Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 21. ЭСТАРРА

Кол-во голосов: 0

Она оперлась на локоть.

– И это очень плохо?

Не успев освоиться на Земле, Сарайн обольстила Бэзила – и не только чтобы возвыситься, но и для того, чтобы кое-чему научиться. Это интриговало его больше всего. Их отношения основывались на власти и положении, обмене услугами и вполне обходились без скучной романтической любви. Бэзил замостил для Сарайн, как энергичной политической фигуры, дорожку наверх, хотя она еще не завершила того, что ему требовалось от нее.

Как посол Терока, Сарайн часто обращалась к Отцу Идриссу и Матери Алексе, своим родителям. Снова и снова Бэзил просил через нее прислать зеленых священников, чья телепатия была необходима – надо было как-то сообщаться со всеми колониями разрастающейся торговой империи, а также обеспечивать связь в войне с гидрогами. Они необходимы Ганзе, черт возьми! Сарайн должна понимать: несмотря на положение любовницы Президента, все может измениться, если она не сумеет быстро добиться положительного результата.

Бэзил продолжал молча созерцать звезды сквозь потолок. Сарайн картинно потянулась, будто это могло соблазнить его. Она хорошо знала, что нет.

– Я действительно пытаюсь что-то сделать, Бэзил, но это еще труднее с тех пор, как я не могу вернуться на Терок. Когда я связываюсь через Нахтона, кто знает, как он передает мои слова? Ты знаешь, что зеленые священники не заинтересованы в том, чтобы служить Ганзе. Они лишь хотят проводить все дни в лесу, наслаждаясь беседой с деревьями.

– Кто может позволить себе роскошь игнорировать наши требования и оставаться независимым? – тон президента был непреклонен. – Я почти готов отдать приказ привести корабли EDF к Тероку и объявить на нем военное положение. Меня не заботит, что, по общему мнению, Терок – суверенная колония. Мы ведем войну, и у вас есть ресурсы, которые нам необходимы! Можешь ты сделать так, чтобы твои родители это поняли?

Сарайн отозвалась с тревогой в голосе, как он и ожидал. Он ощутил, как ее тело напряглось.

– Мои родители могут не принимать точки зрения, высказанной не их приближенными, – в ее влажных глазах заплясали бесовские искорки, уголки рта изогнулись в лукавой улыбке – Сарайн явно что-то задумала. – Однако, у нас есть способ устроить альянс, который изменил бы их позицию. Возможно… политический брак с королем Петером скрепил бы две значительные ветви человеческой цивилизации? Если сам король возьмет в жены, скажем, дочь Отца Идрисса и Матери Алексы, как они могут отказать нижайшей просьбе родственника прислать большее количество зеленых священников?

Пульс Бэзила участился, когда он представил воплощение идеи, предложенной Сарайн.

– Надеюсь, что назначения тебя послом вполне достаточно для достижения нашей цели, кроме того, твоя новая выдумка сулит нам большую выгоду, чем ты думаешь. И кто-то с легкостью может добиться желаемого.

– Я вовсе не хотела тебя спровоцировать! Король Петер очень красив, знаешь ли, и почти одних лет со мной, – Сарайн виновато потупила взор. – Не подумай, что я разочаровалась в тебе, но… если бы я была замужем за Петером и стала его королевой, я, конечно, могла бы решить все проблемы, стоящие на повестке дня. Переговоры могут быть очень личными, но у нас есть хотя бы маленький шанс преуспеть.

– Великолепная идея, Сарайн. Ты и я предпримем небольшое дипломатическое путешествие на Терок в ближайшем будущем, – Бэзил наклонился и поцеловал ее. – Но ты создана не для политического союза с королем Петером.

Он подумал вдруг: а было ли его решение продиктовано только здравым смыслом или он допустил вмешательство эмоций.

– Нет… это должна быть твоя сестра Эстарра, – помедлив, закончил Президент.

21. ЭСТАРРА

Сидя на самой верхушке Вселенского Леса, ветви которого сплелись так плотно, что казались одним огромным деревом, Эстарра чувствовала себя как на крыше мира. Ясное голубое небо полнилось солнечным светом, что бежал далеко за смутно различимую полосу горизонта.

Но когда она не давала воли воображению, то видела звезду Терока безымянным светлым мотыльком в системе Рукава Спирали, и сама эта система была лишь маленькой частью Галактик Млечного Пути, объединяющих много равновеликих галактик.

Рядом с девушкой сидел старый зеленый священник, молчаливый друг, разделивший с ней созерцание. Росси был замкнутым, эксцентричным даже среди тех, кто посвятил свою жизнь Вселенскому Лесу. Он пристроился, как птица, на тонкой ненадежной ветке, позволяя широким, как лопасти вентилятора, листьям пальмы качать его, ничуть не опасаясь падения.

Кожа Росси стала темно-зеленой за долгие годы симбиоза с растениями. Его большие круглые, слегка навыкате, глаза так широко раскрывались, когда зеленый священник беспокойно скользил взглядом по кронам деревьев, ярким цветам внизу и мельтешащим стайкам насекомых, что, казалось, вот-вот вылетят из орбит. Эстарра наблюдала за Росси, догадываясь о причине его тревоги.

– Опять высматриваешь виверн?

Он обернулся к ней.

– Они приходят с ясного неба. Ты не увидишь их, пока не станет поздно, – зеленый священник смущенно потер длинный шрам на бедре, безобразной рытвиной искореживший треть ноги и заставлявший его сильно хромать. Эстарра содрогнулась, представив зубастые челюсти, оставившие эти следы. – Я не намерен давать им еще один шанс, – и он снова поднял глаза к небу.

Виверны были самыми страшными хищниками Терока, громадные, как штурмовики с широким размахом блистающих крыльев, крепкими, как алмаз, хитиновыми доспехами на теле, и быстрыми зоркими глазами, что могли заметить малейшее движение. Они не питались людьми, возможно, человеческое мясо представлялось хищникам невкусным. Обычно, после мгновенной атаки, мерзкие существа, натешившись, сбрасывали свою жертву с большой высоты на землю.

Только один терокец – Росси – выжил после такой божьей кары. Он падал, чуть живой, и ветви вселенских деревьев поймали его. Хотя деревья допустили его до служения, Росси повредил не только ногу, но и дух, и так и не смог восстановиться.

Эстарра часто удивлялась, почему Росси проводит так много времени на открытом пространстве, если он боится виверн.

– Скажи… чего ты хочешь достичь в жизни? – попыталась сменить тему разговора она.

– Разве служение Вселенскому Лесу не достаточно высокая цель? Зачем мне заботиться о другом?

– Потому что я думаю о своем будущем и не знаю, что дальше делать, – Эстарре нравился Росси. После того, как она вернулась из путешествия по Зеркальным Озерам и другим лесным городам, она часто гуляла с ним, просто беседовала и потихоньку училась. Девушке не хватало подобного времяпрепровождения, такого, как когда-то с Бенето.

Бенето всегда хотел служить Вселенскому Лесу и был счастлив, работая для маленькой сельскохозяйственной колонии Ганзы на далекой Корвус Ландинг. Он никогда не сомневался в своем призвании, в отличие от Рейнальда, вопрошающего, что он будет делать, став следующим правителем Терока. Сарайн же всегда интересовала коммерция. Эстарра хотя и увлекалась всем подряд, не преследовала конкретных целей. Сейчас ей было восемнадцать, Эстарра достигла совершеннолетия в глазах терокской общественности и должна была поторопиться с выбором жизненного пути.

Ей не хватало Бенето. Он часто передавал сообщения через Вселенский Лес, разделяя с семьей все маленькие радости, все заботы, что занимали каждый его день. Эстарра ждала, что после нескольких лет разлуки брат приедет домой – ну, в крайнем случае, в гости, но из-за трудностей с передвижениями в космосе боялась, что он надолго останется на Корвус Ландинг.

И вместо того, чтобы беседовать сейчас с братом, она общалась с Росси.

– Я просто хочу чего-нибудь достичь в своей жизни. Я посвящу всю себя и всю свою силу… если только смогу определить, чему, – Эстарра знала: он никогда и никому не расскажет о ее сомнениях.

В конце концов, зеленый священник оторвался от неба и внимательно посмотрел на нее своими выпуклыми глазами.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru