Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Пенсионер спросил с места громко:

– А чем вам молитвы мешают?

Я развел руками:

– Ничем. Если вам они помогают – молитесь на здоровье. Нотолько не ограничивайтесь молитвами.

Внимательно слушая, пенсионер из первого ряда снова поднял руку,как школьник. Прервав речь, я кивнул, чувствуя себя несколькостранно: никогда в жизни не сидел вот так за столом в президиуме ине выступал перед залом.

– Слушаю вас.

Он поднялся, с трудом расправил плечи, голос прозвучалдостаточно сильно, как у бывшего ротного командира:

– Все это хорошо насчет замораживания. Хоть и жутко, но…хотелось бы посмотреть, как внуки будут управляться со своимивнуками. Однако это дело тоже недешевое, так?

– Увы, – ответил я и развел руками. – Дажедорогое, если честно.

– Но не получится ли, – сказал он громче, – чтобогачи смогут на свои наворованные деньги поместить туда и себя, исемью, и любовницу… да и на любимую собаку хватит денег, а мы,вечные труженики, останемся за воротами?

В зале согласно зашумели, послышались одобрительные возгласы. Наменя смотрели уже со злорадным интересом: как выкрутишься? Начнешьмямлить о социальной защите необеспеченных слоев населения?

Я вздохнул, развел руками.

– Давайте без недомолвок. Вы понимаете, даже здание подкриогенные камеры купить или арендовать – недешево. Завезти тудааппаратуру, дюары с жидким гелием, обеспечить работу мощнейшихохлаждающих установок – еще дороже. У вас простой холодильникэлектричество жрет, как свинья ненасытная, а сколько будут жратьэти установки? Кто-то должен за все это платить. Сейчас избесплатных льгот остался разве что проезд на общественномтранспорте! Да и то при условии отказа от других льгот. А залечьлет на сто в криогенное хранилище – это, простите, большаяроскошь.

Пенсионер спросил зычно:

– А как же социальная справедливость?

– Справедливость, – ответил я невесело. – А что,мир справедлив? Я, как и вы, не уверен, что все, кто ездит нароскошных мерседесах, купили их на зарплату. А коттеджи по десятьмиллионов долларов?

Один из второго ряда крикнул:

– Это они покупают на пенсию!

Раздался хохот, я тоже заулыбался.

– Что мир несправедлив, я знаю. И вы знаете. Но что делать?Ждать, пока станет справедливым?

– А он когда-то станет?

– Когда-то станет, – ответил я. – Раз мы всехотим справедливости, то когда-то станет… Но что лично нам это«когда-то»? Живем сейчас. Давайте уж по законам этого времени.Единственный способ попасть в будущее прямо сейчас – заморозиться.А чтобы заморозиться – нужно оплатить заморозку и поддержаниенужной температуры до заданного времени. У кого-то есть на книжкенужная сумма, кто-то может заложить квартиру… зачем она мертвецу?Но всем-всем, особенно вон тем молодым ребятам, я настоятельносоветую помнить: бесплатного бессмертия не будет. Никогда! Дажечерез тысячу лет. Пусть даже это будет стоить копейки.

Я умолк, парни и девчонка смотрят на меня озадаченно, уже знают,что на пособие по безработице в Западной Европе можно житьприпеваючи. Скоро и у нас такая лафа будет, чего это я такпопер…

Богомольная старушка сказала яростно:

– Правильно! Неча дармоедов в Царство Небесное наземле!

Я напрямую обратился к ней, благодарный за постояннуюпомощь:

– Вы знаете, жизнь человеку дал Бог, только он и может еезабрать. Потому и хоронят самоубийц за оградой кладбища. Тенедостойны лежать рядом с теми, кто не посягал на это право Бога.Потому вот мы, стараясь прожить как можно дольше, лишь выполняемволю Творца нашего. Преждевременная смерть от обжорства, алкоголяили неверного образа жизни – то же самое, что самоубийство! Тольконе такая мгновенная, а чуть растянутая по времени.

Я с облегчением перевел дыхание: слушали сперва недоверчиво,слишком я не похож на тех, кто рассуждает о Боге, у тех всегдапостные кислые рожи, бледная болезненная кожа и лихорадочноблестящие глаза, потом увлеклись, ловят каждое слово.

– Продлевая жизнь, – закончил я с таким подъемом, чтосам удивился, ай да молодец, внушаю, – мы лишь выполняем волюБога. А укорачивая ее неверным режимом, несбалансированнымпитанием, вредными привычками – идем против Творца. Нас всех, посути, должны хоронить за оградой! А не делают этого лишь потому,что еще не осознали этой простой истины… Дарю ее вам! Спасибо завнимание.

Я вышел, довольный, что так красиво завершил визит, и в то жевремя сильно разочарованный, что эти жаждущие долголетия оказалисьне совсем теми, кого бы я хотел встретить.

И еще… В самом деле назревает самый страшный конфликт, какогоеще не существовало за всю историю человечества! Всегда смертьравняла всех, а бедные утешались тем, что богатые с собой золото невозьмут. И что подохнут тоже, несмотря на все их богатство. Ачервяки бедных и богатых жрут с одинаковым аппетитом. Верующие,кроме того, знали, что на том свете им на золоте есть-пить, абывшие олигархи замаются за ними ночные горшки выносить.

Но вот сейчас вдруг выясняется, что богатые могут как разизбегнуть даже… смерти. Таким и царства небесного не надо, им издесь хорошо жить вечно. И хотя уже никто не тычет пальцем впроезжающих на шестисотых мерсах, что вот, дескать, воры, нахапалинаших денег, к этой несправедливости привыкли, стерпелись, но вслучае с бессмертием о социальной справедливости могут ивспомнить…

Одно дело – мерсы, личные самолеты и яхты по триста миллионовдолларов, другое – им жить, а нам умирать? Нет уж, тогда и вас ссобой заберем!

Да, это еще одна проблемка скорого будущего.

Глава 10

Выруливая на шоссе, подумал, что вообще-то не просто хорошуюидею задвинул, а перспективную. Ее надо развить, сейчас все, чутьчто, за Библию хватаются, ищут ответы на все вопросы. И хотяпонятно, что Библия писалась в те времена и для тех народов, нопока что в авторитете и ныне, так что дураки с Библией спорят, аумные ею пользуются.

Словом, идею насчет того, что раз жизнь дал Бог, то лишь он иимеет право отбирать, нужно развить в свете технологическойреволюции. В том смысле, что праведным христианином может бытьтолько тот, кто жрет БАДы, пользуется гормоном роста и прочиминовинками медицины, замедляющими или как будто замедляющимистарение.

К счастью, чревоугодие и прочие излишества внесены еще Моисеем вчисло семи смертных грехов, так что не предлагаем ничегореволюционного… да-да, именно, так надо и говорить, народ боитсярезких перемен и вообще поворотов, потому нужно всегда говорить проочередную ступеньку, про взятие следующего рубежа, но ни в коемслучае не о чем-то революционном, как у нас сейчас с близкимприходом сингулярности.

Когда я прибыл к нашим трансгуманистам и подробно отчитался,какую ахинею плел, Чернов слушал внимательно, а когда я закончил,снял очки, протер и неторопливо водрузил на место.

Я ждал, наконец он проговорил медленно:

– А ты знаешь… это вообще-то могло бы стать новойрелигией.

– Что?

– Твои постулаты, что если жизнь дает Бог, то мы не имеемправа не только на самоубийство, но и на неверный образ жизни, иботот сокращает жизнь. В самом деле, если жизнь дает Бог, то он хотелбы, чтобы с его подарком обращались бережно! Не только не ломали,но и берегли от царапин, трещин, грязи.

Гаркуша, внимательно прислушиваясь, сказал с восторгом:

– А в самом деле, круто!.. Бог против небрежного обращенияс жизнью именно сейчас, когда можно ее перевести в вечную, какчуть-чуть не было сделано в райском саду! Одно дело «Гуляй, Вася,все одно помрем!», другое – сейчас, когда есть шанс дотянуть добессмертия.

Чернов смотрел на меня очень серьезно.

– Слава, ты понимаешь?

– Не совсем…

– Ты в самом деле вот так это незаметно, без аффектов,создал то, что может стать глобальной религией! Первой религией,что охватит все человечество, а не так, как с христианством,исламом, буддизмом…

Я двинул плечами.

– Вообще-то я не придумал, а в самом деле взял цитату изБиблии. И всего лишь развил в свете, так сказать, сегодняшнихпотребностей.

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru