Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 31. АНТОН КОЛИКОС

Кол-во голосов: 0

Рлинда не сказала Би-Бобу о своем настоящем задании, не желая портить тихую совместную трапезу в его хижине, построенной еще илдиранскими колонистами. Она привезла несколько его любимых блюд, бутылку хорошего вина, новые эстрадные записи и причудливую рубашку, которую, Рлинда знала, Би-Боб никогда не наденет. Она назвала это «согревающим душу» подарком.

– Сказать по правде, я не удивлен тем, что ты нашла повод добраться сюда, – Би-Боб положил себе тушеного мяса, которое Рлинда приготовила на его маленькой кухне. – Если бы я не был уверен, что ты разберешь мою шифрованную записку, то не стал бы рисковать, посылая ее. Полагаю, генерал Ланьян не обрадовался, узнав о капитане, дезертировавшем из EDF.

– Ну, он был не прав в первую очередь, призвав тебя, и я никогда не забуду этому негодяю конфискацию моих торговых судов. Как там мой корабль, кстати?

Би-Боб воздел очи горе.

– «Слепая вера» только на десять процентов твоя, – как ни в чем не бывало ответил он. – С ней все прекрасно; – за исключением пустого бака. Сейчас она представляет из себя не более чем украшение для лужайки, на которой стоит.

– Подопри ее чем-нибудь, и пускай травой обрастает! – насмешливо хмыкнула Рлинда. – Тогда превратишься в настоящего погрязшего в мусоре домоседа.

Он хлебнул пурпурного вина из ее запасов.

– Я счастлив здесь, ты знаешь. Кренна – милое местечко, всегда погода хорошая. Послушай как-нибудь, как ветер поет в пустотелых свирельных деревьях. Может быть, это идеальное место, чтобы осесть – даже если выбор не продиктован необходимостью. Знаешь, я мог только мечтать, чтобы ты оказалась здесь, рядом со мной, Рлинда – и не просто из-за твоей чудесной стряпни, честно!

Она тепло засмеялась.

– Знаю, и потому я здесь, – в трудные времена лесть становится нелегким делом.

Би-Боб поставил стакан.

– Но как бы мне хотелось верить, что, навещая меня, ты искала лишь повод для появления здесь. Тебе нужна моя помощь?

Неудивительно было, что он догадался. И тогда Рлинда рассказала ему все.

Рлинда вернулась на свой корабль через час после рассвета, но Давлин Лотц уже ждал около «Любопытного».

Руки его были пусты, он стоял неподвижно как статуя, на левой стороне лица – тонкий шрам, будто неведомый хищник пытался выцарапать ему глаза. Давлин был хорошо сложен, в нем читался недюжинный ум, бдительность и невозмутимость настоящего профессионала.

– Я уверен, Президент Ганзейской Лиги послал вас сюда, – сказал он. – Именно так, доставка медикаментов была удобным прикрытием.

Она оглядела шпиона с головы до ног.

– Вы не верите в простое человеческое милосердие?

– Я не верю в милосердие Бэзила, – он кинул взгляд на «Любопытного». – Похоже на хороший корабль. Снаряжение в порядке?

– Президент снабдил меня всем, что нужно для нашей маленькой экспедиции: копательные и аналитические инструменты, жизнеобеспечение лагеря, запасы пищи, водозаборное устройство. Десять тысяч незаполненных кроссвордов в базе данных.

В тишине раннего утра Рлинда проводила его на борт и показала маленькую гостевую каюту, какую занимали зеленые жрицы Нира и Отема когда-то, когда еще никто не слыхал о гидрогах. Лотц потрогал койку, осмотрел компьютерную консоль и базу данных корабельной библиотеки, после чего удовлетворенно кивнул.

– К отлету готов. Предпочитаю не устраивать сцен со сбором вещей и долгими проводами. Колонисты считают меня таким же как они поселенцем, немного разбирающимся в инженерии. Они не подозревают, зачем я здесь на самом деле.

Рлинда изумилась.

– Не прощаться? Вы провели на Кренне не один год… и собираетесь спокойно заснуть после отлета? Не взяв ничего с собой, кроме того, что на вас?

Его лицо не поменяло выражения.

– Это мое дело. Я готов отправляться на поиски пропавшей экспедиции.

– Что касается меня, то корабль в полной готовности, – вздохнула Рлинда. – Но мне нужно забежать к кое-кому попрощаться.

31. АНТОН КОЛИКОС

Сказочный город Миджистра представлял собой все, о чем тон мог только мечтать – и в тысячу раз превосходил любую мечту. Кристаллический город сиял под лучами семи солнц. Казалось, что глаза не могут узреть более великое чудо, чем это.

Шагая прочь от илдиранского транспортного судна, Антон шарил по карманам в поисках пленочных светофильтров. Хотя капитан предупредил его, что из-за яркого света у людей часто возникают проблемы, Антон был так захвачен увиденным, что забыл об элементарной осторожности. Когда он отыскал и надел фильтры, перед ним открылось все многообразие восхитительных деталей. Остроконечные шпили, цветное стекло, фонтаны, сады…

Город вызывал в памяти чудесные сравнения: Ксанада и удивительный купол Кубла Хана, мифическая Атлантида, золотой город Эльдорадо, даже Изумрудный Город в стране Оз. Нужны века, чтобы сродниться с этим местом, пропустить через себя, прожить и передать будущим поколениям его радужный образ.

Антон хотел бы разделить эту радость с родителями. Им бы понравилось здесь! Еще перед отлетом с Земли он получил формальное извещение от некоего чиновника Ганзы, что его просьба будет «принята к рассмотрению», как только это окажется доступным и «соответствующим ситуации». Антона не слишком обрадовал такой ответ. Но это было уже что-то. Возможно, у его новых илдиранских друзей будет что добавить к этому?

Подавляя в душе неотступное беспокойство за родителей, Антон напомнил себе, что Маргарет и Луис Коликосы всегда были самодостаточны и хорошо подготовлены к неприятным неожиданностям. Всю его жизнь мать и отец показывали, как они любят свою работу. И, невзирая на риск, сопряженный с ней, не стали бы заниматься ничем иным.

Антону было просто хорошо здесь, в Миджистре. Наконец-то!

Илдиране выходили из битком набитых пассажирских лайнеров, где путешественников собирали вместе в один общий салон. Если Антон наслаждался одиночеством, только в нем обретая спокойствие, необходимое для учебы и медитации, эта раса процветала в многолюдной компании. Он никогда не интересовался, делают илдиране хоть что-нибудь в одиночку или нет.

Антон двинулся вниз по сходням с группами илдиран, разных по виду и телосложению. Наблюдая за толпой выходящих пассажиров, он искал среди них историка Вао’ша, чтобы засвидетельствовать ему свое почтение. Антон изучал илдиранскую культуру и очень хорошо знал, как определить илдиранина из рода хранителей памяти. Как единственного из всей группы землянина, Антона, конечно, было легко узнать.

Вскоре он увидел махавшего ему невысокого илдиранина в полосатых одеждах, каждая полоса – в цвет одного из семи солнц. Его приветливое лицо отличалось от лиц солдат и придворных, которых Антон видел во время полета. Он торопливо сошел по трапу, усталость мигом слетела с Антона.

– Вао’ш, хранитель памяти Илдиранской Империи? – убежденно произнес он.

Историк еще раз назвал свое имя, тщательно проговаривая звуки, молодой человек несколько раз повторил его, пока не добился правильного произношения. Вао’ш вытянул вперед руки, как бы говоря «ну, вот видите, это просто!».

– А вы Антон Коликос, знаток человеческих легенд и хранитель истории? – спросил он.

– Ваши слова для меня значат гораздо больше, чем звание «доктора исторических наук» или «профессора», – Антон энергично потряс правую руку хранителя памяти, удивив илдиранина, который немедленно ответил на рукопожатие. – То, что я делаю, обычно не пользуется почтением у обычных людей, разве что небольшим уважением.

– Как можно не уважать того, кто знает историю вашего рода?

– Люди слишком… практичны, чтобы уважать сказочников.

Илдиранский историк повел его по изогнутому коридору между звенящими фонтанами и сверкающей, будто грани алмазов, скульптурой в квартал с причудливыми башнями. Зеркала и солнечные часы создавали на улицах хитросплетения теней.

Хотя Антон обычно бывал довольно сдержан, энтузиазм сделал его болтливым. Он не чувствовал себя комфортно, выступая на конференциях или поддерживая разговор на банкетах, но сейчас всю застенчивость как ветром сдуло.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru