Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– Да кто где. Всякий старается устроиться так, чтобы работане была слишком обременительной. Если погонишься за деньгами иликарьерой, то почти наверняка проморгаешь здоровье, а то и погубишь.Легче его сохранить, чем потом вытягивать в больницах… Не такли?

– Истинно, – подтвердил я.

Он кивнул, пояснил с горькой усмешкой:

– У меня специальность вообще редкая. Астронавигатор!..Да-да, звездолетов еще нет, а навигаторы уже есть. На самом делевсе проще: наши космические корабли тоже нужно очень точноориентировать, а относительно неподвижное звездное небо – идеальнаякарта с заранее расставленными маяками.

Я спросил с жадностью:

– И что вы делали?

– Рассчитывал путь космического корабля от момента старта идо выхода на орбиту. Потом, правда, тоже следил за полетом, но тоуже рутина. Cложнее, когда запускали ракеты в сторону Венеры илиМарса. Особенно сложной была задача, когда направили корабль кПлутону, но так, чтобы прошел вблизи Юпитера, сфотографировал,вошел в гравитационное поле, а затем, используя чудовищное полетяготения, набрал еще большую скорость и понесся к Сатурну… УСатурна еще две петли, фотографирование планеты и кольца, а ужпотом с утроенной скоростью к Плутону…

– Здорово, – выдохнул я. – Вы уже, можно сказать,жили в будущем!

Он чуточку поморщился, развел руками:

– Не знаю, не знаю…

– А что не так?

– Работа не по мне, – объяснил он.

Я ахнул, я бы за такую работу полжизни отдал.

– Почему?

– Слишком много стрессов, – объяснил он, обвелвзглядом помещение, внимательно слушающих членов клуба. – Азачем?

– Зато работа какая! – вырвалось у меня.

Он благодушно улыбнулся:

– Пока я не знал… не думал о продлении жизни, меня таработа вполне удовлетворяла. Даже льстило, что я вот рассчитываютраектории космических кораблей! Но когда я ознакомился спрограммой «Активного долголетия»… вы понимаете, конечно?

Я помотал головой:

– Нет, но вы говорите, я схватываю быстро. И многое хочупонять. Смотрите на меня, как на простого нуба, что хочет статьхаем.

Люди благожелательно заулыбались, обменялись понимающимиулыбками. На меня почему-то повеяло Древней Грецией, там вот также, если верить историкам, все двигались неспешно и пластично,каждое движение греков исполнено эллинской красоты и грации.

Красносливов сдержанно улыбнулся, его жесты и слова тожевыдавали в нем потомка пластичных древних греков.

– Когда на меня снизошло понимание, я пересмотрел всю своюжизнь.

– Да-да, – сказал я торопливо, – я сейчас себятоже чищу. Избавляюсь от вредных привычек, пересматриваю дажефилософию… наверно, это философия.

Он кивнул:

– Вот и я пересмотрел.

– И где вы сейчас? – спросил я.

– Подыскал место ночного сторожа, – ответил ондовольно, – в компьютерном клубе. Воровать там нечего, потомуникто не лезет. Могу поспать и ночью, а потом и днем вздремнуть:медики рекомендуют дневной сон хотя бы в течение часа, вы знаете?Платят, конечно, меньше, намного меньше, но что деньги? Зато теперьнаверняка проживу дольше.

Я кивнул, раздираемый противоположными чувствами:

– Да, конечно…

Глава 10

Наверное, я должен бы ликовать, отыскав себе подобных, нокакое-то паршивое чувство осталось. И себя таким же очень ужсчитать не восхотелось.

Снова рылся в Инете, задавая разные значения поиска. Сзамиранием сердца я прочел про удивительнейшего человека, первогоиз первых трансчеловеков, намного опередившего свое время. Даже имяего – FM-2030 – вызывает четкие ассоциации с будущим. Он родилсяпятнадцатого октября тридцатого года прошлого столетия в Бельгии.Ф.М. Эсфендиари, а никакой не FM, он уже к одиннадцати годам успелпожить в одиннадцати странах и овладел, кроме обязательногоанглийского, французским, арабским, ивритом, а также целым рядомменее экзотических языков.

Чувствуя себя гражданином будущего мира, где не будет ни границ,ни национальностей, он сменил имя на FM-2030, оставив первые буквыимени, а также поставив год, в котором ему исполнится сто лет. Оннаписал по этому поводу: «В традиционных именах отражено прошлоечеловека: родословная, этническая и расовая принадлежность,национальность, религия. Я не тот, кем я был десять лет назад, и,конечно же, не тот, кем я буду через двадцать лет. Имя 2030отражает мою убежденность в том, что 2030-е годы станут чудеснымвременем. В 2030-м мы победим старение и у каждого будет прекраснаявозможность жить вечно. 2030 год – это мечта… и цель. Я человек XXIвека, который случайно появился на свет в XX-м. Я жутко скучаю побудущему».

Он издал несколько книг, в которых заложил фундаменттрансгуманизма, сам придерживался строгих диет, которые позволилибы ему прожить намеченное время до 2030 года, когда, по егопрогнозам, будет побеждена смерть, доказывал, что после появлениясинтетических органов вообще можно будет забыть о таком смешномпонятии, как средняя продолжительность жизни, заявив: «У меня нетувозраста. Я рождаюсь и рождаюсь заново с каждым днем. И намереваюсьжить вечно. И, если не случится непредвиденного, скорее всего,буду. Также я хочу помочь другим людям жить бесконечно».

Он очень хотел дожить до ста лет, когда станут доступнытехнологии продления жизни, но восьмого июля двухтысячного годаумер в возрасте шестидесяти девяти лет. От рака поджелудочнойжелезы.

Меня тряхнуло так, что на другой день я пошел не на работу, а сутра позвонил в Онкологический центр. Вежливый женский голоспоинтересовался, какие у меня симптомы.

– Не знаю, – ответил я, – какие должны бытьсимптомы. И есть ли вообще. Я просто хотел бы провериться.

– О, – сказал голос, – это совсем другое дело.Очень хорошо, а то обычно к нам обращаются, когда уже четвертаястадия. На какой день вас записать?.. Процедура платная, вызнаете?

– Догадываюсь.

– Что именно вас больше тревожит? Желудок, печень, прямаякишка? Или нечто другое?

– Если можно, – сказал я, – я хотел быобследоваться весь.

– Можно, – ответила она. – Но это не толькодорого, но и займет время. Возможно, несколько дней.

– Ого!

– Потому что, – объяснила она, – нужно будетпосмотреть результаты первичного обследования и направить вас наболее детальное, так сказать. Бывает, что появляются дополнительныенюансы.

– Согласен, – сказал я. – Согласен!

Не знаю, что она подумала, я сам смотрел на себя, как наперепуганного придурка, но перед глазами маячит фотография этогоFM-2030, молодого красавца с лицом голливудского актера, играющеготолько суперменов, великолепного и здорового, члена олимпийскойсборной в сорок восьмом году, здоровье из него просто ломилось вовсе стороны, не зря же полагал, что с легкостью доживет до дветысячи тридцатого года.

– Ради вечности, – сказал я себе настойчиво. –Бессмертие стоит анализов. Даже если за ними полезут в жопу.

В аське трепещет несколько желтых флажков, ребята из моего кланазасыпали вопросами, куда исчез, я же один из «танков»: агрюмонстров на себя и держу оборону, пока более легкие лучники икинжальщики истребляют гадов.

Хорошо, что не даю номер телефона, задолбали бы требованиямибросить все и отправиться рейдом на дракона, организовать охранукараванов, собрать отряд для захвата замка…

Хуже того, что, когда на меня напирают вот так энергично, ятеряюсь, мямлю и отступаю. В смысле, поддаюсь нажиму и топаю туда,куда зовут, похлопывая по плечу и подталкивая в спину.

Веб-камеру на сегодня я отключил и вообще снял с монитора.Конечно, я не один такой слабый и податливый, даже больше: всетакие, но моя беда, что не балдею от того, что такой, как все, абурчу и все думаю, что как бы вот решиться жить, как я хочу. Незаявлять, что все так живут, а в самом деле жить по своимнормам.

О нанотехнологиях болтают и пишут все, кому не лень, словцостало модным, его склоняют по любому поводу, даже не понимаязначения.

И, конечно же, как же без этого, самое первое и самое важное,где начали применять нанотехнологию, – это крем для мордылица. Очередная панацея, что «уберет морщины, сделает кожу упругойи эластичной, вернет свежесть молодости» и прочая бла-бла-бла.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru