Пользовательский поиск

Книга Звездный Лес. Содержание - 2. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Кол-во голосов: 0

Теперь многие кланы смотрели на Джесса с уверенностью, что он продолжит бунт против абсурдного запрета чужаков.

– Я лишь следовал за своей Путеводной Звездой, – уклончиво отозвался он.

– У нас с тобой много общего, – сказал Келлум, его голос теперь был приглушенным, ибо он переключился на личную частоту. – И если вдруг ты задумаешь еще одну бомбардировку, можно мне подсказать для нее адресок?

– Что ты имеешь против Велира? – удивился Джесс. Затем он вспомнил: – А, ты же хотел жениться на Шарин Пастернак!

– Да, будь я проклят! – выругался Келлум. Шарин Пастернак была капитаном небесной шахты на Велире. Эта женщина имела особенно едкое чувство юмора и крутой нрав, но Келлум восхищался ею. Это было бы вторым браком для обоих. Если бы шахта Шарин не была уничтожена одним из первых нападений гидрогов.

Еще три цистерны, загруженных экти, отправились в полет. Триш Нг, пилот второго корабля-наблюдателя, вдруг начала неистово сигналить Джессу, оборвав разговор.

– Сенсорные буйки! Проверь показания, Джесс!

Послушно глянув на сканер, он увидел типичную несущую волну с короткими зубцами на заднем плане.

– Это только черточки разрядов. Не празднуй труса, Нг!

– Эти самые следы разрядов повторяются с интервалом в двадцать одну секунду. С точностью механизма, – она переждала такт. – Джесс, это искусственный сигнал, скопированный, замкнутый и отраженный обратно к нам. Охотники, должно быть, уже нейтрализовали сенсорные буйки. Это уловка!

Джесс понаблюдал некоторое время, и вскоре картина стала очевидной.

– Ожидали, что мы должны это съесть! Всем: сворачиваемся, уходим!

Как будто почувствовав, что их рассекретили, семь громадных боевых сфер поднялись как смертоносные левиафаны из толщи велирских облаков. Скитальцы-сборщики не колебались, быстро уводя корабли от погони.

Низкий гул пришел от сфер чужаков, и с голубым сиянием на их алмазных боках раскрылись пирамидальные выступы. И все отважные Скитальцы уже видели раньше, как враг стрелял из этих разрушительных орудий.

Келлум отстегнул четыре пустых цистерны для экти и метнул их, словно крупную картечь, в ближайший боевой шар.

– На, подавись!

Джесс кричал в передатчик:

– Не ждите! Немедленно уходим!

Диверсия Келлума сработала. Враги направили голубые молнии на пустые снаряды, дав блицкригерам фору в несколько секунд. Скитальцы запустили сверхмощные двигатели своих кораблей, и четыре из пяти харвестеров вышли на спасительную траекторию.

Один из новичков завис в хвосте всего лишь на миг дольше, и вражеские молнии превратили блицкригер в оплавленный лоскут. Пронзительные вопли членов экипажа донеслись по каналу связи и тут же оборвались.

– Уходим! Уходим! – кричал Джесс. – Рассеиваемся!

Уцелевшая банда харвестеров разлетелась, как пыль. Автоматические грузовые цистерны сами придут по указанным им координатам, где в свободное время бойцы подберут связку.

Боевые шары поднимались, выстреливая в пространство все больше голубых молний. Они попали в большой корабль-наблюдатель и сбили его, но остальные спаслись. Некоторое время вражеские корабли оставались над атмосферой, рыча, прежде чем неторопливо и бесследно погрузиться в медные бури Велира.

Рейдеры, хотя и потрясенные потерей блицкригера и наблюдателя, уже подсчитывали экти на своих харвестерах и прикидывали, какой доход оно принесет им на открытом рынке.

Джесс покачал головой, скрытый от глаз коллег в маленькой кабине своего корабля.

– Что случилось с нами, если мы радуемся тому, что наши потери оказались «не так уж велики»?!

2. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Экстренные совещания на высшем уровне проводились регулярно с тех пор, как начались атаки гидрогов, и эта встреча не была исключением. Но в этот раз король Петер настоял на том, что она будет проходить во Дворце Шепота, в зале по его выбору. Второй банкетный зал, на который он указал, не имел какого-то особого значения; юный король хотел лишь продемонстрировать свою независимость… и позлить президента Венсесласа.

– Ты продолжаешь твердить мне, что моя политика базируется на публичных выступлениях, Бэзил, – Петер выказал притворную радость, встретив тяжелый взгляд Президента. – Разве я не волен говорить с моими советниками в моем дворце, а не в Высшем Совете Ганзы?

Петер знал, что Бэзил терпеть не может, когда юный король использует против него его собственную тактику. Преображенный Раймонд Агуэрра научился играть свою роль куда лучше, чем ожидала Ганза.

Лицо Бэзила приобрело надменное выражение, как бы говорившее собеседнику, что Президент Земной Ганзейской Лиги дольше имел дело с кризисом, чем капризный молодой король.

– Твои претензии – всего лишь формальность, Петер! На самом деле на этих встречах в тебе нет необходимости.

Король попытался блефовать:

– Если ты думаешь, что народ не заметит моего отсутствия на экстренном заседании, тогда я лучше пойду, искупаюсь с моими дельфинами, – он понимал свое невеликое значение и старался нажимать на президента, когда только мог. Петер, однако, не мог недооценивать границы власти Бэзила. И, со своей хитростью и остротой ума, не упускал ни одной маленькой баталии. И знал, когда следует остановиться.

Наконец, битва была выиграна: Бэзил согласился, что это его, Петера, дело.

За закрытыми дверями, при свечах, вокруг стола, накрытого для ланча, собрались первые советники короля Петера – отобранный Бэзилом разнообразный внутренний круг представителей, военных экспертов и чиновников Ганзы.

Чопорные слуги сновали вокруг, выполняя их прихоти. Приятно журчала вода в трех фонтанах, устроенных в нишах.

Петер занял свое место в замысловато украшенном кресле во главе стола. Зная свою роль, он глубокомысленно молчал и слушал, как президент оглашает пункты повестки дня.

Жесткие седые волосы Бэзила были безупречно уложены. Его представительный костюм был дорогим и при этом удобным. Президент двигался с ленивой грацией, так что никак нельзя было поверить в его семьдесят три года. Он умеренно питался, пил только воду со льдом и кофе с кардамоном.

– Я требую точной оценки состояния колоний Ганзейской Лиги, – Венсеслас обвел долгим взглядом советников, адмиралов и послов от колоний. – За те пять лет, в течение которых гидроги убили короля Фредерика и предъявили свой ультиматум против эксплуатации небесных шахт, мы провели большую часть времени в поисках выхода и разработке действенных проектов, – президент посмотрел на командующего Земными Оборонительными Силами. С тех пор, как Бэзил стал Президентом Ганзы, он также де-факто возглавлял EDF. – Генерал Ланьян, какова ваша общая оценка?

Генерал указал в сторону статистических данных, которые помощники подготовили для него в списке документов:

– Все просто, мистер Президенту нас большая проблема, хотя EDF жестко экономит экти с тех пор, как начался кризис. Без тех крайне непопулярных мер…

Петер прервал его.

– Мятежи вызваны высокой стоимостью звездолетного топлива и его дефицитом, особенно в новых поселениях. Мы уже были вынуждены перевести четыре колонии на военное положение. Люди болеют и голодают. Они думают, я оставил их, – король с отвращением посмотрел на соблазнительные спелые фрукты и тонко нарезанное мясо. При мысли о чужих страданиях у него пропал аппетит.

Ланьян, прерванный на середине фразы, безразлично глянул на короля, затем вновь обратился к Бэзилу:

– Как я говорил, мистер Президент, строгие меры дадут нам возможность сохранить большую часть жизненно важных служб. Но наши резервы уменьшаются!

Тира Бегущая Лошадь, одна из посланников планет, отодвинула тарелку в сторону. Петер попытался вспомнить, какую колонию она представляет. Рейак?

– Водород – самый распространенный элемент во вселенной. Почему бы нам не попытаться получать его где-нибудь еще? – предложила Тира.

– Концентрация водорода не везде достаточна, – ответил один из адмиралов. – Газовые гиганты – лучший источник.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru