Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Господи, подумал я с ужасом, такая маленькая еще, а уже ейтребуются такие возбудители, как свинг или публичность!

Шурик пропыхтел:

– Страстные женщины хороши до безобразия… а также во времябезобразия… и после безобразия…

Он говорил яркими фразами, но я это слышал сотни раз, ими всетакие вот говорят и отвечают, все это я читал в Инете. Хорошаяшутка благодаря Инету становится известной всему миру в тот жедень, и когда говорят вот так, им и отвечают тем же, и хренпоймешь, как бы человек говорил на самом деле.

А может быть, ну его, как бы он говорил сам?

Потом вернулись к машине Шурика, все это время хи-хи и ха-ха какна улице, так и в салоне, приколы, гэги и шуточки вперемешку санекдотами. Мы развезли девочек по домам, чем очень удивили,все-таки их обычные партнеры-подростки до таких высот рыцарства неподнимаются, помня о равноправии.

Шурик с облегчением вздохнул, вырулил на автостраду, где погналв левом ряду по опустевшей магистрали.

– Ну вот, – сказал он голосом поработавшегочеловека, – а я уж думал, день пропадет зря.

– А не пропал?

– День пропал, – согласился он, – зато вечерспас! Люблю вот таких. Заметил, даже провожать не надо. Аизнасилует их какая пьяная компания по дороге к дому, ну и что,отряхнутся, как курицы после петуха, и пойдут клевать дальше… чтоони там клюют?

– Пшено, – сказал я, поправил себя: – Просо. Но мы жих развезли по домам.

– Да, показали себя! – сказал он и тут же добавилобеспокоенно: – Правда, старомодными показали. Уважать не будут…Нет, эти клюют червяков, жучков и блошек. Это же вольные курочки, ане сарайные! А ваще круто было… На эскалаторе, надо же… да, теряеммужские позиции, как движущаяся сила прогресса. Надо же, девчонкиопередили… Всегда именно мужчины придумывали что-то новое, а тутвдруг девчонки начали… это, двигать прогресс.

– Регресс, – сказал я.

– Че-че? – переспросил он заинтересованно.

– Женщины, – пояснил я, – консервативная сила.Мужчины идут за горизонт в поисках мамонтов, а женщиныобустраиваются в пещере. Так и этот экстремальный… это не прогресс,а обустройство в уже обжитой пещере. Те же стены, тот же очаг,вообще все то же, только шкуры перекладывают чуть по-другому.

Он подумал, почесал голову.

– Тоисть, – сказал с неуверенностью, – новое всеравно придумываем мы?

– Да, – утешил я. – Оргазм все равно тот же. Хотьв пещере, хоть на эскалаторе. А придумали его мы.

Он снова подумал, почесал уже не только голову, но и вподмышках, в паху, наконец расплылся в улыбке.

– А ты рубишь в этом деле! Сразу усек. Я вчера вывернул всекарманы, дисковод поменял. Теперь не только читает блюрейки, но ипишет, представляешь? И не четыре и семь, как на дивидишках, асразу пятьдесят гигов, с ума сойти! Вот это да, разница. А телкукак ни поставь, ты прав, оргазм всегда одинаковый… Хрень эта всякамасутра, деньги выманивают только такими книжками разводилывсякие…

Лицо оживилось, глаза заблестели, размахивал руками, отпускаябаранку, и рассказывал, как втиснул всю коллекцию хард-рока на однуболванку, вот это прогресс, это не камасутра дурацкая.

А он не совсем дурак, подумалось в удивлении. Просто конформист,как и я. Ему сказали, что экстремальный секс на эскалатореклево, – он и говорит вместе со всеми, что это клево, круто,отпадно, рулезно. И даже сам добросовестно старается что-то в этомувидеть. А когда вот так поймаешь на нестандартном, тут ипроговорится, что думает совсем не так.

Говорит, как и все, чтобы принимали таким, какой есть, что нежелает подстраиваться под требования общества, но так всеперепуганные подростки говорят, хорохорясь и вроде бы отстаиваясвою независимость, а на самом деле с величайшей готовностьюпринимая любые правила стаи… нет, даже стада.

– Я тоже заменил на блюрейный, – сообщил я. – Ноя ради фильмов. Все-таки высокое разрешение.

– Ну да, у тебя ж экран!

– И экран, – согласился я. – И вообще удобнозагнать архивы на одну болванку, чем потом искать, где че. Ты прав,это в самом деле прогресс.

Он хохотнул:

– Но и сексу не мешает, верно? Только ну его на фиг, этотэкстремальный… Им ничо, а нас могут повязать и пришитьизнасилование.

– Да, – согласился я поспешно. – Скажут, маньякикакие-то.

– Сейчас все маньяки, – сказал он авторитетно. –Мода… Одна так и говорила в телевизоре: я без материальных ижилищных проблем, у меня все есть и всем обеспечена, хочусекс-маньяка.

Я поежился:

– Опять ты прав. Не фиг ради простенького вообще-то делалезть на крышу или на движущийся эскалатор.

– Во-во!

– Ну, бывай, до встречи!

Машина остановилась у подъезда моего дома, мы пожали друг другуруки, уже как сообщники, что признались в некой постыдной тайне,которую нельзя выдавать слишком требовательному обществу.

Отъезжая, он махал из окна, а я подумал, что и в таком делеприходится таиться, надо же, как влипли с этими новыми модами, чтопостроже любой свирепой диктатуры.

Глава 14

Сегодня я придумал и красочно намечтал, что у меня дома большаястрашная собака. Бульмастиф, Фила бразильеро или еще что-нитьпокрупнее и поужаснее. Но я ее принес в дом еще щенком, было лето,выпускал во дворе, он играл со всеми детьми, матери умилялись,когда детишки возились с толстым, как колобок, веселым цуциком.

Потом щенок подрос, но и когда он ростом со взрослого пса, еще сгод остается щенком, дурным и веселым, во дворе с ним играют всетак же, потому что рос незаметно на их глазах, и все еще тот жещенок, а вот чужие пугаются, верещат, а мамаши их уже самиуспокаивают, что, мол, это замечательный щеночек…

А дальше у меня множество сюжетов: то как он догнал преступника,за которым гонится милиционер, и повалил, тот даже не понял, чтощенок с ним играет, милиционер добежал и надел наручники… этотсюжет я прокручивал с удовольствием несколько раз, всякий разпомещая действие на разные улицы, но обязательно – центральные; товот зима, у щенка замерзли лапки, он взобрался на колени сидящей налавочке девочке, как обычно забирается ко мне, там пригрелся имирно заснул, а ее мать, когда увидела, чуть не померла от ужаса. Адевочка говорит с обидой: мама, чего кричишь, бедная собачканабегалась и спит! А бедная собачка в два раза больше самойдевочки…

Это даже лучше, чем предыдущий сюжет, его время от временипрокручиваю заново, добавляя детали: я в школе, мне летчетырнадцать, но уже со всем моим нынешним опытом, да и мышцы уменя как стальные, так что еду-еду не свищу… Словом, приключений ивозможностей море, купаюсь в грозной славе, гоняю гадов, девчонкипо мне просто мрут, а я иду такой загадочный и красивый, ни на когоне смотрю…

На работе я узнал, что Лариска дает сольные концерты, Демьян всамом деле где-то что-то перераспределил с потоком финансовойпомощи. Молодец мужик, а я думал, что просто брешет, чтобыпотрахать молодую сочную телку. У Лариски теперь и режиссер другой,и подтанцовщики классом выше.

Появились афиши с ее лицом и полуоткрытым в рамках приличияплатьем. Дважды увидел ее имя в новостной рубрике о поп-музыке,только я как то самое, даже не в проруби, а вообще в стоячемболоте, все на месте. Сам знаю, что не так, я ж умный, а вы вседураки, но что-то не так идет, в то время как у дураков всеполучается, и вообще дураки счастливы.

Правда, если бы я мог получать приливы счастья от экстремальногосекса, то и я, наверное, сказал бы, что жизнь удалась.

Звонок в домофон, весь экран закрыла широкая рожа Люши. Из-заего плеча выглядывает торчащий чуб, похожий на гребень петуха, ага,Люша явился с Барабиным.

Я нажал кнопку с нарисованным на ней ключиком.

– Открыл.

Люша вывалился из грузового лифта, на ходу прижав к дверивспикнувшего Барабина, обнял сердечно. Я провел их в комнату, Люшасразу полез в холодильник и достал три баночки пива, но, когдаБарабин протянул руку, подгреб к себе и погрозил пальцем.

– Ну что? – спросил он бодро. – Славик, ты раньшебыл скор на решения.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru