Пользовательский поиск

Книга Я – сингуляр. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– Благородная цель, – признал я. – Правда,других, к счастью, нет.

– Как нет? А трахаться?

– Да, еще трахаться…

Он многозначительно воздел палец.

– Нет, трахаться важнее. Во всяком случае, траханьерекламируют, а чревоугодие осуждают. Правда, мягенько, мягенько…Чтоб не вредить экономике.

– Главное, – согласился я, – поговорить. Апоговорить – это вроде бы уже сделать.

– Поговорить мы любим, – согласился он.

– На любом уровне, – сказал я намекающе.

– А что делать? – спросил он. – Весь мир из такихвот компашек…

Мы посмотрели друг на друга понимающе, но из большой комнатыраздался голос именинницы, призывающей за стол, и мы, одновременновздохнув, обреченно потащились на зов.

В передней еще звонок, мы оба, не сговариваясь, повернулись кдвери. Явился Барабин Леша, старый друг, красномордый, веселый ижизнерадостный, с ходу облапил нас, поздравил с великимсобытием.

– Каким? – спросил я.

Он удивился:

– Ну вы совсем темные!.. «Спартак» на поле «Маджестика»вдул ему два безответных!

– Ух ты, – дежурно удивился Константин. – Этонемало…

– Немало? – завопил Барабин. – Да это разгром!Такое удалось только «Грассхопперу» восемнадцать лет назад, да и тона своем поле!.. Когда у них играл сам Гангрем, перешедший к ним из«Сэлтика»…

Константин и я кивали, соглашались. Барабин – фанат футбола,знает все о своей любимой команде, собирает ее значки, фото,обклеивает ими стены, от зарплаты отщипывает весь год, чтобысобрать денег на чемпионат. А уж там отрывается в группе поддержки:раскрашивает лицо цветами команды, увлеченно скандирует с трибунылозунги, а после матчей устраивает драки с идиотами, что осмелилисьболеть за команду соперников.

Полгода тому его выбрали капитаном группы поддержки, некаяфинансовая компания выделила около миллиона долларов, и ошалевшийБарабин, что раньше все делал на энтузиазме, развернул бурнуюдеятельность: закупал флажки, форму, краски, заказывал плакаты итранспаранты, нанял двух спортивных инструкторов. Те учили сот пятьболельщиков одновременно вскидывать руки и скандировать лозунги:«Спартак» – мясо!», «Динамо» – козлы!», «ЦСКА» – кони!»

Я как-то увидел их тренировку и был впечатлен. Это же какиеденьги вбрасываются на такое «нужное» дело, а наука с голоду стеныгрызет, профессора чуть ли не грузчиками нанимаются подрабатывать,а тут – миллион получите! На что? А просто так, чтобы болельщикамвеселее было и чтоб громче орали!

Барабин тогда попытался и меня втянуть хотя бы в подготовкуболельщиков, если уж отказываюсь ездить вслед за любимой командой ибесноваться на трибунах, выкрикивая оскорбления в адрес болеющих закоманду соперников, а также вступать с ними врукопашную при первомже соприкосновении.

Вообще Барабин с его неистощимой энергией самое то, что можеторганизовать любую группу поддержки: хоть на выборах президента,хоть по его свержению, хоть в защиту пингвинов Антарктиды.

Глава 10

В большой комнате уже рассаживаются за главным столом. К намвышел Люша и намерился погнать, как стадо овец, к накрытому столу,но воспротивился Константин. Поговорить охота, давно не виделись.Люша тут же оттеснил нас в кабинет, там накрыт небольшой стол саперитивами. Барабин, перехватывая инициативу, тут же налил себе иповел рукой над бутылками, как маг-экстрасенс.

– Костя, тебе че?.. Ага, мартини… А тебе, Слава?.. Мартиниили баккарди?.. Ух ты, какой ром! Знаю-знаю, слона с ног валит.

Я помотал головой:

– Нет.

– Тогда вина?

– И вина не надо, – ответил я.

Он посмотрел озадаченно.

– Так чего? Водки?

– Пока хочу сохранить трезвую голову, – ответил я.

Барабин поморщился, посмотрел так, словно я оскорбил его налюдной площади. Константин и Люша посмотрели укоризненно: мы ж пьемэту гадость, а ты хочешь избежать?

– Кому нужны трезвые головы? – удивилсяБарабин. – Да еще после рабочего дня? Ты что-то не тоговоришь.

– Верно, – поддержал Константин. – Посмотришь посторонам, а окружающая действительность так и шепчет: хоть укради,но выпей!

Барабин хохотнул, Люша засмеялся гулко и мощно, Барабин повторилнастойчиво:

– Так что налить?

– Ничего, – повторил я. – Спасибо, я сам себеналью. То, что за рулем, не принимается?

– А ты за рулем?

– Нет еще, – признался я, – но подумываюкупить.

– Руль? – уточнил Барабин и с готовностьюзахохотал.

– На руль уже хватит, – согласился я. – Даже наодну фару.

Барабин, не давая сбить себя с твердой мужской линии,продолжал:

– Так что тебе налить?

Я ответил уже суше:

– Давай, я как-то сам с этим разберусь.

Константин толкнул Люшу, тот хмыкнул, но оба развернулись и ушлив гостиную. Оттуда донесся взрыв хохота, Барабин смотрел на меня сдетской обидой.

– Ты че? В любой компашке все должны быть примерно в одномградусе. Иначе фиг склеимся, а склеиваться надо, мы ж общество, ане дикари лесные… У тебя, как посмотрю, какая-то мания величия.

– С чего ты взял?

– Брезгуешь радостями нормального человека! Как будтоты…

Пока не брякнул обидное «супермен», «Наполеон» или что-топодобное, я сказал, соглашаясь:

– Так то – нормальные. А я – ненормальный.

Он прищурился, в живых глазах проступило подозрение, словноувидел настоящего шпиона.

– Это в каком смысле?

– В самом прямом, – сказал я поспешно. – Чего-тово мне не хватает. Может быть, микроэлементов каких?

Он гулко захохотал, откинулся всем телом, большой живот мернозаколыхался.

– Йода, наверное… ха-ха!

– Наверное, – согласился я, хотя, судя по его тону, снедостатком йода что-то связано, дебилизм какой-нибудь илиолигофрения. – Кто знает? Ладно, бывай…

Он удивился:

– Ты куда?

– На балкон, – буркнул я. – Куда здесь еще?

Он гыгыкнул:

– А че, второй этаж занят?.. Да ты че вдруг озверел?

– Дурак ты, – сказал я с сердцем.

Ничуть не обидевшись, болельщики – народ жизнерадостный, натакие мелочи внимания не обращают, ухватил меня за рукав.

– Погоди! Мы собираемся завтра в клуб на Весниной! Тамклевая тусовка собирается!

– Это без меня решили.

– Ну и что? Пойдешь с нами. Ты ж всегда ходил с нами!

– Во мне йода не хватает, – ответил я и, выдернуврукав, пошел в сторону балкона.

– Обиделся? – крикнул он вдогонку. – Ну ты даешь!Это же приколы, чудак! Ты и на приколы не реагируешь? Да ты в самомделе ненормальный…

Да, ненормальный, мелькнуло у меня в голове. Я в самом делененормальный. Только йода и всякого во мне вряд ли недостает,скорее – в избытке. Потому и ненормальный. Когда мало –ненормальный, когда много – тоже. Нормальные – это вот такие, какЛюша или Барабин. Что-то не хочется быть такой нормой…

Я вышел на лестничную площадку, там за углом шелест платья исладострастное сопение, надо бы уйти, но я понимаю, что так им ещеинтереснее, как будто бы в полшаге от опасности, постоял, всерьезподумывая, а не махнуть ли на все и не уйти домой… но обещалЛариске побыть прикрытием, да и как-то неловко уйти, не люблюконфликтов, я хоть и бурчу, но сама бесконфликтность…

За углом наконец засопели в два голоса особенно страстно изатихли. Я не стал выяснять, кто там, повернулся спиной и открылдверь в комнату.

Барабин уже на балконе, довольно ржет над собственными шутками,рядом негромко хихикает Ольга, а я напоролся на тугой, как шарМонгольфье, объемный живот Люши. Хозяин квартиры, несмотря на свойвес и размеры, неутомимо двигается как броуновская частица, следя,чтобы везде было веселье.

Он облапил меня, хорошо хоть не поцеловал. От него мощно пахнеткопченой колбасой, жареным салом, луком и горькими травами, чторазжигают аппетит и позволяют есть еще, еще, еще.

– Ты куда? – захохотал он утробно. – К Таньке?..Она на кухне, ветчину жарит! С яичницей, конечно. Люблю это дело,что-то в душе переворачивается, когда жареная яичница… Наверное,предки сперва только птичьи яйца по кустам собирали лет эдакмиллионов пять, потом научились жарить прямо на камнях костра, воту меня генетическая память и срабатывает!

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru