Пользовательский поиск

Книга Вариант "Ангола". Страница 28

Кол-во голосов: 0

Переход с Камчатки до Датч-Харбора слился в один непрерывный кошмар. Я большую часть времени лежал на койке, борясь со рвотными позывами, почти ничего не ел и не пил. Изредка выбирался наверх, постоять с краешку на мостике, промокнуть от постоянных брызг, так, что иногда папиросу докурить не удавалось – отмокала и тухла. Стоять повыше, со всеми – стыдно, потому как в любой момент может стошнить. Помучался, зло оглядел однообразное море с торчащими на горизонте в дымке островами – и обратно в келью, чахнуть.

Вершинин этого почти и не замечал. Пропадал в отсеках, любовался пейзажами или болтал с матросами. Однако как бы плохо мне не было, я заметил, что на лодке довольно интересные отношения. Вроде живем в социалистическом государстве, на двадцать пятом году советской власти, а тут, в узком железном мирке, у матросов и старшин свой мир, а у командиров – свой. Нет, в глаза не бросается, но на третий-четвертый день уже заметно. Вершинин вот человек без звания и формы, и то его сторонятся. Хотя тяга к общению и дружелюбие дают результаты: здоровяк по фамилии Данилов уже чуть ли не другом ему стал. Хотя рядовой краснофлотец, даже не старшина.

Сашка, конечно, молодец. Делал вид, что все в порядке и разговоров на тему моего состояния избегал, а сам, в то же время, бульона похлебать принесет, или яблоко погрызть. Больше я ничем почти и не питался. Зеленым стал, наверное, как лягушка…

Таким образом, перипетии нашего перехода до Датч-Харбора практически прошли мимо меня. И только твердая земля, на которой я вновь очутился после почти недельного расставания, вдруг оказала на меня чудесное целительное воздействие.

На американскую базу мы прибыли 1 октября. Всех сводили помыться в американские душевые, которые одновременно поразили и разочаровали. С одной стороны, даже в солдатских казармах все отделано красивой плиткой, выдают душистое мыло, воды горячей лей, сколько хочешь – но нет ни тебе парной, ни даже сауны. Многих это сильно расстроило. Потом матросам выдали немного долларов (командир их нарочно получал перед отходом) и отпустили в местные магазины. Правда, особенно покупать там было нечего, да и денег не бог весть сколько. Самыми популярными покупками были маленькие плоские бутылочки виски, сигареты "Кэмел" и "Честерфилд", ножи из хорошей стали в красивых ножнах из кожзаменителя.

Я, как только сошел на берег, вдруг почувствовал прилив сил. Словно болезнь не решилась спуститься за мной по трапу, и осталась на лодке. Захотелось вздохнуть полной грудью, расправить плечи пошире, да крикнуть что-то такое молодецкое… Кричать я, конечно, не стал. Смешно, но Вершинин наоборот, пожаловался мне, что его, дескать, качает. Он даже подумал сначала, не землетрясение ли – говорят, бывают здесь небольшие толчки. Значит, на лодке с ним все в порядке было, а тут не по себе? Я дружески ему посоветовал бросать геологию и срочно в матросы вербоваться, ибо ясное дело – человек он не сухопутный. Качает… ну да, качает – как будто после долгой поездки на поезде. Я помню, похоже чувствовал себя, когда мы из Москвы в Томск несколько дней добирались. Однако все это не идет совершенно ни в какое сравнение, как погано я себя чувствовал все предыдущие дни.

Фельдшер Григоренко попросил Гусарова устроить мне жилье на берегу, чтобы я мог очухаться. Командир, как всегда, неодобрительно на меня косясь, все же пообещал переговорить с американцами. Они с Комаровым отправились на встречу с командованием базы, там все и решили. Поселили меня в каком-то опрятном маленьком домике с несколькими комнатушками. Как я понял, там должны были жить командиры с кораблей, которые в гавани стоят, но сейчас их в Датч-Харборе было мало, и домик пустовал. С одной стороны, стыдно было вот так сдаваться и отделяться от остальной команды, с другой стороны, я не мог с собой ничего сделать. Хотелось хоть немного пожить на суше.

За это, правда, пришлось расплачиваться. По собственной дурости я признался, что понимаю по-английски, и ко мне один за другим приходили постоянно жующие жвачку американцы. Сигарет надарили – целый мешок, но и разговорами замучили. Спрашивали, что характерно, одно и то же. Кто построил нашу лодку, где мы спрятали иностранных инструкторов, как поживает товарищ Сталин. В конце концов я был счастлив любому поводу уйти от этих назойливых визитеров. Вечером на банкет, днем на лодку – Гусаров вдруг заявил, что наш груз мы положили неправильно и надо все переложить по-новому. Дескать, все это влияет на дифферент, ухудшает маневренность в подводном положении и ходовые качества. Врал, наверное, чтобы над нами поиздеваться, хотя лицо было, ничего не скажешь, непроницаемое. Пришлось перекладывать, да еще при этом стараться, чтобы никто не проведал о характере груза. Сначала спланировали операцию, а потом, под покровом ранних октябрьских сумерек, быстренько провели ее. Кажется, получилось довольно удачно.

В качестве культурной программы нас возили по острову: смотреть местные поселения и устроить "загородный пикник". Так как почти все были заняты, поехали только мы с Вершининым, комиссар Смышляков, да инженер Глушко, который все обязанности ловко переложил на своего второго номера, Крылова, и несколько человек с "Л-15", которых я не знал. Честно говоря, кто не поехал – не много потерял. Все довольно уныло на этих островах, домишки стоят заурядные, причем похожи на наши, сибирские. Вершинину же наоборот, похоже, экскурсия сильно понравилась. Он постоянно говорил с Яковом Михайловым, который был у нас за гида. Интересная личность: русский, сын эмигранта, и при этом офицер американского ВМФ. По-русски говорил неплохо, но все равно, чувствовалось по выговору, что он уже американец, а не наш. Иногда слова долго выбирает, иногда произносит их так странно, что просто диву даешься.

С ним еще был связан небольшой конфуз, про который мне Смышляков рассказал. В походе старшим был назначен Гусаров, и Михайлов, который, кроме прочего, был офицером связи US NAVY, собирался выйти из Датч-Харбора на нашей лодке. С большим трудом удалось добиться его перевода на "Л-15", причем тут косвенно помогли мы с Сашкой. Гусаров сказал, что "пассажирские места" у него заняты, а у Комарова – нет.

28

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru