Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 16. МУДРЕЦ-ИМПЕРАТОР

Кол-во голосов: 0

В машинном отделении «Бертона» пытливые инженеры разобрались в древних силовых установках. Из контактов с Ганзейской Лигой ученые знали базисные принципы земных космических кораблей, а корабельный двигатель был достаточно прост в обращении, чтобы заставить его снова работать.

Надев изолирующий костюм и шлем, адар Кори’нх провел собственную инспекцию, гуляя по пассажирским отсекам, поднимаясь с одной палубы на другую. Даже оставаясь один, он мог чувствовать рядом других илдиран, их успокоительное присутствие, подобное щекочущим перышкам тизма, делавшее пустые помещения уютными.

Но он ощущал и присутствие людей, как будто их мысли и чаянья оставили материальный отпечаток. Этакое захватывающее великое стремление, наивный юношеский оптимизм сотен людей, оставивших жилые дома и рискнувших броситься в бурную реку Вселенной. Какое честолюбие, какая дерзость!

Кори’нх осмотрел все рубки, запечатанные склады, кают-компании, игровые центры, библиотеки… сейчас почти все полностью опустошенные. Он остановился у столовой, похожей на темную пещеру, разглядывая явные следы переполоха – перевернутые стулья разбросанный мусор. Мятеж или праздник? Или это из-за илдиран, когда они давным-давно задержали ничего не подозревающих колонистов «Бертона»?

Столько можно увидеть здесь и изучить… столько будет навечно утеряно, если он последует приказу и уничтожит корабль.

Он представил себе скандал, ожидающий Империю, если люди когда-нибудь узнают, что их предполагаемый союзник сделал на Добро. Как ненадежный союзник, Солнечный Адмирал взял колонистов туда, где им обещали собственную территорию; вместо этого они стали генетическим материалом для экспериментов.

Сердце Кори’нха сжалось. Это казалось ему бесчестным.

Когда адар гулял в благоговейном одиночестве, его воображение рисовало играющих детей, с визгом гоняющихся друг за дружкой, поколения, что рождались и умирали вдали от дома, так и не ощутив под ногами твердой земли. Он наугад открывал жилые каюты, пытаясь представить семьи, что жили здесь… и боясь, что может найти мумифицированные останки какого-нибудь забытого землянина.

Кори’нх видел старые картины – портреты героев или любимых, странные одежды, мелочи непонятного назначения, сувениры с Земли. Каждый предмет что-то значил для обитавших здесь людей, передавался от родителей к детям.

Они хотели создать новую Землю в новом мире. Но став объектами селекции на Добро, люди лишились памяти, и дети их не могли узнать о своем происхождении. Они потеряли все…

Наконец, адар достиг места, которое люди использовали для управления ядерным распадом – они называли его «ходовая рубка». Он стоял один, смотрел на темные контрольные посты, представлял, как высвечиваются показания датчиков. Здесь жили и работали капитаны, принимая правильные решения или совершая ошибки, старея, передавая долгую эстафету своим преемникам. Кори’нх хотел знать их имена. Были ли эти командиры забыты или их имена остались в истории? У человеческой расы не было эквивалента «Саги Семи Солнц».

Глубоко вздохнув, адар опустился в пустое командирское кресло, отмечая тонкие узоры изморози в темных промежутках между оборудованием постов. Слишком долго пустовал гигантский корабль. Безмолвие грозовым облаком сгустилось вокруг него, время от времени нарушаемое тихим треском и отрывочными звуками, когда нагретый воздух и шаги пришельцев тревожили надолго заснувшего великана.

Еще немного времени, и ему удалось бы изгнать сон и запустение из этих стен.

Но времени у Кори’нха не было.

Хотя это не оговаривалось в приказе, адар заставил солдат обойти все комнаты и собрать предметы, возможно, представляющие технический или культурный интерес. Он поклялся, что эти вещи не будут потеряны навсегда. Кое-кто из хранителей памяти еще мог расшифровать их, использовать как ключи для более глубокого понимания земных партнеров Илдиры.

Было бы преступлением стереть все начисто, избавиться от корабля, словно он никогда не существовал… даже если именно этого хотел наместник Добро.

Когда системы жизнеобеспечения «Бертона» уже функционировали, и Кори’нх не мог найти других поводов еще немного задержаться, он покинул командную палубу и лично взялся управлять великаном. Гигантский корабль, развернувшись, двинулся из астероидных полей к центру системы Добро. Находясь внутри огромного судна, адар чувствовал мощь неуклюже шествующего ковчега, что был домом сотням людей в течение десятилетий.

Он стоял, окруженный воспоминаниями землян, некогда доверивших свои жизни командиру этого корабля. Адар восхищался легендарными героями – но то, что он делал теперь, не казалось ему достойным памяти. Мало кто вообще будет знать о его поступках…

– Курс установлен, адар, – доложил инженер. – Тяготение довершит остальное.

Кори’нх взглянул на ревущий океан солнца Добро. Здесь, так близко, оранжевое пламя напоминало пузырящуюся лаву, горнило, в котором ничто не уцелеет.

– Приготовиться покинуть «Бертон». Сообщить септе, что мы на пути назад.

Его соотечественники удивленно оглядывали место, откуда они вынесли яркие игрушки, кукол и предметы гардероба землян и собрали в причальном отсеке. Кори’нх стоял позади всех, последний человек на рулевой палубе «Бертона», смотрел на одинокие контрольные посты и на то, как полыхает приближавшееся солнце. Наконец, он спустился сквозь уровни палуб обратно к своему челноку.

Покинув «Бертон», Кори’нх долго не мог оторваться от иллюминаторов челнока, наблюдая, как огромный древний гигант неумолимо затягивает в жадную гравитационную воронку солнца. Поверхность плазмы внезапно выстрелила языком пламени, будто коварный хамелеон ржавый корпус древнего «Бертона» стал вишнево-красным, потом пожелтел, разгорелся ослепительно белым, когда его втянуло в хромосферу звезды… и наконец разлетелся на расплавленные фрагменты. Безмолвным потоком осколков последний из старых звездолетов влился в ленивый огонь, растворился, оставив после себя только темное пятно, что быстро исчезло.

Неизгладимый след запечатлелся в душе адара Кори’нха, но он не мог рассказать об этом ни единой живой душе.

16. МУДРЕЦ-ИМПЕРАТОР

Медитируя, Мудрец-Император созерцал весь свой народ через ментальную паутину тизма, тонкие движения душ, мерцающие сквозь план Светлого Источника. Мудрец-Император был фокусом для всех этих нитей, и его народ доверял ему принятие истинных решений. Никто другой не мог это сделать.

В комнате, предназначенной для медитаций, теплый солнечный свет струился сквозь полупрозрачные стены, сделанные из сапфиров и кроваво-красных рубинов. Цирок’х, полуприкрыв глаза, откинулся на спинку кресла-кокона. Он видел все отчасти сознанием и отчасти глазами. Его мозг учитывал миллионы деталей, каждый кусочек мозаики, каждое действие.

Только что прибывший после уничтожения «Бертона» адар Кори’нх, мундир которого украшали ряды начищенных до блеска медалей, оставался подчеркнуто вежлив. Он сложил руки на груди и обратился к императору:

– Моя команда инженеров собрала образцы земной техники и личных вещей с «Бертона». Я приношу их в дар вам, сир. Возможно, эти предметы смогут помочь специалистам Илдиры лучше понять людей.

Не желая выдавать своих мыслей, Цирок’х благожелательно улыбнулся – это было его излюбленное выражение.

– Даже Мудрец-Император продолжает учиться. Благодарю тебя за эту возможность!

Он был одновременно доволен и огорчен инициативой адара. Кори’нх был неспособен скрыть свое недовольство конкретным приказом. Но его чувство долга пересиливало все. Он ни разу не уклонялся от своих обязанностей и всегда оставался лояльным. Мудрец-Император нуждался в безоговорочной преданности и исполнительности, особенно теперь. Он должен был посеять в умах подчиненных семена надлежащих мыслей.

Когда Кори’нх уже собрался уходить, правитель поднял пухлую руку, желая остановить его. Адар вздрогнул, будто его током ударило, встревоженно звякнули медали.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru