти-реактор, разработанный Котто Окиахом, с тралом позади двигались силой фотонов, бьющихся об отражающую поверхность.

Остальные скиммеры Скитальцев просеивали туман на громадной площади. Как парящие рыбацкие суденышки, дрейфующие в богатых водах, болтались вдалеке друг от друга эфирные корабли, оставаясь в радиоконтакте. По большей части пилоты вели долгие разговоры или играли в стратегические игры, сильно растянутые по времени, потому как сигнал на больших расстояниях передавался не быстро.

Джесс, однако, предпочитал оставаться один, размышляя в тишине. Сердце его навсегда принадлежало Ческе, но в действительности они были обречены на разлуку.

«Я мог бы давно на тебе жениться», – мысленно говорил он любимой.

Они оба слишком беспокоились о воображаемых скандалах и сплетнях. С чего бы их свадьба могла обесчестить память Росса? И могло ли Ческу замужество отвлечь от обязанностей Рупора в чрезвычайных условиях войны с гидрогами? Он так не считал, но теперь было слишком поздно. В действительности, их запуганные отношения, возможно, отвлекали ее еще больше. Джесс недостаточно ясно видел указание Путеводной Звезды.

Теперь, однако, Ческа обязана принять предложение Рейнальда. Скитальцы и терокцы могут объединить ресурсы к взаимной выгоде, встать вместе против враждебных сил, что грозят поглотить или уничтожить всех.

Тем временем Джесс дрейфовал в море тончайшего газа. Даже самые неистовая плазменная рябь или ураганы ионов были так слабы, что он не мог ничего чувствовать.

Джесс протиснулся в люк и спустился в производственный отсек под жилым модулем. Контроль за процессом сбора стал привычной ежедневной обязанностью.

Главным компонентом тумана, особенно во внешних вихрях, был аллотропный водород, и скиммеры предназначались для закачивания всего собранного газа в высокоэффективный экти-реакгор.

В зависимости от местоположения анализирующих пробников, он мог в течение дня пролетать мили относительно плотного парообразного материала, собирая не только водород, но также гидроксид и молекулы диоксида углерода, слабые следы моноксида углерода и дважды ионизированный кислород. Самым странным, в чем он с готовностью убедился, было то, что из соединений этого газа собиралась значительная концентрация чистых молекул воды, необычной для межзвездных облаков.

Воспитанный на ледяных шахтах Плумаса, Джесс хорошо знал ценность воды для межзвездных колоний. Скитальцы всегда могли бы использовать ее для питья или в гидропонных системах; воду также можно было с помощью электролиза разделить на кислород и водород, затем собрать в пероксид, ракетное топливо и даже в смазочные вещества. Такой ресурс не стоило упускать.

До сих пор у него было много времени для производства модификации. Джесс переконфигурировал молекулярные фильтрующие системы и оснастил вспомогательный отсек оборудованием для отделения воды из звездного облака. С присущей ему основательностью и целеустремленностью он построил цилиндр, вмещающий сотни литров полученной жидкости. Даже в такой плотной концентрации газов он, однако, мог бы выделить только молекулу или две из каждого кубометра тумана.

Работа занимала все его время, отвлекая от мыслей об утрате.

Корабль Джесса дрейфовал, окруженный невидимым паром, подсвеченным шальными фотонами от далеких звезд. Экти-реактор гудел, собирая тонкие потоки разреженного водорода; дистиллятор отделял космическую воду, литр за литром, капля за каплей.

Как было в обычае у Скитальцев, Джесс украшал запутанным рисунком, индивидуальным для каждого клана, свою одежду, – объединенные вместе символы показывали разветвленное генеалогическое древо семьи. К его печали, сейчас знак клана Тамблейнов выглядел примитивным и неполным.

Джесс часами сидел в одиночестве, выкладывая на ткани сложные символы, рожденные его фантазией. При другом раскладе ветвистое, могучее древо Тамблейнов могло бы соединиться с древом клана Перони и создать многоцветную радугу, тогда аппликация заполнила бы и рукава, и штанины комбинезона. Но рисунок, пока что, завершился на его имени.

Ветви его дядьев продолжались только Тасииным именем. Возможно, она могла бы продлить рисунок. Кто угодно из молодых Скитальцев будет счастлив взять ее в жены, когда ее военная карьера достигнет предела, и Тасии наскучит эта адская карусель.

Ах, как он ненавидел гидрогов! Росс… и Тасия… и Ческа… Когда-нибудь война закончится, но их жизнь никогда не станет прежней.

Однажды он сможет взять новый старт, переиначить рисунок своей жизни, включив новый символ. Но не сегодня. И еще очень не скоро.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru