Пользовательский поиск

Книга Великое колесо. Содержание - ГЛАВА 10

Кол-во голосов: 0

— Выходит, вы меня прощаете?

Дом не ответил — он с задумчивым видом продолжал попыхивать сигарой.

— А как насчет Кэденс Меллорс? — спохватился вдруг Скарн.

— Глупая корова. Проект давал ей единственную возможность по-настоящему проявить себя. Но она упустила свой шанс. Скарн, в качестве наказания за ваше вероломство я лишаю вас общества любовницы.

— Что вы с ней сделали?

— Отправил в рабоче-лагерный клуб на дальнюю планету. Должен признать, условия там не из приятных. До конца жизни милой Кэденс придется работать при клубе проститутки. Точнее, до старости. А потом переквалифицируется в уборщицы.

Дом еле слышно фыркнул. Скарн стиснул кулаки. В нем бушевал ураган противоречивых чувств. В какой-то момент он испытал прилив жгучей ярости по отношению к Дому за то, что тот сделал с Кэденс. Но в то же время он отчетливо ощущал облегчение и изумление от того, что сам отделался так дешево.

И вдруг ученого словно ударило током: неужели, подумал он, Дому неведомы обычные эмоции? Он не захотел наказать Скарна за предательство, не возмутился отведенной ему ролью. Дом все на свете рассматривал как элементы грандиозной игры, за ходом которой следил с неиссякающим азартом. В этой игре не было места ни преданности, ни бесполезным обвинениям.

— Девушка ни в чем не виновата, — с болью сказал игрок. — Это я втравил ее во все это — вам следовало обойтись с ней более снисходительно.

Дом снова фыркнул:

— Все это говорит лишь о вашей слабости, Чейн. Как можно печься о судьбе какой-то клубной девки, когда речь идет о судьбах целых планет? Когда вы стоите на грани чего-то настолько великого, что даже не в состоянии представить себе это величие? Когда вы уже почти нашли то, что искали так долго? — Глаза главы тайного общества блеснули. — Да, Чейн. Математическая формула удачи. Она у нас есть. Нужно только применить ее на практике, и дело пойдет на лад!

— Получается, что джекпот в «грабителе»…

— Является на самом деле одним из наших практических приемов.

Скарн задумался.

— Я в состоянии осчастливить любого, устроив для него джекпот с первой же попытки, — продолжал Дом. — И наоборот: сделать любого несчастным настолько, что смерть покажется ему наилучшим выходом.

— Вас послушать, так вы волшебник.

— Управляемое везение в той или иной степени можно рассматривать как волшебство.

— Предлагаете воспользоваться им при встрече с «Галактическим колесом»? Уж не эта ли мысль придает вам уверенности?

Дом замялся.

— Не так чтобы, — пробормотал он. — Технические приемы сейчас в основном на стадии разработки. Возможно, мы применим их позже. Наше преимущество состоит в том, что «Галактическое колесо», по нашим сведениям, вообще не располагает подобной методикой. Возможно, в нашем распоряжении появится нечто действительно уникальное.

— А если они вдруг поймают вас за руку, то ведь наверняка обвинят в жульничестве?

— Да какое же это жульничество! — рассмеялся Маргарита. — Ни разу не слыхал, чтобы кто-нибудь из игроков считал везение жульничеством. Существуют всевозможные заговоры, талисманы и заклинания, якобы приносящие удачу, — и никому не приходит в голову возражать против их использования. В данном случае речь идет об аналогичном приеме, только основанном на научном подходе.

Не найдя, что возразить, Скарн нахмурился.

— Вы, разумеется, порицаете наши действия, верно? — вкрадчиво поинтересовался Дом.

— Я считаю, что вы идете на неоправданный риск.

— Мне нравится ваша позиция — она означает, что вы приложите максимум усилий для победы.

Скарн опустил голову и взглянул на свои стиснутые пальцы. В этой крохотной раззолоченной комнатушке он ощущал себя пленником. Дом говорил чистую правду — Скарн действительно оказался у него в кулаке и, несмотря на личные убеждения, не мог не использовать свой талант во благо «Великого колеса». И готов был играть до победы, ибо только так мог спасти человечество от безумной игры, затеянной Домом.

ГЛАВА 10

Шейн тихо скулил, уронив голову на стол. Хакандра уныло наблюдал за ним, понимая, что вера паренька в собственные способности оказалась подорвана.

— Тебе не стоит так расстраиваться, — неловко попытался утешить его Хакандра. — Ты же попал в новую обстановку.

Шейн покачал головой. Хакандра опустил руку на вздрагивающее плечо юноши и осторожно похлопал.

Он выглянул в окно купола, в котором они поселились вдвоем. Не составляло труда разглядеть звезду, которая сияла ровным холодным светом в сумерках угасавшего вечера. Через тридцать лет звезде суждено было вспыхнуть и стать сверхновой.

В сущности, это событие уже произошло. Тридцать лет по местным понятиям — срок немалый, но если мыслить космическими категориями, то это — ничто. Сверхновой стала звезда, расположенная на расстоянии всего в тридцать световых лет, а Шейн проморгал это событие. Шейн не предсказал, даже не почувствовал взрыв, хотя утверждал, будто несколько часов спустя его внезапно охватила судорога — возможно, решил Хакандра, причиной судороги стала истеричность юнца, поскольку как раз в тот момент соответствующая новость поступила по каналу связи.

Как и всякий избалованный вниманием талант с неокрепшей психикой, Шейн реагировал на свои неудачи преувеличенно эмоционально. Хакандра внимательно наблюдал за юношей, в поведении которого уже наметились перемены — под влиянием принятого успокоительного тот прекратил скулить и теперь лишь сонно всхлипывал. Скоро Шейн погрузился в дрему.

В палатку вошел Уишом.

— С ним все в порядке?

— Пока да. Помоги перетащить его на постель. Астронавты подхватили обмякшего молодого человека и

потащили к стоявшей у стены койке. Шейн пробормотал что-то, но тотчас уснул еще крепче. Ученый выпрямился и вздохнул.

— Похоже, сомневаться не приходится, — заговорил он спокойно, хотя его бегающие глаза выдавали скрытое волнение. — Я думаю, причина в обнаруженной нами машине.

— То есть это машина заставила звезду взорваться?

Уишом покачал головой.

— Я бы не ставил вопрос так жестко, — сказал он. — Причинно-следственные связи не работают, когда речь заходит о теории случайностей. Здесь более уместно введение синхронистических терминов, которые, в свою очередь, влекут за собой…

— Пожалуйста, избавь меня от умствований. — Хакандра махнул рукой. — Мне нужно просто понять, в чем дело.

— Хорошо. Определенно можно сказать, что здесь не обошлось без машины. Образование новой звезды совпало с импульсом, который мы послали. Наша команда не исключает, что машина сработала таким образом, что возможность образования сверхновой звезды в данном районе резко возросла.

— Боже мой! — Хакандра опустился на стул, ощутив внезапную слабость в ногах. — Мы играем с огнем. Не может быть, чтобы речь шла именно об этом солнце. Да и Шейн… — Не закончив, он умолк.

— Именно потому я и считаю, что причина кроется в машине, — напирал Уишом. — В противном случае Шейн предсказал бы взрыв. И я полагаю, что машина порождает синхронистические поля, которые разрушают психику нашего хладосенсора.

Это Хакандра знал и без него. Эффект, который оказывало на Шейна поле вероятности, был ужасен. По сути, он убивал паренька. Хакандра не был уверен, что Шейн вынесет испытание до конца, а обойтись без него было невозможно. Выбор между жалостью и необходимостью был постоянно кровоточившей раной в душе Хакандры. Необходимость выполнения самой срочной работы меркла при мысли об ответственности за Шейна.

Но в конце концов верх все равно одерживали правительственные установки.

— Способность вызвать образование новой звезды — не совсем то, что нам нужно, — заметил Хакандра. — Мы хотим получить возможность предотвращать взрывы, сделать Впадину безопасной для работы.

Уишом разинул рот. Критики он не ожидал.

— Управляемое образование новых звезд может найти применение в военной области, — сказал он. — Вражеский флот можно заманить в определенный район и уничтожить взрывом солнца. Да и новую звезду можно использовать как защитный барьер.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru