Пользовательский поиск

Книга Завоевать три мира. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Получая больше энергии, чем поверхность планеты, эти слои атмосферы лучше поддерживали водородно-аммиачный фотосинтез.

В действительности, кажется вероятным, что жизнь на Юпитере зародилась на больших высотах и там более разнообразна, чем на суше и в море. Хотя экология планеты еще не изучена, можно утверждать, что жизнь на поверхности зависит от осадков. Правда, не в такой степени, как жизнь на Земле зависит от океана.

Теор мог лишь мечтать о еде. Какое-то время он продолжал путь. Из облаков пара выступила неясная громада. Разобрав, что это, он остановился, поняв: это конечная точка его путешествия. Преграждая дорогу, впереди высилась отвесная стена.

"Я бы мог попытаться обойти ее, либо вернуться обратно. Но какая от этого польза? Лучше потратить оставшиеся силы на воспоминания о том хорошем, что было хорошего в жизни. Но… что это там, у стены справа?

Волнистая масса дарвы? Нет, наверное ее дальняя родственница."

Теор подошел ближе и обнаружил жесткие остроконечные листы в форме четырехугольника, около двадцати футов в длину. Цвет их люди назвали бы голубым, если бы успели рассмотреть за то короткое мгновение, пока земные температуры не превратили бы их в пепел. Теору они казались черными.

Будучи распластанными, они все же не были идеально плоскими. Несколько толстых, размытых в мякоти стеблей тянулись из концов длинной штуки, напоминавшей бревно. Когда Теор попытался приподнять его, оказалось, что оно весит столько же, сколько и он сам.

Мало-помалу он разобрал, что собой представляет организм. Его можно было принять за открытую сумку. Верхняя поверхность впитывала энергию, нижняя усваивала аммиак и минералы из облаков. Лист, подобный парашюту, и громоздкий кокон были хорошо сбалансированы. Должно быть, этот вид находился в стадии превращения растения в животное. Он попытался открыть раковину: внутри, наверное, было мясо! Но она устояла под ударами его ножа и камней. Тогда, по крайней мере, из листа можно попробовать сделать мешок для ловли «звезд». Он мог также служить одеялом. Ему уже так давно было холодно, что только перспектива хоть как-то укрыться напомнила ему, что он все еще жив.

Порыв ветра подхватил парашют. Теор потянул его вниз и наступил на него ногами. И вовремя, иначе его бы унесло. Лист накрепко сросся со скорлупой, и его с трудом удалось оторвать.

«Радуйся! Вот он, зигзаг удачи. В конце концов действуют законы вероятности. Скала, остановившая меня, остановила и кое-что полезное для меня… Подожди!»

Ошеломленный догадкой, Теор крепко прижал к груди парящий лист. Мысль была ошеломляющей. Раньше ему приходилось летать на форгарах. Вспомнив о Леенанте и Порс, ему удалось собрать всю свою волю в кулак.

«Быстрей, без паники!»

Пока он разрезал мякоть, нож дрожал в его руках. Из волокон сочилась клейкая жидкость. Освободившись от кокона, лист стал подниматься вверх.

Привязываясь к нему, Теору приходилось все время закрывать лицо от липких волокон. Надежно привязавшись, он шагнул вперед. Лист взмыл вверх, и его чуть не оторвало от земли.

Но не оторвало: все же он имел кое-какой вес. Однако теперь он мог плавно спуститься на дно пропасти. Опыт подсказывал, что это рискованное дело. Но альтернативой была смерть и страшная небесная рыба, нюхающая его кости. Он собрал всю свою смелость и стал спускаться.

Сначала он скользил по зеркальной поверхности спуска. Ноги подкашивались, а лист трепетал за его спиной. Если волокна оборвутся, он начнет скользить все быстрей и быстрей, пока не разобьется о какой-нибудь выступ. И если не повезет, умрет не сразу. Теор схватил передние волокна и потянул их к себе. Веревки врезались в живот. Он замедлил падение, и его ноги зависли над скалой. Гора понеслась куда-то вниз.

Фрезеру следовало бы предупредить его о восходящих термопотоках воздуха. Теор имел смутное представление о них. На низких высотах это было незначительное и редкое явление. Здесь же меньшее давление и плотность воздуха плюс большой градиент температур были способны создать огромную тягу.

Но Фрезер был неизвестно где. С ужасающей простотой Теор почувствовал, что его подхватила какая-то сила. Он болтался среди вихрей облаков. Задыхаясь от разряженного воздуха, он улетал все дальше в пустоту.

Глава 14

Может быть это были галлюцинации в его последнем прыжке в ночь? Нет.

Вокруг появлялись какие-то крылатые фигуры. Они исчезали, как мимолетные тени, едва успев появиться из облаков аммиака.

Их подвывание и постукивание смешивалось с гулом ветра и скрипом веревок, которыми он был привязан. Теор не представлял, как долго его, полуживого, несло в небесах. Но постепенно к нему вернулось сознание и самообладание. Воздушный поток сворачивал вниз, увлекая его за собой по кривой траектории.

Неожиданно он вынырнул из облаков. Инфракрасные лучи солнца из-за его спины освещали безбрежный небосвод. Никогда еще он не видел так явно его ослепительный диск. Лучи скользили по волнистым клубам облаков, разбросанных снизу, оттеняя их красные вершины и взрываясь круглыми радугами на хрусталиках льда. Далеко внизу изрезанные очертания гор на востоке уступали место лесам Ролларика, отсвечивающих миллионами лиловых и коричневых оттенков. Далеко на горизонте Теор даже заметил действующий вулкан, похожий на малиновое пятно.

Он крутил головой и смотрел вокруг подслеповатыми глазами. Мимо пронеслись летающие существа. Их было около дюжины. Стройные хвостатые тела достигали трех футов в длину. Перепончатые крылья, на лапах длинные когти. В полете лапы подтягивались к животу, а остроносая голова возвышалась на длинной шее. Глаза были меньше, чем у Теора, а на ладонях по два противостоящих друг другу пальца.

Некоторые из них несли веревки, у других были гарпуны.

«Скрытый Народ, — догадался Теор. — Итак, это не легенда.»

Беспомощный, он ждал своей участи. Существа суетились и перекрикивались. Из их ртов раздавались музыкальные звуки, у них не было гортани и жабер.

«Очевидно, они дышат, как люди. (Марк, Марк, как ты там поживаешь?) Но тогда, если верить теории эволюции, они страшно далеки от меня. Даже не принадлежат к животным с высшей нервной системой. Сколько же миллионов лет назад наши общие предки разошлись в своем развитии».

Какое-то время он надеялся, что его попросту отпустят. Но вскоре летуны бросились на него. Под их оружием он даже не сопротивлялся, пока они связывали его. Затем существа куда-то потащили его. Парашют то помогал, то мешал их отчаянным усилиям.

Веревки больно врезались в тело. Он слышал тяжелое дыхание и напряженный свист крыльев захватчиков. Он пытался отдохнуть, пока не представится случай совершить… что?

Солнце погрузилось в океан. Еще оставалось немного света от мерцающей поверхности облаков. Фрезер рассказывал ему о фосфоресцирующих эффектах.

Вскоре в поле зрения попало яркое пятно. Летуны устремились туда. Один из них полетел вперед и вернулся с роем соплеменников. В наступившей тишине были отчетливо слышны их голоса.

Увидев, куда его доставили, Теор вскрикнул, несмотря на изнеможение.

Это была масса маленьких сияющих пузырьков, свободно парившая в воздухе.

Толщина ее достигала ста футов, а диаметр — полмили. С внешней стороны она была покрыта оспинками углублений. Это были гнезда.

Его притащили к одному из них. Под его весом оболочка слегка прогнулась и вся конструкция немного осела. Пока двое снимали с Теора парашют, несколько других направили на него гарпуны. Потом протянули веревку между шеей и правой ногой. Теор даже улыбнулся. Неужели они боялись, что он убежит?

Вокруг переговариваясь порхал Скрытый Народ. Теор хотел сказать что-нибудь тоже, но усталость не позволила.

«Дайте мне поспать, — стучало у него в голове. — Я так устал.» Не обращая внимания на то, что с ним делают, он склонил голову и закрыл глаза.

Его разбудил рассвет. Какое-то время он тупо осматривался, пытаясь вспомнить, что с ним произошло. Сознание возвращалось бессвязными фрагментами, казавшимися нереальными.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru