Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 40. АНТОН КОЛИКОС

Кол-во голосов: 0

Лотц показался из обветшалой палатки, неся в руках то, что удалось спасти из техники и журналов связи. Он вывалил добычу на землю и приступил к инвентаризации.

Рлинда пошла вокруг самой маленькой палатки, видимо, принадлежавшей зеленому священнику. За ней виднелись останки рощи вселенских древ.

– Вам необходимо на это взглянуть! – крикнула она шпиону.

Деревца была высажены рядами и, без сомнения, любовно выращивались зеленым священником, – но каждое было выдрано с корнем и сломано неким ужасным, вандалом. Превращенные в щепки тонкие стволики были раскиданы и успели зарасти пылью и песком. Время стерло улики, но от жуткой картины все еще отдавало насилием.

Лотц подошел и внимательно вгляделся в картину, фиксируя в уме каждую деталь.

– Это объясняет, почему прервалась связь через телинк.

Нога Рлинды попала на что-то жесткое, похожее на бревно. Она остановилась и опустила руку в пыль, нащупывая странный объект. Ощутила под пальцами пересохшую кожу и продолжила поиски, уже догадываясь, что найдет.

Сморщенное мумифицированное лицо безволосого человека с зеленой кожей будто бы с укором глянуло на нее. Засуха вытянула всю влагу из мягких тканей; мускулы отвердели, стянув лицо в странной гримасе. Из-за недостатка влажности плоть усохла, сжалась и прилипла к костям. Это сделала пустыня, одновременно разрушая и сохраняя.

– Наш зеленый священник, – сказала Рлинда. – Аркас – так, кажется, его звали?

– У меня нет ощущения, что он был похоронен в соответствии с обрядом. Следовательно, он навряд ли умер при обычных обстоятельствах, – шпион прогуливался по территории, прокручивая в уме идеи. – Возможно, Маргарет или Луис подхватили какую-то разновидность корабельной горячки?

Рлинда стояла, разглядывая обнажившийся в сухой пыли труп. Она охотно перенесла бы беднягу подальше отсюда, пока Лотц продолжает свое вынюхивание.

– Ты, может быть, и детектив, Давлин, но я не уверена, что ты действительно понимаешь людей. Эти старики были вместе десятки лет. Они полжизни провели отрезанными от земной жизни на раскопках чужих планет – такие люди умеют справляться с одиночеством.

– Я еще не готов дать свое заключение, – сказал Лотц. – У них также были компи и три кликисских робота.

Рлинда посмотрела на скальный город, где нагромождение руин терпеливо ожидало разгадки их древних тайн.

– Не хочешь пойти полюбопытствовать, что в этих живописных развалинах? – предложила она.

Пустые кликисские города находили на многих планетах, но полностью исследовали лишь некоторые из них. Разумная раса строила похожие на улья дома в окружении степей или вырубала жилища в стенах каньонов. Илдиране уже давно знали об исчезнувшем народе, но они предоставили заброшенным городам-призракам разрушаться самим по себе.

В те дни, когда Ганзейская Лига была еще молода, возбужденная желанием расширяться, она отправляла исследователей в такие миры, описанные и благополучно забытые илдиранскими учеными. Открытие Коликосами Факела Кликиссов вновь пробудило интерес к исчезнувшей цивилизации. Война с гидрогами, однако, сорвала все планы, и более интенсивные раскопки так и не начались.

Теперь Рлинда в изумлении блуждала по затхлым тоннелям. Необычные здания были построены из полимерных конкреций, прочного силиконового волокна особого сорта, возможно, органически произведенного насекомоподобными Кликиссами. Все стены покрывали странные иероглифы и непонятные формулы.

За день хождения в подземельях призрачного метрополиса они с Лотцем нашли несколько предметов экипировки Коликосов, но ничего больше.

– В последнем докладе Маргарет Коликос описаны другие, лучше сохранившиеся развалины, – сказал шпион. – Подозреваю, что они днями работали там.

Удерживая генеральное направление, Рлинда вела «Любопытного» по следам на дне каньона, пока не нашла разрушенные мостки, когда-то укрепленные на скале.

– Нам нужно попасть внутрь, – сказал Давлин.

– Не сомневаюсь. Только найдите мне площадку для приземления корабля, – он не рассмеялся шутке, и она выдала новый афоризм. – «Любопытный» собирается облегчить свое бремя, Давлин. Внизу в трюме у меня есть несколько левитационных пластин. Они могут выдержать даже двоих.

Она приземлилась на плоской как стол горе с отвесными стенами. После чего, взгромоздившись следом за Лотцем на произведение высоких технологий, Рлинда как можно медленнее направила пластины к краю скалы и затем вдоль стены вниз.

– Эта вещь предназначена для перевозки больших грузов, а не для победы в гонках.

Она лавировала в нависающих скалах и, наконец, разогнав пыль по углам, приземлилась на каменный пол. Воздух был сух. Когда они шли, шаги отдавались в нем тихим шипением.

Давлин указал на лампочки и проволоку, тянувшуюся вдоль коридора, пометки на стенах и ярлычки слева и позади.

– Заметки Маргарет очень оптимистичны по поводу находок.

– Может быть, здесь найдется кто-нибудь, временно замещающий археологов, – Рлинда глянула на тень, подсветив себе портативным фонариком. – Я хотела бы прихватить оружие. Думаю, у меня есть парочка стволов на корабле.

Лотц сконцентрировался на окружающей обстановке, все его чувства обострились, он готов был среагировать в любую минуту. В глубине скального города они нашли разбитую баррикаду, нагроможденную перед входом в большой зал.

Она явно сооружалась в отчаянной спешке человеком, осознававшим всю ненадежность хрупкой преграды. Она была пробита снаружи. Рлинда направила в комнату луч фонаря и осветила машины и высокие плоские стены.

И лежащего на полу старика.

Лотц поспешил в комнату через пролом. Тело Луиса Коликоса сохранилось лучше, чем труп зеленого священника, достаточно, чтобы Рлинда, посмотрев внимательно, могла сказать, что он-то уж точно умер насильственной смертью. Археологу нанесли несколько серьезных ранений.

Внезапно став осторожной, она испуганно озиралась, словно ждала, что нечто может броситься на них в любой момент.

На одной стене виднелся трапециевидный срез, походивший на окно, сделанное в камне, абсолютно чистое, не заполненное привычными росписями кликиссов и вставленное в раму из пластинок, испещренных символами. На гладкой поверхности застыли как вопль отчаянья красно-коричневые потеки – кровавые отпечатки пальцев, словно в последний момент перед смертью Луис Коликос стучал по стене, требуя, чтоб ему отворили.

– Два тела обнаружены, но никаких объяснений мы не нашли. И где Маргарет Коликос? – наморщив лоб, Лотц оглядел отпечатки пальцев и гладкую стену.

Мерзкая дрожь прокатилась по спине Рлинды. Кажется, они могут провести на Рейндик Ко неопределенно долгое время.

40. АНТОН КОЛИКОС

– Я выбрал деятельность, которая может доставить вам удовольствие, Хранитель Антон, – сказал Вао’ш. – Меня очень интересуют излюбленные методы людских рассказчиков. А теперь поглядим, сможем ли мы возродить часть из них.

Хранитель памяти взял Антона с собой на побережье, и теперь они сидели один на один с шумом ветра и моря на плато в дюжине метров над водой. С залива дул теплый, приятный бриз, и Антон ощущал кислый запах распустившихся оранжевых цветов, крупных, с плоскими, как у лилий, листами и чем-то похожими на ленточки водоросли.

Суматошные слуги, весело болтавшие между собой, аккуратно сложили поодаль бревна в виде конуса, усыпанного сухим трутом. Затем они подожгли сложенное таким образом дерево и, когда его охватило пламя, удалились.

Два историка, теперь уже абсолютно одни, сидели на мягкой, как мох, подушке из растений, кочками выраставших на песке. Торжественный огонь поднялся выше, бросая отсветы на их лица.

– Я все сделал в соответствии с вашей традицией, Хранитель Антон? Слагать истории у костра на побережье – ведь так принято на Земле?

– Конечно, хотя вы упустили один момент – такие истории лучше всего рассказывать в темноте, а не при постоянном ослепительном свете дня, – улыбнулся Антон.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru