Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Все чаще вытаскиваю мобильник без всякого желания кому-тозвонить, будь это дома, на работе или в транспорте, и всматриваюсьв фото Габриэллы. Хорошо, успел снять, как будто чуял, что второйвстречи не будет. Всматриваюсь и стараюсь понять, что же в ней такзацепило. Если женщина не секс-бомба и не вамп, а тихая золушка, томужчинами движет жалость и желание защитить такую божью коровку.Женщины это давно учли и умело пользуются, придумывая истории либоо печальном детстве, либо о недавних трудностях, когда злые людиобидели. Могучий мужской инстинкт тут же отметает все доводырассудка и велит взять немедленно под защиту, опеку и вообщепостараться возместить этому жалобному птенчику все, что отобрализлые люди.

Умелая женщина понимает, что на жалости можно продержатьсятолько первый этап, потому быстро старается стать либо полезной,либо удобной. О любви сейчас не говорят, никто не рискуетнарываться на насмешки и сытый гогот, а вот полезной или удобнойстать можно, если побыстрее изучить желания и стремления этогосамца.

Габриэлла держалась удивительно ровно, абсолютно не стремиласьвызвать какие-то чувства, о себе не рассказала, за исключениемтого, что учится на астронома. Но чем-то же задела, еще какзадела…

Дело даже не в том, что украсил стену ее портретом, украшают жепостерами с Агилерой, Спирс или Аней Межелайтис, вовсе не планируяс ними что-то иметь, но Габриэлла затронула некие струны, о которыхи не подозревал.

И вообще-то это первая женщина, с которой хочется общаться,просто общаться, находя в этом странное мучительное счастье.

Сегодня проснулся в раздражении, уже твердо решив, что не стоитбрать Арджнуну в команду не только для штурма замка, но даже впоход на рейд-босса. Быстро и хаотично прокручивал в уме слова,которые скажу, если придется объясняться, а придется, он настырный,привык своего добиваться… и с ужасом понял, что пора начинать новуюизнурительную борьбу с наркозависимостью к баймам.

Я уже сражался с нею и побеждал, как сам полагал, но это не тотнаркотик, от которого можно избавиться окончательно, как отпростеньких экстази, кокаина или допотопного героина. Люди,страстно увлеченные своим делом, абсолютно иммунны к этой страсти,но те, кому делать абсолютно не хрена, так же абсолютно зависимы. Иникакой героин не идет в сравнение с мощной тягой к баймам.

Я же, как говно в проруби, болтаюсь посредине. Время от времениначинаю уходить в баймы на шесть-семь часов, а то и больше, в концеконцов вообще их становится вполне достаточно для полноценнойжизни: не надо бриться, надевать штаны, выходить из квартиры,запирать на все замки, вызывать лифт, а потом бежать к остановкетроллейбуса или к станции метро.

В байме свой прекрасный мир, собираемся в команды по вкусам,привычкам и наклонностям, никакой шеф не комплектует их, как емувосхочется. Все зависит от нас самих, вместе бьем особо опасныхмобов, а если общение надоедает, иду в одиночку бродить понеобъятному миру, бью мобов, равных себе по левелу или слабее,собираю ресурсы, коллекции, трофеи, любуюсь красотами, захожу вдревние замки и рассматриваю строения. И не надо выходить под дождьна улицу. Даже галстук не надо надевать, да и бриться незачем…

Так что постепенно удобство виртуального общения начинаеттеснить сперва общение реальное, ну это хрен с ним, не жалко, адальше начинаются вещи похуже: баймы начинают отгрызать время отрабочего времени. Кто-то играет прямо на службе, на этих людяхможно ставить крест. Полагают, что хорошо устроились: жалованье всеравно идет, но, во-первых, это до момента, как застукает шеф,во-вторых, такой человек ничего полезного не сделает для возвышенияфирмы, а это значит, что в лучшем случае проторчит на этой мелкойдолжности до пенсии, карьерного роста не будет.

Я играл сперва «как все», то есть из свободного времени отрывалкусочек для байм, потом играл уже все свободное время, отказываясьот предложений сходить по бабам, встретиться за пивком, отправитьсяк Люське или Машке, у нее сейчас собрались подруги, устроимклассную групповуху… Групповуха звучит заманчиво только для тех,кто в них не участвовал, а после двух-трех раз понимаешь, чтооргазмы все те же, природу не обманешь, зато условностей исложностей прямо пропорционально числу участников. Так что лучше ужв одиночку трахать одну, а еще лучше – ручкой-ручкой под столом,глядя в экран. Здесь вообще полнейшая свобода и раскованность!

Такую борьбу с собой я начинал почти бессознательно. Все-такиесть какой-то предохранитель в каждом из нас: как только уход в мирбаймы становится слишком уж, что-то поднимается изнутри, и почтикаждый говорит себе, внезапно трезвея: да что это я? Это ж виртуал,а я живу в реале! Нет, надо кончать с этим, кончать, кончать!

Кончить не удается, но на этом внутреннем протесте удается вбайму не заходить днями, а то и неделями. Потом начинаешьзаглядывать одним глазком на полчасика, часик, просто бегаешь полокациям, отдыхаешь, любуешься, ни с кем почти не общаешься, чтобыне втягиваться в процесс. Иногда стоит даже завести нового перса, уменя их шесть, чтобы старые друзья не приставали с предложениямипойти завалить рейд-босса, выбить эпическое оружие, пройтизачарованный мост…

Потом, конечно, погружаешься глыбже и глыбже… До новогоугрызения совести.

С другой стороны, если уметь ограничивать себя в баймах, то онидают больше реала. Грубо говоря, проще сдрочить под столом, сидяперед экраном, чем час ехать на другой конец города, чтобы трахнутькакую-то дуру, а затем час добираться обратно. Да за эти три часа яполучу и эротики море, и мобов набью кучу, и успею в осаде замкапоучаствовать или в море рыбу половлю зубастую, что на рыбакабросается…

Глава 12

Работа раздражает, хотя занимаюсь как раз тем, чем хотелзаниматься: компьютерной графикой. Правда, приходится чаще всегообслуживать дурацкие шоу. Единственное утешение, что свой рабочийдень определяю сам, а жалованье побольше, чем у преподающего вунивере профессора.

Лариска исчезла на пару недель: гастроли. Я сходил в ночнойклуб, и хотя все как обычно: потанцевал, познакомился, потрахался,но странное ощущение, что это как будто не я веселюсь, началопосещать с повторяемостью лунных приливов.

Сегодня с работы вышел поздно, кое-что наладил, чтобы завтракорячиться меньше, потом заглянул в книжный, купил пару карт идолго высматривал, не появится ли Габриэлла.

Когда наконец выбрался на улицу, город прогибается под тяжелойгрозной тенью, холодный ветер несет мелкий мусор. Сверху, негромкои предостерегающе грохоча, ползет угольно-черная туча.

Народец разбежался по подъездам загодя, еще до того, как упалипервые капли. Я ускорил шаг, порадовался, что теперь даже книгипродают, упакованные в целлофан, а два рулона, что тащу из книжногомагазина, обтянуты пленкой очень даже ничего. Когда холодные нитидождя слились в веревки, в канаты, одежда враз промокла, липнет ктелу, а рулоны стали скользкими, как большие рыбы. Надо бы в любоймагазин по дороге, вон как вытаращилась из-за стекла толпа народу,не понимают, гребаное большинство…

Эта мысль добила, не захотелось к этому большинству даже сейчас,когда оно право… или вроде бы право, потому что не вижу зла, чтобыпройти под дождем до своего дома, а не отсиживаться в укрытии,прячась неизвестно от чего, будто с неба не вода каплет, араскаленное олово.

По проезжей части несутся машины, вокруг колес крутятся целыеторнадо грязной воды, по тротуару вода бежит широким потоком.Поверхность похожа на спину гигантской жабы, вся в крупных пузырях,ноги в кроссовках сразу промокли. Потоки воды несут окурки, оберткиот мороженого, сбрасывают на проезжую часть, где с ревом несетсягрязно-серый ручей, превращаясь на глазах в небольшую бурнуюреку.

Впереди мир закрывает сизо-черная стена туч, а по ней сучащающимися интервалами страшно раскалывает мир исполинскаяветвистая молния, похожая на корень плазменного дерева. Тут женачинают истошно вопить сигнализации припаркованных машин, лаютсобаки, а весь мир сжимается в страхе, ощутив, насколько он мал иничтожен перед лицом вселенской мощи.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru