Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 1

Кол-во голосов: 0

Ее тонкие брови сошлись над переносицей. Я ожидал вспышкинегодования, но Габриэлла размышляла, и меня бросило в другуюкрайность: сейчас скажет: «А что тянуть, сэр?», и мы пойдем ко мнетрахаться.

Но чуда не произошло, она произнесла после паузы:

– Эта неделя у меня занята.

– Жаль, – сказал я, но отлегло, опасался, чторассердится.

– Но во вторник, – произнесла она задумчиво, –пожалуй…

Я выдохнул с великим облегчением:

– Во вторник! Отлично. Хороший день. Простозамечательный.

– Это не наверняка, – уточнила она с легкойулыбкой. – Кто знает, что вмешается.

– Ничто не вмешается, – горячо заверил я.

– Почему такая уверенность?

– Я попрошу Господа Бога, чтобы он убрал с вашей дороги всепрепятствия. Или позволил мне это сделать!

На другой день из отпуска вернулись Люша и вся наша компашка.Люша позвонил и проревел в трубку, что если не зайду посмотретьзамечательные слайды, то нагрянут ко мне всей компанией, все у менясожрут и все перевернут, а потом еще и ночевать останутся.

– Приду, приду, – заверил я. – Точно!

– Смотри, – предупредил он, – мы тебя не выпустимиз этой… как ее, сферы!

Едва слышный голос Василисы подсказал:

– Сферы влияния…

– Сферы вливания, – внушительно повторил Люша, а послепаузы, прислушавшись к суфлирующей жене, добавил со смешком: – А тоу нас крен в женскую сторону. Самцов маловато, а ты ж еще незаарканенный…

– Буду вовремя, – поклялся я.

– Ждем, – сказал он еще раз, посопел и положилтрубку.

Приеду, сказал я себе. То, что не поехал тогда с ними надурацкие юга, – уже победа. Не стоит так уж слишком, надо датьЛюше чуть отыграться. Не зря же он купил кинокамеру, я научилделать ролики, теперь снимает безостановочно, выбирает удачныекуски и монтирует свою биографию. Таких кусков у него тысячи, он ихпо старинке называет слайдами, мне еще предстоит с ними возиться,подправляя и указывая на грубые просчеты.

Часть II

Глава 1

Купол неба исчез, над головой жуткий открытый космос. Медленноплывут снеговые астероиды, мертвые и холодные, язык неповорачивается назвать их облаками. Блестящая, как огромный слитоксеребра, луна висит в пугающей пустоте, и чувствуется, что вот-вотобрушится… не может не обрушиться, огромную массу ничто недержит!

Из подъезда я с надеждой посмотрел в сторону троллейбуснойостановки, вдруг да подходит. Правда, теперь есть автомашина, нопроблем стало не меньше, а больше: в салоне троллейбуса стой спинойк движению и мечтай, а за рулем только и смотри, чтобы кто неподрезал, не затормозил впереди резко, надо слушать «Авторадио»насчет пробок в городе, заранее стараться объехать…

И в самом деле, только сел за руль, выехал на проезжую часть,как в черепе полыхнула ослепительно яркая мысль, невозможно умная икрупная, как рыба, что сорвалась с крючка рыболова. И тут жевпереди замигал желтый свет, в мозгу пронеслось на огромнойскорости длинное вычисление частоты мигания, скорости моей машины,плотности движения, я рискнул добавить газу и успел проскочить втот момент, когда свет сменился красным, но на такой скоростиможно…

Переводя дыхание, попытался вернуться к яркой мысли, но в черепевеликолепная свистящая пустота. Я потер свободной ладонью лоб,пытаясь удержать выпрыгивающие через ушные раковины мысли. Ну что яза существо, уже и я, как все, отвык думать, живу на алгоритмах,как насекомое какое. А еще горжусь, что не такой, «как все»,букашка безмозглая. Ну, не то чтобы очень уж горжусь, но чувствую,что не такой, как прочее быдло, и это чаще предмет для гордости,чем для уныния.

Если я не такой, как все, если я… гм, ну не то чтоб ужизбранный, затаскали это слово, а то бы воспользовался, но все-такия из тех, кто может войти в мир обетованный… то почему живу, каквсе? Почему вообще-то не отличаюсь по жизни от Люши, Константина,Шурика? Да что там в быту, даже вроде бы и по целям такой же. Таккак могу войти в мир обетованный, если они, эти человеконасекомые,уж точно не войдут? Значит, и я не войду…

Я вышел из припаркованной возле дома Люши машины, сверху израскрытых окон несся мощный бас Шаляпина, исполняющий «Шотландскуюзастольную» Роберта Бернса:

– Бездельник, кто с нами не пьет!

Ну да, сказал я себе вяло, а как же, и бездельник, и трус, ивообще подозрительный человек. Шпион, наверное. Гнать такого в шеюиз наших дружных рядов мужественных героев, которым наплевать нацирроз печени, на лопающиеся сосуды, на язву и прочие прелестиотважно пьющего настоящего мужчины.

У Люши, как всегда, в гостиной накрыт стол, мощно парует мясо,пахнет шашлыками, острыми приправами, изысканными гарнирами. Дажена подоконнике в блюдах еда, не говоря уже о всех горизонтальныхповерхностях кухни.

Все загорелые, с облупившимися носами, Василиса –красно-розовая, как огромная креветка со снятым панцирем, встретиламеня в прихожей и, приговаривая, что соскучились, утащила сразу застол.

Лариска, к моему удивлению, тоже встретила меня в прихожей,жарко расцеловала, на миг так прижавшись всем горячим зовущимтелом, что я ощутил себя погруженным в амебу, готовую кделению.

– Давно тебя не видела, – шепнула в ухо. –Соскучилась.

– Дела?

– Еще какие!

– Читал в новостях…

Она оживилась:

– Правда?

– Читал, читал, – заверил я. – Стоит кликнуть наискусство попсы, обязательно где-то и твоя фамилия.

Она пообещала:

– Скоро вообще будет на первых полосах поп-музыки! Ядобьюсь. Пойдем, уже все за столом.

В гостиной плотный воздух из веселья, дезодорантов и пота. Шумнои пьяно-дружелюбно, хотя народ вроде бы не пьяный пока что, нособрались расслабиться и повеселиться, так что можно в нужную струюсразу, без прелюдий.

У окна рассматривает обложки музыкальных дисков Демьян. МолодецЛариска, сумела наклонить, как-то и чем-то помогает в ееамбициозных проектах, но явно полезен, иначе бы давно отшила этогопотного хрюкающего борова.

Огромная бутылка вина в центре стола смахивает на космическуюракету первого поколения, на таких все еще взлетают, когда нужнодоставить экипаж на МКС. Да и шаттл такой же формы, разве что скрохотными крыльями-стабилизаторами. Это космолеты второгопоколения, построенные на Луне или прямо в космическомпространстве, будут иной формы, им не надо будет преодолеватьсопротивление атмосферы…

Рука Люши хищно цапнула бутылку, и мои мысли о космическихполетах разлетелись, как обломки столкнувшихся астероидов. Онзаржал от удовольствия:

– Люблю красное!.. Витамины всякие, а главное –гормоны!

– В вине гормоны? – усомнился Константин.

– Вино горячит кровь, – сказал Люшаавторитетно, – значит, вырабатывает гормоны.

– Прощай вино в начале мая, – пробормотал Константин,он внимательно следил за руками Люши, – а в октябре прощайлюбовь!

Люша умело засадил штопор и вытащил пробку, понюхал, совершаявесь ритуал, взялся за следующую, поменьше, приговаривая:

– Красное вино – для мальчишек, белое – для женщин,портвейн – для мужчин…

Константин заметил:

– Может, тебе все равно, но ты открываешь коньяк.

– А коньяк, – ответил Люша счастливо, – длягероев вроде нас! Приготовьте рюмки… Если вино откупорено, нужноего выпить, даже если это хорошее вино, ха-ха. Коньяк тем болеенельзя оставлять, а то Василиса ночью встанет и выпьет.

Он захохотал, Василиса замахнулась, он ловко подставил спину,шлепок раздался звучный, словно тюлень ударил мокрым ластом поморде кита.

– Чтобы напиться до безобразия, – сообщил Люша, –мне теперь хватает одной рюмки. Не могу только запомнить,тринадцатой или четырнадцатой.

Все уже слышали этот прикол, вижу по мордам, но засмеялись, мыже дружная компашка. Я тоже улыбнулся, иначе нельзя, а Демьян,поддерживая атмосферу, сообщил, что его дядя не пил, не курил, неездил на велосипеде, жил экономно, берег каждый грош и недавно умеркрепким и бодрым старичком, окруженный алчными наследниками. Этонастолько хороший урок, закончил он, для меня, что я выбрал истинноверную линию партии…

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru