Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

– Вот как? – удивился он. – А у меня бдят сразутри: Касперский, доктор Вэб и Нортон!

– Отключи, – посоветовал я. – Проверяй по одному.Что один не выловит, то другой поймает… может быть. Если неполучится, то на днях заскочу, посмотрю сам… Ох, извини, в дверьуже звонят! Пойду открывать, пока!

В дверь еще не звонят, но способ хорош, Люша сразу отключилсвязь. Пока Лариска едет, я врубил комп, засветился обновленныйдесктоп: в надежде на визит Габриэллы я убрал с экрана всех голыхбаб.

В холодильнике блестят металлические прутья решетки, в самомнизу пара сморщенных пакетов с готовыми котлетами и блинчиками.Магазины подсуетились: таких ленивых и одиноких, как я, все большеи больше, на них можно подзаработать.

Пока комп ловит вирусы и удаляет трояны, я на сковороду выложилблинчики: трансчеловек не должен жрать, аки свинья бескрылая. Покаплита греется, начал прыгать по сайтам, вылавливая по ключевымсловам «трансчеловек», «нанотехнологии», «биоинженерия»…

В дополнение к закону Мура, о котором все знают, хорошо звучитменее известное замечание Курцвейла, что все формы инженерныхрешений уменьшаются за десятилетие в размерах в пять-шесть раз. Аэто значит, чего многие не понимают, что молекулярнаянанотехнология грянет примерно в двадцатом году, а то и быстрее,ведь даже закон Мура начал из-за тенденции к ускорению выдавать ужене привычные восемнадцать месяцев, а шестнадцать, четырнадцать,десять, а в прошлом году вообще уложился в девять!

Вообще, мне кажется, на Курцвейла должны ссылаться чаще, чем наМура. Мощность мощностью, но именно уменьшение размеров приведет ксингулярности. Это и создание наноботов, и биотехнология, и вообщевсе-все, что изменит наш мир.

Прыгая, как блоха, с одной гиперссылки на другую, попал стехнологической сингулярности на астрономическую, а это для менязначит: «Попал, Вован!», начал читать, хоть не то, что искал, ноэто ж моя астрономия, звезды, галактики…

Лариски все нет, я начал тихо надеяться, что ее по дорогезаметил какой-нибудь олигарх и предложил проехаться в его бентли,от чего Лариска отказаться ну никак не сможет, однако как раз вэтот момент в прихожей и прозвенел звонок.

Я потащился открывать, Лариска, свежая и румяная, словно неотработала двадцать часов в студии, а прямо с утренней прогулки полегкому морозцу, протянула мне два объемистых пакета.

– Держи!

– Эт че? – спросил я с подозрением.

– Почему-то подумала, – сказала она мило и улыбнулась,чтобы я не заподозрил, что она вообще думает, – что у тебя вхолодильнике пусто. А я хочу жрать, как стадо слонов!

Я покачал головой:

– Нет, ты не блондинка точно.

Она посмотрела через мое плечо.

– Работаешь?

– Вообще-то да…

Она забрала из моих вялых рук пакеты.

– Иди доделывай. Я сама приготовлю ужин.

Я вздохнул с облегчением, а она исчезла на кухне. Сразу жедонесся звон посуды и звонкий голос, распевающий про синее море исвободную любовь.

Стену между кухней и гостиной я давно убрал, сейчас Ларискавключила жвачник, для нее он то же самое, что для меня комп, тоесть средство по отслеживанию нужной информации. Я невольно скосилглаза, ощутил дурноту, но продолжал смотреть, все мы немножко… воттакие.

Глава 12

Под взрывы утробного гогота идет ежедневная популярнейшаяпередача «Приколы». Молодая женщина с пышным бюстом и низкимвырезом платья выходит из магазина. В обеих руках куча пакетов спокупками, в трех шагах от машины слегка оступается на высокихкаблуках, взмахивает руками и… ключи от машины вылетают из руки ипадают на ее же грудь как раз между сочными разбухшими сиськами.Все оборачиваются, смотрят, а она, не выпуская сумки из рук, проситидущих мимо мужчин взять эти ключи и дать ей, а то у нее рукизаняты.

Мужики, роняя слюни, радостно бросаются на помощь, а она, вродесмущаясь, делает почти незаметное движение плечами, и от этогодвижения ключи проскальзывают глубже… Этот трюк приколистыповторяют десятки раз, за все время лишь дважды мужчины смутились ине решились запустить руку за опускающимся ключом, а все остальныежадно шарили, не спеша достать ключ, кто-то даже начал вылавливатьзлополучный ключ снизу, запустив руку под платье, зрители у экрановвоют и стонут от восторга. Какие на фиг риголетты или аиды, вот он,настоящий кайф, вот оно, подлинное эстетическое наслаждение этой,как ее там, ага, культурой! Появилась новая разновидностьразвлекухи, как ее только не называют, но ее фанов называют обычнодрочерами.

На другом канале, который так и называется – «Культура»,длинноволосые блондинистые парень и девушка, в одинаковых рубашках,клетчатых шотландских юбках и кроссовках, безостановочно повторяютодин и тот же трюк: девушка, тоже нагруженная пакетами с покупками,взмахивает руками, у нее выпадают ее легкие трусики, а она, незаметив потери, идет дальше, где, свернув за угол… торопливопрячется за будку, а за углом уже стоит ее длинноволосый дружок,поставил сумки на выступ стены и, повернувшись к камере спиной,роется в них. Трусики поднимает парень, намеченный жертвой, а онивсе еще хранят влажность и запах интимного места, парень бросаетсяследом, за углом же эта самая блондинка, ага, вот она, парень сликующим и очень интимным смешком подходит и говорит, что онапотеряла трусики, он готов помочь ей даже надеть… но, когдаблондинка поворачивается, это оказывается усатый и бородатыймужик!

Этот прикол крутят с утра до вечера, зрители в диком восторге, аглавное, идет по телеканалу «Культура». Это вместо устаревшихмоцартов и шубертов-мубертов всяких.

– Милый, – донесся с кухни щебечущий голосок, – ябифштекс делаю с сыром и луком! Хорошо?

– Хорошо, – крикнул я.

– И зелени немного, да? Чуть-чуть?

– Отлично, – крикнул я. – Лариска, ты все делаешьотлично!

– Спасибо, милый, – донесся веселый голосок, – ястараюсь…

На балконе свежий ночной ветер охладил голову, вернее, лицо, аголова стала как будто еще накаленнее. Глаза охватили панораму трехдесятков домов и широкую трассу в шесть рядов, к ней ручейкамистекаются четырехрядные и двухрядные. И везде реки огоньков: сюда –бело-оранжевые, от меня – красные.

Во всех этих автомобилях – полуобезьяны, кто задержался наслужбе, где «платят хорошо, а я ниче не делаю», задержался не поработе, конечно, полуобезьяны и на службе думают только о том, кактрахнуть вон ту и вон ту, говорят, обе хороши с задранными ногамина канцелярских столах… Другие возвращаются с дискотек, балдежек,вечеринок, групповух, из игорных клубов, ресторанов…

Никто из них и не подозревает, что скоро весь этот привычный мирисчезнет буквально в одночасье. Вся цивилизация полуобезьян,именуемая человеческой, исчезнет настолько быстро, что полуобезьяныне успеют и пасти открыть в удивлении.

Наступление новой эры идет по всем фронтам, больше всегосюрпризов ждем от нанотехнологий. Как только будут созданынаноботы, то есть крохотнейшие роботы, человек начнет быстропереходить из нынешней полуобезьяны в существо, которое ужеподчиняется не эволюции, а собственной воле. То есть наконец-тосможет менять свое тело, добавлять новые органы или избавляться отстарых. Ну, избавляться я не буду, я жадный, а вот добавлю оченьмногое. Да вообще все добавлю, что смогу ухватить. Понятно же, чтополуобезьяны, что талдычат о прекрасности человеческого организма иневмешательстве в его божественное устройство, останутся вобезьяннике, а мы пойдем дальше.

В нанообщество то есть. Мы перестанем быть полуобезьянами,сиречь человеками, и станем наносапиенсами. А это совсем другоймир. Вход Люше, Василисе, Демьяну, Лариске и прочим существам –заказан.

Жутковато, конечно, представить, что у того существа, кем ястану, не будет даже пола… как не будет инстинкта размножения, чтопостоянно заставляет нас совокупляться и совокупляться. И чем чаще,тем лучше. И разных баб побольше, чтоб, значит, засеять побольшегрядок. Ведь то, чем засеваем, так и называется: семя.

Издалека донесся звонкий голосок:

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru