Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

– Еще бы. Это классика.

Я посмотрел на их рожи, заметил:

– Я с этой классикой незнаком.

Гаркуша рвался ответить, но опередил Чернов, сказал серьезно ипочему-то почти виновато:

– Слава, это хрестоматийный случай, его постоянно приводяткак пример, с чего начиналась футурология. Среди крупнейших ученыхпровели опрос: какая, дескать, на их взгляд, будет самаятрудноразрешимая проблема через тридцать-сорок лет в наших всеразрастающихся городах?

Гаркуша хохотнул:

– Да, это весьма-весьма поучительная история.

Я спросил заинтересованно:

– Что, точно в яблочко? Я вот читал, что Жюль Верн, Уэллс идругие предсказали на девяносто процентов!

Чернов развел руками.

– Ну, не совсем в яблочко…

– Но все-таки точно?

– Как сказать, – ответил он неопределенно, в глазахплясало странное веселье. – Там был полет фантазии, а здесьопрос проводился среди ученых. А ученые авторитетно ответили, чтогородское население слишком быстро увеличивается, дома растут, какгрибы, благосостояние повышается, так что самой важной проблемойстанет уборка улиц от конских каштанов.

Я застыл с открытым ртом, потом и сам хихикнул. Действительно,похоже на прогнозы нынешних узких специалистов. Знак сказалсерьезно и несколько печально:

– Это все липа. Нужно пристраивать родню на хлебные места,вот под них и создают эти центры. Называют как-нибудьпомногозначительнее, переводят туда миллиарды долларов, это иукрытие от налогов, и свои сынки, дочери, племянницы – в элитныхучреждениях, и репутация – там же можно всем, включая уборщицу,назваться академиками!

– Так и делают, – хохотнул Гаркуша.

– Завидовать нехорошо, – уличил Чернов.

– Не завидую, – ответил Гаркуша, оправдываясь, –просто дико, куда вбрасывают миллиарды. А на развитиенанотехнологий в бюджете страны – обратите внимание, страны! –предполагается выделить в этом году несколько миллионов долларов!Курам на смех. Любой миллиардер на шлюх тратит больше.

В медиацентре снова перестановки. Все почему-то говорят онефтедолларах, но если для экономики страны это и хреново, то мыполучили деньги на новую аппаратуру, жалованье растет, у меня подрукой уже двенадцать человек, называют по отчеству.

К концу рабочего дня мобильник задергался в нагрудном кармане. Япосмотрел на экран и едва не выронил.

– Габриэлла!

Она ответила удивленно:

– Ты чего такой испуганный?

– Ты мне никогда не звонила! – объяснил я. – Асейчас у меня даже колени трясутся.

– Ты что, такой впечатлительный?

– С тобой станешь! Вот сейчас скажешь какую-то гадость…

Она помедлила с ответом, голос прозвучал тише:

– Я сейчас на практике… В Подмосковье. Здесь установиликомплекс радиотелескопов, мы проходим стажировку.

– И что, ты там заночуешь?

Она засмеялась:

– Могу. Некоторые останутся. А другие побегут наэлектричку.

Я вскрикнул:

– На фиг электричка! Я сейчас приеду! Говори, куда!

Она поколебалась, но адрес продиктовала. Я быстро прикинул, каки сколько ехать, сказал торопливо:

– Все, сейчас выезжаю! С дороги перезвоню, скажешь точнее,куда подъехать.

– Ну смотри, – произнесла она нерешительно, –ехать далеко…

– Добрая ты, – укорил я. – Все, бегу!

По шоссе так гнал, выскочив за Окружную, что контрольную точкуминовал на двадцать минут раньше намеченного, потом еще двадцатьминут, начал всматриваться в горизонт, дорога резко вскочила навершину пологого холма, я ахнул и резко сбавил скорость.

По всему обширнейшему полю среди некошеной травы стоят накрохотных подставках, не больше трактора, исполинские вогнутыечаши. Ровными рядами по двенадцать в каждом, и таких рядов – шесть…Небо отражается в зеркальных поверхностях, в одном проплыло белоеоблачко, но до дрожи в каждой клетке я ощущал… не понимал, а именноощущал, что эти чаши, каждая высотой с пятиэтажный дом, не замечаютни атмосферы, ни мельтешащих вблизи Земли всяких там марсов, венер,сатурнов и даже плутонов: вслушиваются и всматриваются в нечто замиллиарды световых лет от нас, стараются увидеть КрайВселенной…

Габриэлла ждала возле неприметного серого здания, астрономы – небанкиры, на отделку мрамором и пускание пыли в глаза клиентам денегне тратят.

Я подкатил бесшумно, она вздрогнула, оглянулась.

– Ой, как ты подкрался! А почему с другой стороны?

– Объехал это поле, – пояснил я. – Как я тебезавидую, Габриэлла!

– В чем же? – удивилась она.

– Ты можешь видеть эту красоту постоянно, – сказал я сжаром. – Какая ерунда эти египетские пирамиды, тадж-махалы,развалины Эллады и обломки Колизея! Разве то, что делали полудикиелюди, может сравниться с этой красотой?

Она опустилась на правое сиденье, я видел, как посматривает наменя настороженно, словно я делаю в отношении ее какие-тонепристойные намеки.

Я закрыл дверцу и повел машину по краю поля, так что гигантскиечаши, как дивные цветы, раскрываются во всей красе.

– Тебе не нравится, – спросила Габриэлла, –Тадж-Махал?

Я помотал головой:

– Тадж-Махал – красиво, кто спорит? Но это вот – красивее!Это высокие технологии, что действительно украшают мир! А пирамиды,которыми принято восторгаться, так и вовсе нагромождение камней надпокойниками! Ну что там такого, чтобы я поехал на них смотреть? Мнеих фотографии даже смотреть противно.

Она засмеялась:

– А на Тадж-Махал?

– Фиолетово, – ответил я. – В смысле, зданиеЛукойла в Черемушках куда красивее. Или любой новый торговый центр.Да миллионы зданий сейчас красивее, изысканнее, интереснее! Апочему я должен благоговеть только потому, что ту кучу камнейположили древние этруски? Или древние греки? Современные грекистроят куда красивше…

Я вывел машину на шоссе и погнал, фанфароня, я ж мужчина, намжизнь недорога, Габриэлла откинулась на спинку, наслаждаясьпросторным шоссе и быстрой ездой, но я время от времени ловил насебе ее вопрошающий взгляд: а всерьез ли я решился сказануть такуюкрамолу?

Всерьез, ответил я мысленно. Пора перестать бояться говорить то,что думаем.

Глава 2

В Инете выловил, что в гостинице «Восток» завтра начнется первыймеждународный съезд имморталистов, примчался за полчаса, но там,оказывается, только для своих, по пропускам, и, только когда съездначался, надо мной сжалились и пропустили в зал, все равносвободных мест больше половины.

Выступал очень импозантный ученый, сразу видно, что ученый:интеллигентное лицо, бородка, изящные и чуть рассеянные манеры, ився речь из таких терминов, которые я и близко не встречал ни внаучной, ни в околонаучной литературе. Собственные, значит, такойвот гений, опередивший время.

Потом он заговорил о психополе, что окружает планету, изкоторого они уже начинают получать информацию, правда, в видебелого шума, но через несколько лет смогут прочистить канал и братьлюбые знания и любые сведения из Вселенского Источника. Мне многоестало ясно, особенно обилие терминов, которые нигде не встречал,хотя каждое утро начинаю с того, что просматриваю все по темеиммортализма, трансчеловечества и сингулярности.

Кстати вспомнил, как дед рассказывал про обычную практику летего молодости: все инструкторы райкомов партии ухитрялись получатькандидатские степени по общественным наукам, секретари –кандидатские по физике, химии и биологии, секретари горкомов иобкомов получали докторские степени… Ну а как не получить, если всевузы под контролем партии и любой секретарь горкома или обкома могс легкостью снять с работы любого ректора или проректора?

В печати тогда посмеивались по поводу спортсменов-«любителей»,что не знают даже адреса заводов, на которых якобы работают, и немогут запомнить, в каких вузах они «занимаются». Если такой получалзвание кандидата в мастера спорта, его автоматом принимали васпирантуру, а если становился мастером спорта – защищалкандидатскую. Чемпионы мира или Олимпиады вполне могли потребоватьсебе докторскую, и многие получили. Как автомашину и шикарнуюквартиру в Москве.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru