Пользовательский поиск

Книга Здравствуй, Фобос!(Науч.-фант. хроника — «Путь к Марсу» - 3). Содержание - Глава VII НЕБОЛЬШАЯ ПОДВОДНАЯ ПРОГУЛКА

Кол-во голосов: 0

А прогулка весьма занятная. Оказывается, Майкл располагал собственным суденышком, похожим на толстую камбалу и герметически закрытым со всех сторон. Под брюхом у «камбалы» был пластмассовый бак. Лодка легко могла становиться подводной. Сначала гости устроились в креслах на круглой огражденной палубе, и Донован покатал их по зеленому безмятежному морю, которое одно могло выветрить всякую память о том, что есть в мире зло и жестокость. Да неужели кто-то и впрямь таскает в карманах пистолеты-усыпители или носит еще более грозное оружие, если мир так прекрасен?.. Сделав круг по просторам бухты, где ветерок гнал мелкую рябь и вода от нее вдруг бралась свинцово-синим налетом, Майкл повел лодку в сторону Майами-Бич. За бахромой пальм, в массе тяжелой зелени прятались белые строения. Виднелось что-то, похожее на мавританский дворец со стрельчатыми арками и куполами; а рядом покрытый изморозью белоснежный куб…

Там стояли у пирсов самые роскошные катера и яхты. Земной рай, город миллионеров… Было странно и жутко представлять себе, что, может быть, один из владельцев этих вилл и яхт платит людям, еще вчера собиравшимся убить или похитить советских делегатов. Действительно, другой мир — уродливый, вывернутый наизнанку… Хорошо, что и в нем вырастают такие честные и веселые парни, как Майкл. Лучшее в человеке неистребимо.

«Камбала» описала пенную спираль и вернулась поближе к городу. Владелец предложил всем спуститься в салон. Гости заняли удобные мягкие сиденья возле иллюминаторов с массивными стеклами. Вверху автоматика со скрежетом задраила люк, под ногами зажурчала вода, устремляясь в резервуар. Еще несколько секунд, и бирюзовая, пронизанная солнцем глубина поглотила судно… Сидя за пультом в маленькой рубке, являвшейся, по сути, продолжением салона, Майкл непринужденно болтал с пассажирами. Сначала в окнах не было видно ничего, кроме синеющих по мере спуска масс воды и колышущихся солнечных столбов, пересекаемых стайками рыбьей мелочи. Затем медленно выплыл из мглы, овеществился покатый склон. Течения колыхали сплошную чащу коричневых водорослей. Лодка обошла нагромождение крупных глыб, и в иллюминатор вдруг ударил тонкий луч фонаря.

По склону бродили люди. Человек десять-двенадцать в легких гидрокостюмах, с ножами и фонариками в руках. Судя по росту и по быстрым, суетливым движениям, среди них было трое детей. Дети гонялись друг за другом в шевелящихся зарослях, пытались ловить пестрых рыбин — будто бабочек на лугу. У пояса взрослых висели прозрачные мешки. Время от времени кто-нибудь из них нагибался и подбирал раковину или камень, иногда приходилось пускать в ход нож, так крепко прирастали к скалам морские жители. Один из безликих аквалангистов взобрался на глыбу и заснял панораму маленьким видеоаппаратом, в том числе и лодку Майкла.

Высоко вверху, в маслянистом кипении волн, дирижаблем висела сигара днища. То был, видимо, катер, сбросивший водолазную компанию.

— Эх, было бы у нас больше времени!.. — с завистью протянул Акопян.

— Пожалуйста, — любезно откликнулся Донован. — Костюмы у меня имеются, и как раз три штуки.

— Да нет уж, спасибо, пора возвращаться…

Неожиданно Марина вскрикнула. Сразу став центром всей подводной картины и разрушив ее почти театральную, зыбкую условность, откуда-то по диагонали соскользнула громадная, подлиннее человека, точно из фарфора вылитая рыба. Шкура ее, серо-голубая в муаровых пятнах, была до странности гладкой. Акула неторопливо поплыла над самым дном. Ротовая щель, уходившая далеко за глаза, придавала рыбьей морде вполне осмысленное выражение сарказма. На людей она не обращала ни малейшего внимания, как, впрочем, и они на нее. А между тем акула охотилась. Вот, углядев жирного, во все лопатки улепетывавшего тунца, неторопливо перевернулась на спину, щелкнула челюстями… Брюхо сверкнуло гадкой, мертвенной белизной. Человек с видеокамерой плыл-бежал длинными заторможенными прыжками, стараясь подобраться поближе.

— Химическая защита, что ли? — недоумевал Семен.

— Нет, — ответил Майкл. — В данном случае — просто привычка. Если акула подходит к человеку ближе, чем на два метра, — она натыкается на ультразвуковой барьер. Источник ультразвука есть на каждом гидрокостюме. Частота подобрана как раз такая, чтобы акулу как следует тряхнуло. Тут они все битые. Разве что акуленок сдуру полезет к аквалангисту. Но и это все реже случается. Наверное, родители объясняют: этих здоровенных лягушек не трожь!..

Акопян, всегда интересовавшийся технической стороной дела, спросил:

— На какое время рассчитан воздушный запас гидрокостюма?

— На восемь часов.

— И весь этот период работает система противоакульей защиты? Где же аквалангист берет столько энергии?..

— Нет, что вы! Барьер включает сама акула.

— Фотоэлемент, что ли?

— Бог с вами, фотоэлемент не отличит акулу от скалы, он срабатывал бы поминутно. Нет. Там стоит маленький приемник биоволн, настроенный только на акульи импульсы.

— Ого! — сказал Тарханов, отворачиваясь от иллюминатора. — Жаль, что об этом не было разговора на конгрессе. Мы тоже ставим опыты с приемом и передачей биосигналов, но пока что до бытовых устройств вроде вашего барьера нам далеко… — Тарханов фыркнул, помотал головой. — Вообще забавно получается! Еще десять лет назад спорили о физической природе биополя — что оно такое: радиоволны, инфракрасные лучи или что-нибудь вовсе мистическое… Не успеешь прийти к общему решению, и уже на тебе: искусственная биорадиация! Нет, обскакали вы нас, чего греха таить…

— Бросьте, док, — скромно сказал Майкл. — Вы же сами рассказывали про ту историю на астероиде — «кольцевая волна», антифобии.

— Ну, это не аппаратурный путь, а просто использование механизма природного явления, — вмешалась Марина. — В космической пустоте биоволны распространяются беспрепятственно, и чужой организм улавливает их сам, без всяких приборов… А здесь — нечто совершенно иное! Более высокая ступень: надежно работающий портативный уловитель, доступный каждому…

— В земных условиях, — ввернул Тарханов.

— Вот именно! В условиях страшной биоэнергетической «засоренности» атмосферы, сплошных помех…

— Между нашей «антиволной» на астероиде и этим приборчиком такая же разница, как между случайно пойманной шаровой молнией и дешевым автомобильным аккумулятором, ясно? — добавил Сурен.

— Интересно, кто автор конструкции? Где бы узнать?.. — задумчиво спросил Тарханов, снова погружаясь взглядом в толщу природных вод.

— Да ну, какое это имеет значение… — пробормотал Донован, делая вид, что он очень занят манипуляциями на панели управления. Судя по карте курсографа, теперь «камбала» повторяла линию берега, глубиномер показывал подъем.

— Эге, — сказал, прищуриваясь, Акопян. — Кажется, мне кое-что становится понятным. В том числе и со вчерашним жульничеством, которое принесло мне тысячу долларов… — Майкл увел голову в плечи. Сурен был неумолим. — Ну-ка, Майкл, выкладывайте все начистоту, иначе мы вам устроим допрос с пристрастием — все-таки трое против одного!..

Марина и Семен непонимающе переглянулись.

После долгого молчания Донован нехотя сказал:

— Ладно. Здесь поблизости есть плавучий ресторан. Если у вас имеется еще полчаса, предлагаю выпить по коктейлю и поговорить в спокойной обстановке. Все равно ведь не отстанете…

— Не отстану, — подтвердил Акопян…

Плавучий ресторан, размалеванный по белому самыми яркими красками (светящимися ночью, как объяснил Майкл), имел форму спасательного круга. К его внешнему краю, со свисающими дугами каната и трапами, причаливали суда. Внутри плескались купальщики и валял дурака клоун в надувном костюме диснеевского пса Плуто. Посетители сидели под пестрыми зонтиками, по кольцевой дорожке сновали никелированные тележки-роботы с подносами.

Пассажиры «камбалы», не столь давно обедавшие, заказали только по легкому коктейлю. Тележка, выслушав заказ, резво укатилась и вскоре прибыла, везя высокие тонкие стаканы с радужным многослойным напитком.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru