Пользовательский поиск

Книга Война против руллов. Страница 19

Кол-во голосов: 0

Глава 16

Только теперь Джемисон мог кое-чему найти объяснение. Питер не пожал ему руку, боясь, что он окажется руллом. Стало ясно, кем был оператор, чью человечность рукопожатием удостоверил Питер. Он был руллом.

Джемисон внимательно разглядывал «юношу». Его каждый раз поражало совершенство перевоплощения, никогда не разрушающееся в присутствии людей. Джемисону далеко не всегда удавалось увидеть под ним червеобразную многору- кость руллов.

Эйра Клэги очнулся от шока.

— Что вы сделали с мои племянником? — угрожающе шагнул он вперед.

Джемисон схватил его за руку.

— Спокойно, приятель. Ему даже не понадобится бластер. С вас хватит того, что он может излучать.

Рулл молча повернулся к пульту и щелкнул тумблером. Кар стал падать в гущу леса.

Другая машина повторила их маневр.

Странно, но второй кар не стал приземляться. Он завис в паре футов от земли. Похоже, они не хотели оставлять следов. Из кабины выскочили двое руллов в человеческом обличье и направились в их сторону. Двигались они, также стараясь не коснуться земли. Джемисон знал причину. Здесь, в гуще леса, можно не бояться оставить следы — но трава кишмя кишела юными лаймфами. Взрослые особи были безобидны и неспособны передвигаться. Молодые же нападали на все, что двигалось. Стоило предмету прекратить движение, и о нем сразу же забывали. А бросались они на все: на качающиеся деревья, на падающие с них листья, на текущую в ручьях воду… Миллионы гибли, атакуя неживые предметы, которым по каким-то причинам вздумалось двигаться. Но тысячам везло. И через два месяца они становились взрослыми: твердыми, похожими на улей конструкциями. Они уже не могли двигаться. Встречались они на каждом шагу, а точнее, везде, где лаймфы настигали свою жертву. Взрослая особь жила меньше, но жизненный срок компенсировала плодовитостью. Жила она за счет запасов, накопленных до превращения. Фактически вся короткая жизнь проводилась в непрерывном размножении. Дети жили в них, развивались и начинали их поедать. Размножение останавливалось, но к этому времени потомство было так велико, что принималось за пожирание друг друга, плюнув на родственные отношения.

Несмотря на все это, какой-то части удавалось спастись…

Короткое совещание руллов закончилось, и «Клэги» обратился к Клэги:

— Лезьте в кар. Я вас отвезу.

— А Джемисон?

— Он останется здесь. Через час, когда вы за ним прилетите, он будет мертв.

Убить администратора и отпустить инженера? Зачем? В этом не было никакого смысла! Хотя… Все помнят, как Клэги выступал против проекта, — подозрение в любом случае падает на него. Пока будут проводить расследование, проект заморозят. И это все в том случае, если руллы не знают истинной цели проекта. Очевидно, какой-то разведцентр сообщил о повышенной активности людей на Мирре и направил группу агентов. Стандартный, но очень эффективный метод.

Краем глаза Джемисон следил за движением травы. Лаймфы были уже футах в тридцати — сорока.

Он правильно понял план руллов. Круг замкнулся. Теперь можно было действовать. И Джемисон не медлил ни секунды.

— Ступайте в кар, Клэги. Они правы. — Все остальное он произнес уже шепотом: — Мы окружены лаймфами. Я замру и спасусь. Идите.

Последнее слово он произнес громко.

Клэги после некоторого колебания забрался в открытый люк аэрокара руллов.

Джемисон прыгнул в сторону и побежал. Он верно рассчитал: они его не убьют! Это не соответствует сценарию. Иначе они бы давным-давно это сделали. Важно было хоть на несколько секунд отвлечь их внимание. Нервы были натянуты до предела, и, когда он упал в траву, ему показалось, что они лопнули. Сознания он не потерял, но лежал, не в силах пошевелиться. Только спустя несколько секунд он понял, что случилось. Один из руллов парализовал его. В голову пришла еще одна мысль, от которой он весь похолодел: если хотя бы один лаймф впился в его тело, когда он упал, то им уже начали обедать и вряд ли что останется от него к ужину.

Ослепительная вспышка осветила темнеющие джунгли! Потом еще одна, еще! Джемисон мог только гадать, что происходило. Глаза резало от яркого света, он не мог их открыть. И через мгновение понял, как это хорошо. Нет, не хорошо. Прекрасно! В поле его зрения, всего в нескольких футах от него, появилась маленькая и очень уродливая голова лаймфа. Он быстро просеменил на своих тоже маленьких, но бесчисленных ножках мимо Джемисона.

Внезапно земля ушла из-под него. Кто-то его поднял. Сначала он решил, что его несут руллы. Но нет. Его нес на руках Эйра Клэги. Домчавшись до аэрокара, капитан втолкнул его в люк.

Уже взлетая, он увидел трех руллов внизу, футах в пятидесяти от места, где только что стоял их кар. Они потеряли не только человеческое подобие, создаваемое блестящими шишками излучателей, но и свою членистую рулловскую оболочку. Об этом уже позаботились лаймфы, с усердием внедряясь в их тела.

Глава 17

— Как-как, говорите, его назвали?

Джемисон находился в своей каюте, на своем корабле. Корабль летел с Мирры-23 на Землю, и хозяин каюты был очень польщен услышанным. Настолько, что задал упомянутый выше вопрос.

— Он хотел взять ваше имя, но ему объяснили, что это нетактично. Так что зовут его Эфраим.

Джемисон откинулся в амортизационном кресле. Он улыбался. Первым именем, прозвучавшим на Земле Кэрсона среди эзвалов, могло быть его…

Но даже если это не так, все равно это было из ряда вон выходящее событие. Его смело можно было зачислить в разряд выдающихся. «Что в имени?..» Кажется, так сказал один очень умный и очень древний поэт. Так вот, его умственные способности стоило взять под сомнение. Авторитет спасало то, что таких ошибок он сделал не много.

Выйдя в космос, люди с удивлением узнали, что многие открытые ими расы не пользуются именами. И ни одна не создала развитой цивилизации. Правда, Джемисон должен был с сожалением признать, что за последние сто лет понятие «цивилизованность» трансформировалось так, что любая раса считалась тем цивилизованней, чем активнее она боролась против нашествия руллов.

Что поделаешь, если на практике другого и не требовалось.

— Эфраим… — повторил он, словно пробуя имя на вкус. — А второе?

— Джемисон. Иначе просто невозможно!

Обладатель этого имени рассмеялся.

— Еще один родственничек!.. Жене сообщили?

— Да. Ей звонил я. Думаю, ее реакция была бы обычной, не будь она расстроена сообщением о вашем исчезновении.

Джемисона весьма обрадовало, что кто-то уже успел поговорить об этом деле с Ведой. Разговор принял еще более непринужденный характер. Во время беседы родилась идея: а что, если изготовить индикатор, который издавал бы мысленные импульсы — «Меня зовут…» и так далее.

Потом миллионы таких индикаторов обрушить на Землю Кэрсона. В общем, дофантазировались до того, что со временем индикаторы можно было бы делать в виде таблеток, которые потом растворяются в крови. Таким образом, наличие имени станет кровным делом всех эзвалов. И Джемисон представил, как на эту идею прореагирует Галактический совет.

Отдыхая таким образом, он не забыл соединиться с исследовательским институтом и сообщить о странном рисунке, парализовавшем его. В таком деле, как война с руллами, мелочей не бывает. А через несколько дней он уже сидел в своем кабинете.

— Вас хотят видеть, — сообщил секретарь.

— Включите экран, — откликнулся Джемисон.

На экране появилось взволнованное лицо жены.

Он и сейчас любовался ею. Нежная кожа, антрацитовый отлив волос… Да, она до сих пор сохранила привлекательность, хотя замужество и материнство не могли не повлиять на нее.

— Звонили из Сада. Дизди отправился на поиски источника Звука.

— А… — протянул он, — Тебе не стоит волноваться.

— Я бы не волновалась, если бы кругом не кишели руллы.

— Раз в Саду его отпустили — они знают, что делают.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru