Пользовательский поиск

Книга Заговор ведьм. Содержание - Сергей Шведов Заговор ведьм

Кол-во голосов: 0

– Спасибо за предостережение, Антуан. Скажи, тебе ничего не говорят такие имена, как Керк и Урбан?

– Нет, – покачал головой Рубикс, – хотя имя Урбан я где-то слышал. Если хочешь, я расспрошу о нем у своего осведомителя. А ты точно знаешь, что он родом с Яфета?

– Да как тебе сказать, – вздохнул Константин. – Эти двое взорвали себя гранатой во дворе дома одной моей знакомой. Операцией по их захвату руководил сам генерал Виркур, но взять их живыми не удалось. Сначала мы думали, что это обычные федеральные или союзные подонки, нанятые для проведения одной очень кровавой операции. Но при них нашли два эти медальона. Взгляни-ка, они ничего тебе не напоминают?

Рубикс с интересом разглядывал предметы, извлеченные Шепелем из саквояжа. Цепочка на одном медальоне была серебряной, на другом – золотой. А вот из какого металла изготовлены сами медальоны, арнаутским специалистам установить не удалось.

– Вот этот, – Рубикс указал медальон с серебряной цепочкой, – опознавательный знак ассоциации воров. Видишь, здесь изображена свирель, это атрибут их небесного покровителя Гермеса. Считается, что игрой на этой свирели он усыпляет бдительность жертв и помогает своим подопечным вершить грязные дела. Обычно такие медальоны ясирские проходимцы носят на бронзовых или медных цепочках, а серебряная, надо полагать, указывает на высокий статус ее обладателя. Что же касается второго медальона, то, к сожалению, изображенный на нем урод мне ни о чем не говорит. Могу лишь предположить, что эта штучка принадлежала высокопоставленному человеку, местному рыцарю или жрецу, ибо на Яфете только аристократы имеют право носить золотые украшения.

– А какие боги наиболее влиятельны в Ясире?

– Наемные воины почитают Перуна, ремесленники – Гефеста. Сказывается близость Склавинии, где эти боги особенно популярны. Но, в принципе, влияние того или иного бога зависит от численности ассоциации, которая избрала его своим патроном. В Ясире наиболее влиятельны жрецы Перуна, Гефеста и Гермеса. Правда, в последнее время заговорили о Ваале, но храма этого божества в Ясире нет. Скорее всего, это тайный культ, а вот что он собой представляет, какие цели преследуют его жрецы и адепты, нам пока выяснить не удалось.

– А ты не мог бы познакомить меня со своим осведомителем, этим парнем из ассоциации воров?

– Могу. Только это не парень, а девушка, и при этом очень опасная, Константин. Имей это в виду.

Знакомство с городом Шепель начал с храмов. Таковых в Ясире оказалось великое множество, и все они были посвящены различным богам и богиням. Такое обилие культов могло сбить с толку кого угодно. Не будучи большим знатоком древней истории, Константин имел весьма смутное представления о земных религиях и искренне недоумевал, кому и зачем понадобилось воскрешать на далекой планете Яфет полузабытые земные сказки. На улицах Ясира в эту пору было оживленно. Дабы не выделяться в толпе, Шепель облачился в кожаные штаны и в такую же куртку, а к поясу, отделанному серебром, прицепил меч.

В вольном городе так одевались не только мужчины, но и большинство женщин.

Исключение составляли только храмовые проститутки, щеголявшие в коротких шерстяных туниках. Они шествовали по узким ясирским улочкам с видом богинь, привлекая жадные взгляды праздношатающихся гуляк. Количество мужчин в вольном городе значительно превышало количество женщин, поэтому жрицы любви пользовались в городе такой популярностью. Правда, стоили их услуги, по словам осведомленного Антуана Рубикса, довольно дорого. Особенно славились по всему Ясиру служительницы Афродиты, Макоши и Леды. Зато к жрицам богини Артемиды мужское население Ясира относилось настороженно. Среди них, по слухам, попадались истинные амазонки, способные в порыве страсти искалечить, а то и попросту убить партнера.

– А это что за сооружение? – спросил Шепель, останавливаясь подле сумрачного здания, напоминающего пирамиду и резко отличающегося от окружающих его построек.

– Храм Изиды, – шепотом отозвался Рубикс, беря Константина под локоток. – Не советую тебе здесь задерживаться.

– А в чем дело? – удивился Шепель.

– Изида – единственная богиня на Яфете, которой служат не только женщины, но и мужчины. Ее культ до недавнего времени был запрещен в Склавинии, зато она пользуется большой популярностью в Содомии, где считается покровительницей гомосексуалистов и лесбиянок.

– Забавно, – криво усмехнулся Константин, но шаг на всякий случай ускорил.

Пока что Ясир не оправдывал своего звания самого скандального и буйного города Яфета. Пройдя несколько кварталов, Шепель ни разу не столкнулся с грубостью, столь обычной на шумных улочках Зальцбурга. Объяснение такому поведению ясирцев было самое простое: никто не хотел из-за пустяка нарываться на ссору, чреватую кровопролитием. Пьяных на улицах Ясира тоже не было, зато от торговцев в глазах рябило. Удивляться этому не приходилось, ибо Ясир, кроме всего прочего, был еще и перевалочной базой, и его базары славились во всех яфетских королевствах. Торговые караваны прибывали сюда не только из ближайших королевств, но и из мест более отдаленных, а в ясирском морском порту бросали якоря купеческие корабли, прибывшие с далекого материка Лемурия.

– А как называется материк, на котором находимся мы? – полюбопытствовал Константин.

– Атлантида, – с готовностью отозвался Рубикс. – А вот и храм Гермеса.

Храм Гермеса был бесспорно самым величественным сооружением вольного города Ясира. Шепель, ожидавший увидеть нечто совсем иное, был откровенно потрясен. По словам Рубикса, в этом храме хранились несметные сокровища, накопленные жрецами за века, однако пока еще никому не удавалась запустить руку в закрома бога Гермеса. Причиной тому были не столько религиозные чувства, сколько дурная слава его жрецов. По слухам, они были оборотнями, способными годами преследовать святотатцев как в человеческом облике, так и в собачьем. Между прочим, именно собачьи морды были изображены на красных коротких плащах воинов, облаченных в железные кольчуги, которые стояли на мраморных ступенях храма.

– Гермеса почитают не только воры, но и торговцы, – пояснил Рубикс Шепелю, удивленному большим наплывом прихожан. – Кроме того, ему поклоняются окрестные кочевники-скотоводы.

– Следовательно, нам никто не помешает войти в храм?

– Разумеется, нет, – пожал плечами Рубикс.

– Держись от меня подальше, Антуан, – посоветовал коллеге Шепель. – Но не упускай из виду. Возможно, мне понадобится твоя помощь.

В храме царил полумрак. Почитатели Гермеса, коих здесь собралось не менее сотни, двигались по кругу, время от времени швыряя монеты в огромную, диаметром не менее полутора метров, серебряную чашу. Подле чаши стоял человек, одетый в черную с золотыми узорами хламиду, на голове которого был бронзовый шлем в виде собачьей морды. Глаза жреца холодно и невозмутимо смотрели на посетителей храма, кружившихся в хороводе. Время от времени он подзывал к себе то одного, то другого участника религиозной церемонии и что-то негромко им говорил, после чего те с просветленными лицами покидали культовое учреждение. Константин довольно быстро сообразил, что благосклонность жреца в первую очередь распространяется на щедрых почитателей бога, а скупых он расположением не жалует. Казенных денег Константин экономить не стал и очень быстро привлек к своей скромной персоне внимание служителя Гермеса.

– Бог дарует тебе удачу в торговых делах, чужеземец.

– Слава Гермесу, – повторил Константин подслушанную фразу. – У меня есть поручение к жрецам храма.

– Кто тебя прислал?

– Урбан, – Шепель снял с шеи медальон на серебряной цепочке и показал жрецу.

Это был, конечно, немалый риск. К сожалению, Шепеля поджимало время, он должен был во что бы то ни стало установить связь с Георгием до того, как в Склавинии вспыхнет гражданская война. В том, что это произойдет, не сомневались ни генерал Виркур, ни полковник Кайданов, так что майору Шепелю ничего не оставалось, как выполнить приказ.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru