Пользовательский поиск

Книга Законы заблуждений. Содержание - Комментарий

Кол-во голосов: 0

– И что получилось? – Беренгария слушала, затаив дыхание. Ей нравились рассказы Хайме о тайнах Ренна, таких мрачных, но в то же время таких притягательных. Запретный плод сладок.

– Мы спустились вниз, – задумчиво сказал Хайме. – И Тьерри открыл дверь. Ту, что ведет в подземелья замка. Ключей от нее нет ни у отца, ни у Рамона. А Тьерри где-то сумел раздобыть… Это не обычное подземелье, не подвал, не древние оссуарии или каменоломни. Подземелье выводит в иной мир. Сначала – обычные каменные коридоры, потом дверь… А очень глубоко под землей, за дверью, открывается… Не знаю, как сказать. Лес. И небо. Только без солнца. Сплошные тучи. Очень мрачный, старый и уродливый лес. Чаща, занимающая узкую горную долину.

– Так не бывает, – возразила принцесса. – Небо – под землей? Лес? Горы?

– Что видел, о том и рассказываю, – загорячился Хайме. – Там какая-то… дыра! Дыра, выводящая незнамо куда. Тьерри говорил, будто за долиной есть ворота, ведущие еще дальше, к какому-то серому замку. Я там не был и не хочу побывать.

– Дальше! – нетерпеливо потребовала Беренгария. – Я поверила в то, что под землей могут очутиться лес и горы, но что же вы делали, оказавшись среди долины?

– Тьерри ушел к тому месту, которое называл Воротами. Я спросил, а что же дальше, куда ведет дверь? Брат ответил, что если буду слишком любопытным, сам рано или поздно увижу. Я его ждал долго. Там, внизу, нет смены дня и ночи, постоянно сумерки. Тучи несутся по небу невероятно быстро. Нет запахов, ветра, не скрипят деревья, пусто и мертво. Но животные есть, я видел рысь. Она подошла, посмотрела на меня своими желтыми глазищами, но, едва я пошевелился, прыгнула в заросли. Потом я заметил пробегавшую в отдалении волчицу, слышал рык льва… Я заснул. Разбудил меня Тьерри.

Хайме закрыл глаза, вспоминая. Он словно заново ощутил твердые пальцы брата, легшие на плечо, а в уши ворвался полушепот, звучавший в абсолютной тишине громоподобно:

– Идем домой. Здесь нельзя долго находиться. Это место не принадлежит нам.

– Где ты был? Я так беспокоился!

– Сходил к Серому замку, говорил с мудрыми и праведными людьми, до времени живущими в нем, – Тьерри кашлянул и зачем-то повторил со странной интонацией: – Да, живущими… Мне рассказали, что делать. Возвращаемся. К счастью, твоя помощь не понадобилась. Забудь об этом месте и никогда не проси у меня ключей от него. Посчитай, что оно тебе приснилось.

…Беренгария устала охать от удивления. Рассказ Хайме более всего походил на мрачную сказку, но рассказывалась она в твердой убежденностью в истинности этого приключения.

– Вы вернулись в Ренн-ле-Шато, – принцесса подстегнула задумавшегося Хайме… – Что было потом?

– Мы ушли рано утром, – продолжил младший сын графа Редэ. – А возвратились глубокой ночью. Тьерри заставил меня собрать вещи в дорогу, оседлать коня, взять заводную лошадь, отдал кошелек с деньгами и выпустил через подземную галерею, выводящую к окраинам Куизы. Но Тьерри помогал мне отнюдь не в одиночестве. Вместе с ним был другой человек, незнамо откуда взявшийся. Брат просто сбегал в свои покои и привел его оттуда.

– И кто же это был?

– Я. Я сам. Одинаковая одежда, оружие, жесты. Я сотни раз видел себя в зеркалах, в водных отражениях… Тьерри сказал, что это существо не живое и не мертвое, это не адский демон, взявший мое обличье, а просто невинное волшебство, способное отвести глаза Рамону и графу Бертрану. Вроде бы двойник должен быть полностью послушен воле Тьерри. К дню Всех Святых это существо вроде бы исчезнет, я тогда буду далеко, а, значит, меня не ждет погоня со стороны старшего брата и отца. Сегодня я узнал от одного человека, мессира де Гонтара – это приятель Рамона, ты его не знаешь – что в Ренне царит невероятная кутерьма. А ты мне рассказала, будто видела мою смерть. Значит, Тьерри ведет свою, особенную игру, и ради нее он пожертвовал мною, точнее, моим двойником. Ничего не понимаю!..

– Тайны, секреты, заговоры, – Беренгария поморщилась, ибо запуталась окончательно. – Ваше семейство кого угодно сведет в могилу своими безумными играми! Хайме, может быть, оставим эти глупости? Забудем? Посмотри, сегодня чудесный день…

– А ты завтра выходишь замуж, – индифферентно добавил Транкавель. – Этот мир чудесен!

Они прошли мимо маслобойни, стен храма и, наконец, свернули в сторону двора. Собаки, валявшиеся в тени, узрев Хайме, поднялись, встряхнулись, повиляли хвостом, будто завидели хозяина, и зачем-то побрели следом. Беренгария, воображение которой было распалено диковато звучавшими байками о сумрачных лесах в подземелье Ренн-ле-Шато, серых замках, таинственных воротах, ведущих в никуда, совершенно успокоилась – собака, как и лошадь, всем нутром чувствует заложенное в человеке зло, а монастырские волкодавы относились к Хайме благосклонно.

– О, смотрите! – воскликнула Беренгария, завидев старых знакомцев. Сэр Мишель, Гунтер и мессир Серж бодро шествовали к конюшням. – Наши друзья куда-то собрались. Хайме, давай спросим, что они собираются делать? Господа! Вы намерены прогуляться? Сегодня, между прочим, последний день, когда я свободна от обязанностей верной супруги короля! Да-да, господин фон Райхерт, я напрашиваюсь! Разве вы откажете благородной девице?

– Мы хотим поехать в сторону от Мессины, на побережье, – улыбнувшись, ответил Гунтер. – Отдохнуть и покупаться в море.

– Может быть, вы, ваше высочество, и мессир Хайме присоединитесь? – неожиданно предложил Казаков, переборов, наконец, чувство ни на чем не основанной ревности. В конце концов, Хайме, хоть и Меровинг, не такой плохой парень. И даже казаться плохим не хочет. – Хайме, соглашайся!

Транкавель-младший подумал секунду и кивнул.

Седлали лошадей, Гунтер с Мишелем (даром что барон и баронет!) запросто сбегали за вином и пирогами про запас в трапезную, промелькнула госпожа аббатиса, более занятая приготовлением к завтрашнему торжеству, нежели наставлениями неразумной молодежи в благочинии… Элеонора Пуату спала в своей опочивальне, оглашая сводчатую прохладную комнату невыносимым храпом. Ричард пререкался с Бертраном де Борном в своем собственном шатре и пытался посчитать, хватит ли ему одолженных матушкой у тамплиеров денег, чтобы рассчитаться хотя бы с частью долгов и прокормить войско на пути к Святой земле. Иоанна Сицилийская, урожденная Плантагенет, с помощью камеристок собирала вещи и готовилась к скорому отбытию в родную Англию вместе с матушкой. Райнольд де Шатильон беседовал в припортовом кабаке с тремя темными личностями, стараясь не повышать голоса и изредка оглядываясь – вдруг подслушают?

Где находился мессир де Гонтар – не знал никто, кроме него самого. Вроде бы в этот день Гонтара видели в маленьком городке Безье, что в нескольких лигах от Ренн-ле-Шато – якобы он околачивался возле мрачноватого каменного здания командорства Ордена Храма, не смея туда войти. Знал, что выставят взашей. А вот Дугала Мак-Лауда, сэра Гая Гисборна и мессира Франческо Бернардоне туда пустили запросто, причем проводили со всем почетом и охраной в виде нескольких рыцарей-тамплиеров.

Рамон де Транкавель, наследник графа Редэ, был при смерти. Отец Ансельмо – библиотекарь Ренн-ле-Шато – и капеллан крепости отказали ему в последней исповеди и причастии, невзирая на гнев графа Бертрана.

Этим днем происходило множество интереснейших событий, но пятерых людей столь разного происхождения и разных сословий, что ехали сейчас к галечному пляжу к полудню от Мессины, все это абсолютно не волновало. Беренгарии Наваррской, Хайме де Транкавелю, и троим приятелям принцессы – Гунтеру, Мишелю и Сергею – был куда более интересен день завтрашний.

Конец истории четвертой
75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru