Пользовательский поиск

Книга Вариант "Ангола". Страница 111

Кол-во голосов: 0

– Вся опушка под обстрелом – там уж даже листьев на деревьях не осталось. Ихние пулеметы, сволочи, тоже не дремлют, – хрипло возразил старшина. На левом боку у него расползалось кровавое пятно.

– Как вы, Степан Семеныч? – участливо спросил я. Радченко отмахнулся правой рукой.

– Смешное дело, товарищ капитан. Подмышку пуля угодила.

– Как так?

– Да вот так. Руку поцарапала, да со спины кусок мяса вырвала. Пустяшно, хоть и крови много ушло.

– Значит, вам в тыл надо, к Попову, чтобы как следует перевязал… ну, это как минимум.

– Не можно это, товарищ капитан. Я ведь еще даже с автомата могу стрелять, и гранату кинуть. Не пойду, и так нас мало осталось.

По голосу было понятно, что спорить со старшиной бесполезно. Да и то, не заставишь же его тащить в тыл? Не хочет – не надо.

– Наверное, вы правы, – пробормотал я, возвращаясь к плану действий. – На опушку не стоит выходить – у них ведь снайперы есть. Они Ваню убили.

– А как же Валяшко? – встревожено спросил Вершинин. – Он ведь тогда тоже под угрозой!

– Вы давно с ним говорили?

– Давненько. И он не связывался.

Я похолодел: неужели и пулеметчики пали жертвой снайперов? Однако ничего сделать мы не успели. Вдалеке грохнул взрыв, через мгновение – другой, потом третий.

– Что это? Атака? – встрепенулся Раковский, судорожно сжимая автомат.

– Тихо! – зашипел Грищенко, вытянув руку. Все застыли. – Свист слышите? И взрывы в стороне – как раз там, где Валяшко.

– Миномет, – сказал старшина. – Вот тебе бабушка, и Юрьев день! С артиллерией-то им проще будет.

– Чепуха! – крикнул Грищенко на фоне очередного взрыва. – То есть, пулемет они конечно снимут, но вот по лесу будут вслепую мины тратить, корректировать не получится!

Повернувшись к "летающему глазу", Вершинин начал орать:

– Валяшко, Анте! Немедленно покиньте позицию!! Уходите, ребята!

Вместо ответа "глаз" издал какой-то нечленораздельный вопль, потом оттуда донесся громкий взрыв – и настала тишина.

– Ну вот, трындец ребятам, точно, – пробормотал Грищенко. Остальные повесили головы.

– Надо рассредоточиться, – сказал наконец, после долгого молчания, старшина. – Позицию какую-никакую выбрать. Вместе нельзя – одна мина шальная удачно упадет, и всем конец.

– Так вот что Быстров видел перед смертью! – потерянно сказал я. – Минометы!

– Один он у них поди, чтоб ему ствол разорвало! – уточнил Грищенко. – Два бы чаще били.

– Послушайте, а что если мы встанем там, где на поляне пузыри находятся? – сказал Вершинин.

– Зачем это? – удивился старшина.

– Надо же их как-то использовать! Нас мало, правильно? Долина от склона горы до реки метров на четыреста тянется. На человека примерно пятьдесят метров выходит – много. Португальцы запросто просочатся, окружат и перебьют нас. А если мы встанем с обоих краев поляны, и будем постреливать, они пойдут в центр – и окажутся в ловушке!

– Дельно! – согласился Радченко. – Только надо тогда кого-нибудь поставить в конце той полянки, для надежности. Павел Сергеич, возьмешься?

Олейник коротко кивнул и тут же стал подниматься, опираясь на карабин. Мне даже показалось, будто он ранен, но крови видно не было. Наверное, просто сильно устал человек.

– Я думаю, нам осталось всего ничего, – сказал я, прежде чем мы разошлись. – Полчаса, а потом можно будет отходить к пещере.

– Прошу вашего прощения, – вдруг прервал меня Герберт. – Мне ужасно неудобно вам это говорить… но ремонт затягивается. Как оказалось, я был слишком оптимистичен; кроме того, выяснилось, что… впрочем, не буду вдаваться в технические подробности. Нужно еще пара часов.

– Что? – закричал Сашка. – Да вы что, издеваетесь? Нас здесь в лес выдавили, минами забрасывают.

– Я же сказал, что прошу прощения, – мягко сказал Герберт. Однако за этой мягкостью крылось еще что-то, далеко не такое вежливое. – Вырваться отсюда я хочу не меньше вашего. Вы должны понимать: мой корабль и даже я сам не можем попасть в руки каких-либо официальных властей вашего мира. Если не сбежать – значит, самоуничтожится. Умереть, понимаете? Вместе с вами… и даже хуже. Вам-то можно сдаться.

– Русские не сдаются! – отрезал Сашка. – Вы хотите два часа – вы их получите. Вот только если в десять вечера соберетесь просить об еще одной отсрочке, может статься, что просить некого будет.

Разговор закончился. Мы разделились на два отряда (не считая ушедшего на дальний конец поляны Олейника) и разошлись по сторонам, занимать позиции. К тому времени мины стали падать в джунгли – очень редко и как попало.

– Не попадут, – удовлетворенно пробормотал Данилов, бывший вместе с нами. Словно в ответ на его слова, между гор разнесся какой-то смутно знакомый стрекот, но откуда он происходил, я не мог сообразить, пока в лучах заходящего солнца над верхушками деревьев не промелькнула крылатая тень. Самолет!

Грищенко вскинул автомат и дал короткую очередь – совершенно напрасно, потому что аэроплан промелькнул слишком быстро. Я даже рассмотреть не мог, как он выглядел… кажется, какой-то древний биплан.

– Рассыпаемся цепочкой, – приказал я и прижался плечом к ближайшему дереву, предоставляя остальным уходить в сторону реки. Поляна с пузырями-ловушками оставалась у нас слева, берег справа. Метров сто пятьдесят леса. Много, конечно, для четверых, но что делать? Я сразу стал всматриваться в чащобу впереди, но над головой снова застрекотало. Недалеко от меня в лесу раздался взрыв: вверх полетели комья земли и осколки камней, ветки деревьев закачались. Видимо, самолет служил для корректировки огня миномета, и стреляли сейчас по тому месту, откуда так опрометчиво пальнул Грищенко.

Рядом жахнул еще один взрыв, так близко, что меня обдало волной ветра. Я вжался в землю у самых корней дерева, будто оно могло защитить. Стрекот самолета плавал по небу кругами, приближаясь и удаляясь. Взрывы бухали то ближе, то дальше, причем мне казалось, что они разные – то сильнее, то слабее. Вдруг, после паузы, что-то прошелестело в ветвях над головой и на землю, в метрах двух от меня, упала граната. Она отскочила он торчащего из земли корня, скользнула по прелым листьям и закрутилась на плоской верхушке небольшого камня, встретившегося на пути. Я успел только испугаться. Надо было прыгать в сторону, пытаться спрятаться, однако страх меня парализовал: все, что я сумел сделать, это зажмуриться. Вот и все. Конец. Глупая смерть от гранаты, сброшенной наугад с самолета, кружащего над лесом.

111

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru