Пользовательский поиск

Книга Завоевать три мира. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

— Чего будет стоить моя жизнь, если меня подвергнут «переделке»? Но Ева и твои дети…

— Черт! Мы должны попытаться! Наш радар обнаружит ракету, когда она начнет приближаться. Тогда мы включим полное ускорение. Это судно способно получить ускорение большее, чем мы можем выдержать без препаратов, но надо попробовать.

Она перестала плакать. Слезы все еще блестели на ее лице. Лорейн не мигая следила за ним, а в голосе было только недоумение:

— Не понимаю. Я думала ты намерен поиграть с ракетой «в прятки», пока у нее не закончится топливо. Но если ты считаешь это невозможным, с чего ты взял, что мы от нее убежим?

— Это невозможно из-за большой инертности корабля. Но если гонка будет короткой, тогда… — его рука непроизвольно сжала ее руку, …возможно, мы окажемся в безопасности раньше, чем она догонит нас.

— Где?

Он указал на правую часть экрана. Там был Юпитер.

Глава 17

Как только они вышли из расщелины, прорезанной на северной стороне Дикой Стены, послышались первые удары барабана. Теор остановился. За ним медленно громыхала его армия. Подобно одинокому животному, он вытянулся и застыл, напряженно вслушиваясь, но звуки барабанов затихли.

Теор стоял в тишине, прерываемой только завываниями ветра над утесами. Они высились с одной стороны, смутно вырисовываясь на фоне полосы неба, затемненного облаками. На вершине беспорядочными группами росли деревья. Их ветви извивались от холода, витающего в воздухе. А на дне пропасти тени были большими, там темнела неопределенная масса, слабо излучающая инфракрасные волны. Просматривались контуры замерзшего вооружения и брони. Детриты, устилавшие всю дорогу, были остры для их ног.

— Ты слышал? — спросил Теор.

— Да, — ответил Волфило, — это сигналы наблюдателей.

Барабаны зазвучали снова где-то высоко слева.

— Это плохое место, здесь легко угодить в ловушку, — сказал Волфило, — сверху удобно бросать на нас камни.

Теор обдумывал дальнейший план действий — продвигаться вперед или все же отступить. Вход в расщелину был более скрытый, чем проход впереди.

Возвращаясь назад, они могли бы скоро выйти на проходящий плацдарм, где можно развернуть войска. Но затем им придется провести несколько дней в ожидании атаки, а тем временем Леенант и Порс будут умирать от голода в Ниаре.

— Мы будем продвигаться вперед, — сказал он.

— Я не должен бы говорить о таких очевидных вещах, — пробормотал Волфило, — но выполнить нашу миссию будет трудно, во всяком случае… — Он хлопнул в ладоши, и его адъютант подбежал к нему. — Пошлите патруль разузнать что-либо о разведчиках. Остальным сомкнуть ряды и продолжать движение.

Армейские барабаны передали приказ дальше. Эхо прокатилось от стены к стене. Монолит льда загудел, загрохотали камни, зашаркали тысячи ног и ниарцы двинулись вперед.

С наступлением ночи темнота становилась все глубже, но об остановке не могло быть и речи. Нельзя было терять время! Разведчики возвращались с заранее ожидаемыми рапортами: следов шпионов нет. Здесь, в горах, было много мест, где они могли укрыться при приближении армии Теора. Но обнадеживало то, что не было вообще заметно следов войска варваров.

А было ли в этом что-то ободряющее? Теор почувствовал, что его челюсти сжаты так же зловеще, как у Волфило.

Они добрались до Ворот Ветра к середине ночи. Утесы остались далеко позади, а впереди виднелись грубые косогоры. Теор мог видеть далекий отблеск светящейся реки Брантор, вьющейся на юг, к городу и дальше, к океану.

Даже после того как был разбит лагерь, он спал мало. Незадолго до рассвета раздался грохот. Теор очнулся от мрачных дум в ожидании дождя и молний. Но нет, это был другой звук, пришедший из ночи. Эти тяжелые звуки мог издавать только огромнейший военный барабан, который можно было переносить только вчетвером, и его звук был слышен на многие десятки миль.

Постепенно пробуждались и остальные. Он слышал крики в темноте, прорывавшиеся сквозь грохочущие удары, доносящиеся с небес. Сквозь этот грохот пробилась команда Волфило. Его личный барабанщик повторил ее:

«Тихо, тихо, тихо.» Удары наверху прекратились почти мгновенно, и воцарилась тишина.

Внезапно Теор понял, что задумал его генерал. Он повернул голову на юг, ни один мускул не дрогнул на его теле. Теор слушал. Он пришел скоро, едва уловимый в необъятности ночи, но очень чистый мотив:

«Бум-бом-бррр-бом! Бум-бом-бррр-бом! Ра-та-та-бом-бум! Ра-та-та-бом-бум, брррт-а, бррр-та, бом-бом, бом-бом…»

Волфило продолжал отдавать приказы. Глухо застучали ноги и зазвенело оружие. Теор пошел на шум. Когда он подошел к своему генералу, мимо него стремительно пронесся патруль.

Волфило стоял, скрестив руки. Его кожа блестела ярче обычного, и Теор смог рассмотреть морщины на его лице.

— Я послал их в надежде схватить лазутчиков, — сказал старейший самец.

— Я так и понял. Но не попадут ли они в засаду?

— Нет, вражеских разведчиков не должно быть много. Большую группу мы бы обнаружили, едва она оказалась бы в пределах видимости.

— Это должно быть улунт-хазулы, — вяло сказал Теор.

Волфило сплюнул.

— А кто же еще? Я боюсь, что Чалхиз знает местный ландшафт лучше, чем я предполагал. Сразу после последней битвы он, наверное, установил пикеты, чтобы наблюдать за каждой дорогой, по которой мы можем пойти, и провел коммуникационные линии от этих постов к штабу. Мы не можем появиться перед ним неожиданно. Ему известен каждый наш шаг.

Теор резко спросил:

— Что мы должны делать?

— Мы могли бы отступить.

— Нет.

— Ну, тогда мы могли бы остаться здесь. Это прекрасная позиция для обороны.

— Что это даст нам? Он просто захватит Ниар, а затем преспокойно расправится с нами.

— Да, это так. Я вижу единственный выход — идти открыто. Не останавливаться для сооружения паромов и плотов. Двигаться с максимально возможной для нас скоростью, питаясь на фермах, которые встретятся по пути. Но в первую очередь мы должны оставить здесь какие-то фортификационные сооружения. Таким образом у нас будет укрепленная позиция, куда мы сможем отступить, если потерпим поражение в поле.

— Ты считаешь, что там мы будем разбиты? — с трудом произнес Теор.

Задержка даст врагу возможность выиграть время, а он слишком хорошо знал слабости своего войска.

На рассвете стали видны сверкающие облака, и перламутровый туман повис над равнинами. Армия приступила к работе, добывая камни для возведения стен, огромные валуны поднимались наверх, чтобы можно было потом обрушить их на атакующих. Теор трудился с неистовством. Но время от времени он слышал бой барабанов, находящихся на некотором расстоянии. И было малым утешением то, что в скалах на одном из гребней находился его патруль. Никаких сообщений от связных не поступало.

В трудах прошла еще одна ночь, пока Волфило не решил, что все возможные приготовления сделаны. На следующее утро армия спустилась к Вилдервалю. Понадобился еще целый день, чтоб достичь подножия холмов. На берегу Брантора разбили лагерь. На рассвете Теор снова услышал бой барабанов, который теперь раздавался ближе, чем ожидалось.

Они отправились в путь ранним утром. Запасы пищи были на исходе.

Только охотники слегка пополняли их скудный рацион. А до равнинных пастбищ оставалось еще пару дней пути. Ниарцы брели исхудалые и молчаливые вдоль берега Брантора, чей поток, пенясь, мчался к океану и звучал громче, чем поступь воинов Ниара.

«Мы будем в лучшем положении, когда проведем реквизиции на фермах», уверял себя Теор.

Днем возле войска приземлился форгар. С него спрыгнул всадник и побежал к голове колонны.

— Генерал! Я видел противника. Их множество!!!

— Что? — взревел Волфило. — Так скоро? Это невозможно!

— Они на кораблях. Весь Брантор заполнен их судами.

И в этот момент они услышали бой барабанов, звучащий громко и надменно.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru