Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

– Нормальные женщины? – удивилась Татьяна. –Которые играют в преферанс? Женщина должна уметь играть только водни игры!

Глава 17

Она ушла звенеть посудой на кухне, а Валентина, задернув мнеширинку, подмигнула, мол, в другой раз позабавимся, начала рыться всумочке.

Наладонник у нее навороченный донекуда, голову даю на отрез, чтоего хозяйка и десятой доли не знает возможностей и не освоит,слишком привыкла жить без напряга. Зато по дизайну чисто женскаяштучка, теперь в погоне за покупателем выпускают модификации дажедля сексуальных меньшинств, не только для женщин.

– Посмотри, – повторила она уже серьезно, – вродене роняла, в стену не бросала, но молчит, как Зоя Космодемьянская.А я пока помогу Тане…

Я там же, в прихожей, с ходу попробовал запустить наладонник, изкухни донесся удивленный возглас Татьяны:

– Уже успели?

– Тебе оставила, – долетел голос Валентины.

– Ну да, наладонник твой, а расплачиваться мне?

– Хи-хи, зная тебя, всякий скажет, расплачивается в любомслучае тот, кто под тобой, Танюха…

На кухне зажужжало, заглушая слова. Когда моих ноздрей коснулсяаромат мокко, меня потащило, как охотничью собаку, по волнующейструе запаха.

Татьяна разливала кофе в чашки. Полные груди дразняще грозятвывалиться из глубокого выреза, я едва не подставил ладони, чтобыпоймать и водрузить на место, но удержался и опустил на столналадонник.

– Все в порядке.

– Отремонтировал? – воскликнула Валентинапораженно.

– Он и не ломался, – объяснил я. – Просто тыухитрилась как-то заблокировать абсолютно все функции.

– А как?

– Не знаю, – ответил я честно. – Блондинка можеттакую задачу поставить, что сто мудрецов сядут в лужу.

– Я не блондинка!

– А кто?

Она подумала, пожала плечами.

– Уже и не помню. Первый раз покрасила волосы в седьмомклассе… Так этот гад работает?

– Целиком и полностью!

– Так чего же он прикидывался дохлым?

– Заигрывал, – объяснил я. – Это же самец.

– Все вы такие, – сказала Валентина с укором, –ко всем подлащиваться надо, всех тормошить, чесать, настраивать,готовить…

Татьяна посмеивалась, ее пальцы ловко выхватывали из тостерагорячие поджаренные хлебцы, глаза навыкате посмеиваются поощряюще:давай-давай, Валюха, завали этого медведя! Женщины всегда на охоте,даже когда просто выскакивают в ближайшую булочную.

Я промолчал, хотя подмывало брякнуть, что меня тормошить ненадо, я вообще-то орел и всегда готов, но, похоже, эти умелыеохотницы меня именно к такой реплике и подвели вплотную…

Валентина осторожно и с гримаской прихлебывала горячий кофе, онаего не любит, но от него худеют, так что пить надо, это лучше, чемгорькие пилюли, Татьяна сказала озабоченно:

– На завтра надо не забыть фотоаппарат почистить…

– В торт уронила? – поинтересовался я.

– Нет, лишние фотки убрать, – объяснилаТатьяна. – У меня цифровик! А на завтра у нас билеты в Музейрусского искусства! Там передвижная выставка Древнего Египта…Недавно раскопали какое-то новое захоронение…

Валентина сказала знающе:

– Не какое-то, а самого Рамзеса! Только номер его незапомнила. Они там все пронумерованы, как французские короли.Привезут его личные вещи, гребешки, остатки одежды и даже егоночной горшок!

Татьяна кивала, соглашаясь, я сказал почтительно:

– Да-да, это же надо! Самого Рамзеса?.. С ума сойти!

Она посмотрела на меня с некоторым подозрением, наверное, явыразил дикий восторг недостаточно бурно, затем милостивокивнула:

– Да, самого Рамзеса. Я как увидела, у меня дыханиеостановилось.

Валентина сказала живо:

– Господи, а что я почувствовала! Смотрю и чувствую, слезыбегут и бегут, не останавливаясь! Такое волнение, такое потрясениечувств, что просто не знаю, как я в обморок не брякнулась!

Я хотел хихикнуть, но увидел, что и Татьяна кивает понимающе, исам сделал скорбно-одухотворенное лицо.

– М-да… – промямлил как можно неопределеннее, такзвучит значительнее и приобщеннее. – Чуйства… Это же надо… СамРамзес…

– И пять тысяч лет! – добавила Валентина.

Вообще-то Рамзес жил где-то ближе чем за пять тысяч, но такоготолстокожего и горшок Карла Великого не впечатлил бы, как и горшокЕкатерины Второй, нечуйствительный я к предметам раскопок иокаменелостей, даже бесчуйственный, хотя вслух такое сказатьпобоюсь – заплюют, а я хочу жить со всеми в ладу.

Двери за ними наконец захлопнулись, я сказал себе твердо, что нафиг даже Лариску, если вдруг решит зайти ко мне погонять гормоныдля цвета лица. Всего трясет от жажды поскорее начать новую жизнь,полную… не знаю еще, чего полную, но там впереди новый дивный мир,а здесь средневековье какое-то…

Вошел в Инет, а там пронесся по закладкам, как ураган «Катрина»:стер на фиг все букмарки на порносайты, надо же – просиживалчасами! – удалил великое множество закладок на ресурсы сбесплатным скачиванием музыки, фильмов, игр, эротических приколов,забавных фото, снес ссылки на браузерные игры, чаты и форумызнакомств…

Взамен по яндексу прошелся по иммортам, трансгуманизму,сингулярности, выловил наиболее емкие ресурсы по нанотехнологиям иоставил везде букмарки. От нанотехнологий линки ведут в крионику,биотехнологию и медицину, там тоже наследил, чтобы комп запомнилтропки. Странно, как быстро я раздулся от важности и самоуважения:смотри, только что был свинья свиньей, а сейчас какая нравственнаячистюля!

Ну, это я уже проходил, когда стоит только подумать, что спонедельника «начну жизнь заново», как преисполняешься гордости идаже чванства: молодец я, какой молодец! Остальные в говне исчитают это нормой, а я вот какой замечательный, волевой,настойчивый, целеустремленный…

Потом, конечно, оказывалось, что настойчивости и замечательностихватило на недельку, а то и меньше, а там снова казуальные игры,потом браузерные и наконец – клиентские, среди закладок появляетсястыдливо порнушка, приколы…

Впрочем, будучи оптимистом, я не считал такое поражением. Наэтот случай есть прекрасный афоризм, дословно не помню, но тамчто-то о замечательности и ценности человека, который время отвремени начинает вот такую борьбу с собой за совершенствование.

Помня все это, я почистил хард основательно, а затем написал:«Если останусь прежним говном – в сингулярность не попаду».Конечно, для всех я буду прежним вежливым и покладистым парнем,приятным собеседником и вообще приятным человеком, но сам-то будузнать, что экзамен не выдержал! И что в сингулярность меня простоне возьмут. Не возьмут потому, что на фиг там такие? Я со своимобразом жизни не шибко отличаюсь от пьяненького дядиВаси-водопроводчика, над которым посмеиваюсь свысока, считая себясуществом более высокой породы, я же интеллектуал! Но, по сути, мыоба – пустоцветы.

Габриэллу выловил через четыре дня. Пообедали в кафе, а когдаразговор зашел о космосе, оба ощутили себя в звездолете, что можетпрыгать через пространство и время. Габриэлла увлеченнорассказывала о новых снимках, полученных Хабблом, как жаль, что ихпока изучают только специалисты, а я, решившись, пробормотал:

– Габриэлла… если бы я не страшился до свинячьего писка,что вы поймете меня так, как обычно понимают в подобныхслучаях…

Она смотрела с интересом.

– Ну-ну, – сказала легко, – что случилось?

– Язык отсох, – признался я. – У меня огромнаяподборка как звездных карт, так и всевозможных пособий иматериалов. Ни в одном универе столько нет! Сейчас все ещенедооценивают Инет, а я в нем накопал столько… И те снимки вчерапоявились… я скачал, распечатал, а что-то еще и переплел. С картамипоработал в фотошопе, и не только… Принтер у нас в студии такой,что в Пентагоне разве что!

Она смотрела внимательно, по губам блуждала легкая улыбка.

– Завидую, – сказала она с легкой грустью, – унас преподают по старинке.

Я ощутил, что краснею, словно мальчишка, пойманный на воровствеконфетки.

– Габриэлла, я могу вам скинуть на флешку все файлы, чтонарыл в Инете. Но карты… их на экране не увидишь во всей красе! Яраспечатывал отдельные куски, потом склеивал. Когда-нибудь, когда увас отыщется еще кусочек свободного времени, вы… может быть…решитесь его потратить, чтобы заглянуть ко мне…

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru