Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 8. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Кол-во голосов: 0

8. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Небеса Плумаса промерзли насквозь. Врезанное в ледяной потолок искусственное солнце еле светило, отражаясь от подземного моря.

Для доставки визитеров и оборудования сквозь ледяное плато пробурили транспортные шахты. Гидростатика выдавливала воду из трещин в желтой замерзшей коре, посылая вверх кипящие струи. Корабль Скитальцев с поверхности мог подключиться к этим водяным потокам и заполнить свой грузовой отсек.

Клан Тамблейнов держал Плумасские водяные шахты на протяжении многих поколений, но Джесс не был неискушенным в этих делах. Скиталец сердцем, он предпочитал выполнять самые необычные и рискованные задания, и чем дальше от дома, тем лучше. К счастью, после смерти Брама, его отца, заботу о водяном промысле с энтузиазмом приняли на себя четверо братьев старика.

Когда дядя Калеб спросил скрипучим голосом, собирается ли Джесс участвовать в процессе управления производством, Джесс только улыбнулся.

– Наша семья никогда не знала междоусобиц и споров. Я не хотел бы затевать что-либо подобное, тем более, вы все так прекрасно работаете. Мой отец говорил, что кровь Тамблейнов способна превращать лед в воду. Он считал это добрым делом.

Теперь Джесс стоял у трубы подъемника и приводил в порядок свою одежду. Морозный воздух был хрупок и свеж.

При выдохе белые облачка пара стремились вверх. Он вырос на Плумасе, здесь они с Россом играли, вместе заботились о сестренке Тасии… Но слишком многое здесь изменилось с тех пор. Давно нет места, где он провел детство, оно исчезло из его памяти.

Когда Джессу было четырнадцать, погибла его мать. Она провалилась в трещину на постоянно меняющейся под потоками гейзеров поверхности. Тогда ледяная корка разбилась, хлынувшая вода и талый снег смели Карлу Тамблейн, а всасывающие воду машины затянули ее в разверзшуюся трещину.

Еще несколько часов они слышали слабый сигнал с радиопередатчика на костюме Карлы, но спасти ее не удалось. Брам обезумел от горя, пока его жена медленно замерзала, оставшись навсегда впаянной в кристалл льда, словно древнее ископаемое.

Теперь отец и брат Джесса тоже были мертвы, его сестра бежала, чтобы вступить в EDF. Хотя вокруг были дядья и кузены, Джесс чувствовал себя здесь покинутым и одиноким.

Из административного корпуса за его спиной появились два дяди Джесса. Третий, распихивая грязные перчатки по карманам, обходил ангар с оборудованием. Дядя Калеб просто гонял машины на холостом ходу: то ли пытался усовершенствовать, то ли проверяя оборудование. Джесс подумал, что, наверное, дяде нравится звук гудящего двигателя и ощущение «чистой грязи» под ногтями.

Двое подошедших дядьев были так укутаны, что их было не узнать, но Джесс догадался, что это должны быть близнецы Винн и Торин, младшие братья отца. Его последний дядя, Андрев, остался внизу, занятый бухгалтерией водяных шахт.

– Корабли готовы для броска к Оскувелю, – сказал один из дядюшек – Торин, судя по голосу. Его щеки горели от мороза.

– Мы выполнили заказ Дела Келлума и кое-что еще, – сказал Винн. – Не спорь, если он будет настаивать на срочной оплате.

Улыбаясь, подошел дядя Калеб:

– Если ты ловкий парень, Джесс, то захватишь подарок для бойкой дочки Келлума. Она того стоит.

– Она бедовая, – поддержал Торин. – Но ты можешь быть еще несносней!

Джесс рассмеялся.

– Спасибо, но… нет, – их слова только напомнили ему, как сильно он соскучился по Ческе. Он улыбнулся про себя. Не больше шести месяцев.

– Разборчивые парни заканчивают горемычными холостяками, – предостерег Торин.

– И это правильно, – ответил Винн как-то чересчур быстро.

Калеб с Торином хмуро посмотрели на брата.

– Не говори, что не раскаялся!

Винн поспешил закрыть тему:

– Когда затикают мои биологические часы, я дам вам знать.

К счастью, открылась дверь лифта, и Джесс шагнул в проем трубы, оставив позади и дядьев, и их соленые шутки.

– Вы можете обсуждать дела династии Тамблейнов, пока меня нет. Я собираюсь доставить этот водяной груз, – он захлопнул ледяной потолок, стремясь поскорее остаться один на борту танкера, в пути, где он мог пару дней помечтать о союзе с любимой…

В полосе обломков, которая тянулась вдоль экватора газового гиганта, оставалась незамеченной ни шпионами Ганзы, ни гидрогами тайная пристань Скитальцев.

Джесс Тамблейн пришел на Оскувель с грузом воды на буксире. Блестящая мешанина отцепленных грузовых отсеков, автоматических станций и отдельных модулей кружилась в многополосных кольцах планеты. Команды в скафандрах двигались, подобно муравьям-рабочим, складывая агрегаты и необработанные материалы в ангары космических доков. Пока разведывательные корабли Большого Гусака не проявляли пристального внимания, доходный комплекс клана Келлума продолжал строить и отправлять корабль за кораблем…

После того, как Джесс завел свой корабль в док и опорожнил грузовые цистерны, его встретил сам Дел Келлум. Грудь у этого человека была подобна бочке, волосы его наполовину уже поседели, а гладкая козлиная бородка так и вовсе была бела.

– Не видел тебя с Велирского рейда! Что ты нам сегодня привез? – весело осведомился он.

Джесс ткнул большим пальцем назад, на стоящие в доке цистерны.

– Точно что было заказано, Дел. Ты ожидал чего-нибудь покрепче воды?

– Я займусь доставленным, – бросила молодая женщина, не отрываясь от компьютера. – Хай, Джесс! Увидимся до твоего отлета?

Он узнал по голосу черноволосую дочку Келлума. Ей было всего восемнадцать, но большинство работ по обслуживанию пристани она вела на профессиональном уровне.

– У меня плотное расписание, Зетт, – вежливо ответил Джесс. – Я не знаю, останется ли время.

– Он найдет время, дорогая, – заверил дочку Келлум.

Управляя маленьким грузовичком так лихо, словно он был ее продолжением, Зетт перехватывала плумасские водяные танкеры и плавно разводила их по монтажным цехам и складам ресурсов Оскувеля.

С отеческой гордостью глядя, как работает его дочь, Келлум приподнял кустистые брови.

– Она строит тебе глазки, Джесс, и стала бы хорошим уловом, будь я проклят! Тебе уже тридцать один и холостой – разве это не беспокоит твой клан?

Зетт была дочерью Келлума от первого брака, частью семьи, оставшейся у него после аварии купола, в которой погибли его жена и маленький сын. Хотя Келлум воспитывал девочку как принцессу, Зетт по собственной воле выросла сильной и совсем не избалованной девушкой. Джесс знал ее еще маленькой.

Он взглянул на главу клана и подавил усмешку.

– Я сам сделаю выбор, который мне укажет моя путеводная звезда.

Келлум хлопнул его по плечу и повел через воздушные шлюзы к медленно вращающемуся жилому отсеку. Он вручил Джессу кружку с крепким апельсиновым ликером, который гнал для себя.

Одну стену занимали иллюминаторы, сквозь которые открывался вид на постоянно изменяющуюся мешанину скал.

– Живущие здесь подобны пловцам, затесавшимся в стаю голодных рыб, – произнес Келлум. – Ты видишь все, что движется, и постоянно готов убраться с дороги.

Он гордым жестом указал на аквариум, встроенный в стену, и Джесс посмотрел на полосатую, как зебра, рыбку-ангела, самую дорогую покупку Дела Келлума. Огромных затрат вожаку клана стоило привезти грациозную тропическую рыбку с Земли. Он самолично кормил ее, любовался гладкими формами, потому что, как он говорил, они напоминали ему очертания звездного корабля.

Келлум заговорщицки прошептал:

– Вне зависимости от того, возьмешь ли ты меня в свою следующую штурмовую эскадрилью, Джесс, моя гавань может выкачать дюжину или около того ударных судов. На моих производственных линиях место всегда найдется.

Джесс не мог сказать, прозвучало ли это многообещающе или с тревогой.

– Я сейчас не готов терять людей и оборудование, Дел, только за тем, чтобы продать Большому Гусаку некоторое количество экти. И вообще, мы можем сделать упор на другие методы.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru