Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Она легла рядом, ее умелые пальцы скользнули по моему животувниз, на губах понимающая улыбка, следит за моим лицом и улавливаетсмену моих ощущений.

– У тебя все равно сиськи большие, – заверил я. –Это совсем не кажется!

– Этого мало.

– А что нужно еще?

Она сказала рассудительно:

– Я ж говорила, «Покажи сиськи!» устарело, теперь «Дайпотрогать!», понял?

– Да, говорила.

– А чтобы трогать, сиськи в самом деле должны быть крупнымии плотными. Ну, с этим у меня пока в порядке, но что дальше,Славик? Не знаю!.. Потому пока выжимаю все из старых ресурсов: ищумузыкантов получше, с композитором работаю, чтоб не халтурил, авыдавал песню… сам знаешь, чтоб сердца трепетали!

– Сердца? – переспросил я удивленно.

– Ну да, – подтвердила она, словно только что нерассуждала о выпрыгивающих сиськах. – Это должно бытьзаложено, а я постараюсь оттуда это вытянуть и вложить вслушающих!.. Думаешь, зря я наняла еще и преподавателя по вокалу?..Сиськи сиськами, но петь надо!.. Ого, ты готов!

– Да, – согласился я, – заговорить зубы ты несумела.

– Да, – шепнула она сонно, – тебе все равнопридется трахать меня уже спящую.

– Спящая что резиновая… Красота!

– Извини, не могу сосать, сил нет, засыпаю…

– Да ладно, просто повернись ко мне задом.

– Только помни, у меня опасные дни…

– Ничего, я в жопу, – успокоил я, но Лариска ужеспала, тихо посапывая и легонько подергивая ногами, как щенок,которому снится, как удирает от большой страшной собаки.

Жалко, что пить воду не грех, говорил как-то умник в старину,вот бы казалась вкусной… Сейчас, к сожалению, в сексе уже все негрех, так что две трети радости потеряно. А то и больше, чем дветрети. Запретный плод сладок, а когда не запретный и на каждом шагувообще даром, то от сладкого начинает воротить даже сладкоежек.

Лариска, умница, едва проснувшись, в темпе ополоснулась, выпилакофе и, чмокнув меня в щеку, бросилась к двери.

– Погоди, – крикнул я вдогонку, – машина подокнами, я тебя довезу.

Она помотала головой.

– Тебе рано!

– А тебе?

– И мне…

– Так чего же?

Она пробормотала, открывая замки:

– Пока сцена пуста, малость покручусь… Надо повторить рядпрыжков, пока никого нет.

– Трудоголик, – сказал я. – Сдвинутая.

В окно я видел, как она прямо возле дома остановила автомобиль,водитель тут же распахнул дверцу, нет такого мужчины, что отказалсябы ее подвезти, и Лариска исчезла.

– За работу, – сказал я, – убью дурака, если ещераз открою двери. Или даже откликнусь.

Я подбирал маски, когда в уголке экрана замигала иконка скайпа.Я автоматически ткнул курсором, еще даже не посмотрел, что там заник. Донеслась тихая танцевальная музыка, в центре экрана открылоськвадратное окно в другой мир. В просторной комнате из кресла свысокой и широкой спинкой, что делает похожим на королевский трон,радостно улыбается молоденькая девчушка с поднятыми кверхукосичками с красными бантами.

– Привет! – произнесла она щебечуще наанглийском. – Я Мэри, живу в Детройте. А ты кто?

Я торопливо собрал все знание языка, ответил тоже наанглийском:

– Я Слав, живу в Москве…

Ее глаза засияли восторгом, детский рот приоткрылся отудивления.

– Правда? Так далеко? С ума сойти… Я никогда ни с кем ещене общалась в Раше.

– А ты давно пользуешься скайпом? – спросил я.

– Давно, – ответила она гордо. – Уже целуюнеделю!

– Ого, – согласился я и подумал, что для такой малышкинеделя еще та вечность, – ты ветеран скайпистов. Динозавр!

– Точно, – сказала она. Ее рука стрельнула в сторону,музыка стала громче, – сейчас я тебе что-то покажу…

Голос звучал так загадочно и обещающе, что я подумал с тревогой,неужто и эта соплюшка будет показывать сиськи, у нее там еще ничегонет, одни бугорки, однако малышка по имени Мэри отодвинула кресло ивстала на его месте, неумело покачивая бедрами и улыбаясьзазывно.

Ее тонкие пальчики ухватили за края маечки, потащили вверх, ноедва начали обнажаться бугорки, тут же дразняще опустила, словнозастеснявшись, и все это время изгибалась в танце, на губахблудливая улыбка, глаза наблюдают за моими движениями.

– Здорово, – согласился я, что за идиот, зачем включалскайп, – танцуешь классно…

– Я рада, что тебе нравится! – сообщила оналикующе. – Ты уже заводишься?

Я поколебался, ужасно не люблю говорить такое, что обижаетлюдей, тем более – женщин, но когда поддакиваю, это обычно заводитменя в такое, что потом выкарабкиваюсь со злостью на себя, и наэтот раз я ответил честно:

– Нет.

Она удивилась и явно очень огорчилась, но танцевать иприподнимать маечку продолжала, наконец сняла ее вовсе и заученнымдвижением прожженной стриптизерши отшвырнула в сторону.

Я вежливо похлопал в ладоши.

– А почему? – спросила она обиженно. – Что нетак?

– Все так, – ответил я с неловкостью, – я жговорю, танцуешь здорово…

– А, – догадалась она, – сиськи маленькие?

– Не сиськи делают женщину, – сказал я с бессильнойвежливостью, как же, не сиськи, а что же еще, – просто от менятолько что вышла подружка, понимаешь?

Она хихикнула:

– Понятно.

– Она высосала у меня даже мозг из костей, – объясниля, с трудом подбирая нужные слова, – так что у меня все нануле.

Странно было видеть ее танцующей в небольшом окне, вокругкоторого тексты о достижениях нанотехнологий, но танцует в самомделе здорово, есть у девчушки чувство ритма, только вот смущает,что лет ей двенадцать-четырнадцать…

– Понимаю, – ответила она, танцуя. – Думаешь, яне знаю, что это? Я у Джека тоже сосала, но у него пока ничего нет.Это мой братишка. Младший.

– Повезло парню, – пробормотал я.

– Тогда смотри и завидуй, – ответила она задорно.

– Уже завидую.

Не переставая танцевать, она смотрела мне в глаза и взялась затрусики. Тоже несколько раз то приспускала, то надевала снова, этозначит – дразнит, но я в самом деле на нуле, наконец отбросила всторону и трусики.

Мне взаправду захотелось ее обнять, такая голенастая худышка,косточки торчат, внизу живота едва-едва начали отрастать волосики,а туда же – интимную прическу подавай, как только и настриглатакое…

По тому, как тревожно оглянулась на дверь, я понял наконец,зачем высокая спинка у кресла. Королей защищали от брошенных вспину ножей и дротиков, а сейчас защищают малолеток от взглядовродителей. Пока те подойдут ближе, легко отключить веб-камеру, а наэкране явно открыт сайт с уроками физики или химии.

– Ну как? – спросила она.

– Классно танцуешь, – сказал я честно.

– Правда?

– Честно, – сказал я искренне. – Или ты долго иупорно училась, или у тебя талантище…

Она победно улыбнулась:

– Посмотрела, как другие танцуют! Этого достаточно.

– Молодчина, – сказал я.

Она опустила детскую ладошку и начала тереть клитор, явоскликнул:

– Эй, ты лучше танцуй!.. Меня все равно не заведешь, япуст, а танец у тебя просто отпадный.

– Правда?

– Самая что ни есть, – заверил я, манипулируя скуднымзапасом слов. – Понимаешь, клиторы и другие могут теребить, авот так танцевать…

Она счастливо улыбалась и, уже забыв, что намереваласьраздразнить меня, а потом, возможно, попросить перевести на еетайный от родителей счет пару долларов, дотанцевала красиво ираскованно, прекрасно владея худеньким телом с крохотными чуть-чутьоттопыренными бугорками груди, с попкой в два кулака размером.

Я еще раз похвалил, сказал, что убегаю на работу, и вырубилсвязь. Что я за говно бесхарактерное, у Лариски есть цель, иломится к ней, как танк через джунгли, Люша уверен, что живетправильно, Габриэлла ни минуты не сомневается, что астрономия – еежизнь, только меня колышут все волны, качают и выбрасывают то наодин берег, то на другой. Я никому не отказываю, за что сам себя иматерю, новая волна опять смывает меня и… снова и снова!

Глава 6

Сегодня на службе я проторчал на пару часов дольше, чем длитсярабочий день, и на три часа дольше, чем планировал сам. Увы,Лариске потребовалась моя помощь, а какой я друг, если не останусьи не прослежу за всем сам, по дороге домой заехал в кафе и хорошопоужинал, чтобы дома не возиться.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru