Пользовательский поиск

Книга Властелин молний. Содержание - XVI. Дерзновенные мечты

Кол-во голосов: 0

– Простите, не понимаю, – пробормотал он. – Вы ошибаетесь. Говорите что-то очень странное. Уверяю, совершенно не знаю вас. Не видывал никогда до сегодняшнего утра…

Я густо покраснела. Меньше всего ожидала я от Леонида такого ответа. Ведь была так уверена, что он – тот самый человек!

Леонид приподнял над головой мягкую шляпу и прошел к выходной двери.

Растерянная, прислонилась я к холодной мраморной стене и смотрела вслед Леониду. Он шел легкой походкой, как и тот незнакомец…

Неужели может быть такое изумительное сходство?

Нет, никогда не должна я больше думать о том таинственном происшествии и о том человеке!

XVI. Дерзновенные мечты

С приездом Леонида работа у нас в институте пошла по-новому. Мы перебрались в верхнюю лабораторию на четвертом этаже, где стоял новый прибор для сверхмощных разрядов. Я с Олей помогала Леониду и Грохотову монтировать добавочную аппаратуру, полученную с ленинградского завода.

С нетерпением дожидались мы дня, когда начнутся опыты с получением искусственных шаровых молний.

Задержка была за тем, что для одного из аппаратов требовался ртутный насос исключительной мощности.

Леонид работал с раннего утра. Он всегда был в сером новом костюме. Видимо, любил синие и лиловые галстуки в полоску. Всегда гладко выбрит и причесан. В его присутствии Грохотов держался очень сдержанно. Во всем чувствовалось неуловимое превосходство Леонида над Грохотовым.

Мне хотелось присмотреться к Леониду, так как я все-таки не верила, что Леонид и тот человек связаны лишь изумительным сходством.

Понятно, я не стала возобновлять разговор, который произошел в вестибюле. А на работе Леонид, подобно Симону, не был разговорчивым. Он не любил отвлекаться.

У него особая манера держаться и разговаривать.

Иногда во время работы он, как бы отвечая своим мыслям, громко говорил Грохотову:

– Вот получим шаровую молнию – накуролесит она здесь у нас! А дальше что?

Грохотов буркнул в ответ:

– Нужна система в изучении.

Однажды Леонид сказал:

– Закон развития обязателен и для науки.

В ответ Грохотов лишь покачал головой:

– Кому говоришь?

Я начинала понимать, что между друзьями идет скрытая борьба. Часто они запирались в кабинете, и я слышала отголоски их жестоких споров.

* * *

Однажды я вышла из института поздно вечером. Шла к себе домой. Не хотелось дожидаться институтского авто. Приятно пройтись по прохладной улице. Стоял ноябрь, но ясный теплый вечер, по-весеннему прозрачный и радостный, неожиданно спустился на окраинные улицы нашего большого города.

Вдруг чья-то рука осторожно дотронулась до моего левого локтя. Я повернула голову и встретилась… со взглядом Леонида.

Почему-то подумала, что сейчас он скажет обычную фразу о теплой погоде, совершенно непохожей на осеннюю, или о том, как приятно идти вдвоем по пустынной улице при свете звезд и любоваться тонким серпом новой луны. Но Леонид заговорил просто, будто продолжал прерванный разговор.

– Зачет по техминимуму вы сдали не блестяще.

– Постараюсь к следующему зачету… – отозвалась я, чувствуя, как у меня от стыда краснеют кончики ушей.

– Долго ждать, – произнес Леонид. – Послезавтра начнем первый опыт. Хочу, чтобы вы понимали каждую деталь эксперимента. Хочу вам помочь. Очень спешите?

Отрицательно покачала головой. От этого разговора многое зависит, почувствовала я.

Мы шли по улице одни. Ничего не замечала я вокруг себя. Слушала, что говорил Леонид. Мне хочется записать существенное из сказанного. И не сердитесь на меня, мой друг, за строки, которые сейчас собираюсь писать.

– Меня еще на студенческой скамье интересовала загадка шаровой молнии, – говорил Леонид. – Года два по этому вопросу я работал в институте вместе со Степаном. Но пришлось поехать на Север. И теперь займусь шаровыми не только из-за теоретического интереса. Прочитал я записки вашего отца. У него был размах мысли, который нельзя не уважать. Ильей Акимовичем руководили практические соображения. Он смотрел в будущее и во многом был прав. Но, чтобы уметь смотреть в будущее, надо совершенно отчетливо представлять себе место человека во вселенной, знать и управлять законами развития человеческого общества, знать и управлять законами природы, подчинять себе ее слепые, стихийные силы.

Леонид мечтательно посмотрел на звездное небо.

– Когда думаешь о большой вселенной, хочется совершенно отчетливо и ясно представлять себе все ее величие. Если не скучно, поделюсь своими мыслями, которые сейчас владеют мною…

– Говорите, – просто отозвалась я.

– Наша планета Земля несется в пространстве к созвездию Геркулеса по винтовой линии. Линия слагается из поступательного движения всей солнечной системы и вращения Земля вокруг Солнца. В земной атмосфере постоянно происходят нарушения ее электрического состояния. На высоте примерно восьмидесяти километров имеется насыщенный электричеством так называемый слой Хевисайда. Вот и представьте себе, что Земля и названный слой образуют как бы сферический конденсатор. А между этими «обкладками» находится проводящий слой воздуха. Слой Хевисайда заряжен положительно, а поверхность Земли отрицательно. Каждую секунду к земному шару сверху через воздух подводится тысяча триста шестьдесят кулонов положительного электричества. На Земле каждую секунду в среднем разыгрывается тысяча восемьсот гроз и сверкают сто молний. Это ежесекундно!

Но в атмосферном электричестве имеются неразгаданные странности. Положительное электричество все время подводится из атмосферы к Земле, а отрицательный заряд Земли остается без изменения. Спрашивается: куда же девается этот электроток?

Странно также, что для всей громадной земной поверхности в пятьсот девять миллионов девятьсот пятьдесят тысяч квадратных метров общий ток не так велик – всего лишь тысяча четыреста ампер. Если бы, скажем, удалось сделать полный разряд между слоем Хевисайда и земным шаром, то он произошел бы в течение пятидесяти шести минут, и тогда земной шар потерял бы свой заряд отрицательного электричества…

Несколько минут мы прошли молча.

– Линейные молнии изучены, – заговорил Леонид снова. – Еще немного усилий, и мы сможем получать искусственный лидер, создавать в атмосфере искусственный канал для молний… Но что дальше?

– Разве вы не видите практических перспектив? – робко спросила я.

– Изучение линейных молний привело уже к большим практическим результатам. В нашей стране лучше и полнее, чем где бы то ни было, организована и осуществляется грозозащита. На высоковольтных сетях у нас в СССР чрезвычайно редки аварии из-за гроз. Молнии почти перестали быть причиной пожара общественных зданий и колхозных построек. Надо идти дальше…

– Вас интересуют шаровые?

– Да. В ранней молодости я зачитывался описаниями тех удивительных фокусов и эффектов, которые может производить шаровая молния. Некоторые из них на первый взгляд казались совершенно невероятными. Но какое я имею право не доверять очевидцам? Люди свидетельствовали, что видели, как шаровые молнии переносили по воздуху людей и животных и оставляли их невредимыми. Шаровые молнии пробуравливали гранитные скалы, звонили в колокола, срывали крыши, осушали бочонки с вином. Забавно? Но шаровые молнии причиняли и большие разрушения.

– А может быть, никаких шаровых молний вообще не существует? – изумляясь своей дерзости, осмелилась спросить я.

– Да, некоторые считают, что объективные научные доказательства существования шаровой молнии отсутствуют. Но я не сомневаюсь… И меня в шаровых молниях интересует прежде всего, что такое они представляют собой. Существуют десятки гипотез и теорий, и все они дают, по-моему, неудовлетворительный ответ.

– Почему?

– Потому что настоящую добротную шаровую молнию никому еще не удавалось получить в лабораторных условиях…

– Как не удавалось? А опыты…

– Хотите напомнить мне, – улыбнулся Леонид, – как некоторые исследователи уже представляли фото искусственных шаровых молний? Да, знаю. Между электродами получались искры. Но, признаться, никаких свойств шаровых молний на этих фото и не усматривал. По-моему, сфотографирована обычная крупная искра, а излучения делали ее похожей на голову легендарной Медузы. Такая лохматая, пушистая искра, знаю, получалась в среднем один раз на шестьсот опытов. В самых удачных случаях диаметр искры не превышал четырех миллиметров. А существовала такая искусственная искра лишь пять седьмых секунды…

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru