Пользовательский поиск

Книга Трудно быть человеком. Содержание - Глава вторая

Кол-во голосов: 0

Глава вторая

Было 25 января 1991 года.

По крайней мере, именно эта дата стояла листке отрывного календаря в 67 кабинете Всесоюзного Института Генетики в тот день, когда Лидия Иванова оторвала взгляд от электронного микроскопа с классической фразой на устах:

— Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!

Потом она вдруг испугалась неожиданно вырвавшихся слов и по детски закрыла рот ладонью. Потом оглядела комнату и, убедившись что никого не было, облегченно вздохнула.

—Что же делать? — напряженно задумалась она.

Сразу же напрашивалось три основных варианта. Вариант первый: сегодня же бежать в газету. Вариант второй: рассказать все начальству. И, наконец, вариант третий: заткнуть свой прелестный ротик и помалкивать, считая себя непризнанным гением. Что же выбрать? Газета, статья, сенсация. Но что потом? Не попрут ли ее после этого с работы? Начальство? Скорее всего засмеют, а потом переведут в другую лабораторию. И если уже после этого она побежит в газету, то они выставят ее как полную дуру. Все будут отрицать. Особенно эти гребанные маститые академики. Потому что это все невозможно, ибо противоречит научному материализму! А значит это — бред истеричной дурочки, начитавшейся про всякие НЛО, экстрасенсов и прочую нечесть. Молчать? Разве можно молчать о том, что она узнала? Разве мог молчать Галлилей о том, что Земля крутиться? Прах побери, как все сложно в этой богом забытой стране! Вот если бы она жила в Америке….

*****

Несколько дней спустя.

Северная Америка. США. Сан-Франциско.

Лаборатория Генетических Исследований.

— Это просто невозможно. Этого не может быть! Джим, вы же разумный человек, черт побери!

— Но, мистер Шерридан, я видел это собственными глазами. Есть, наконец, фотографии!

Уставшим взглядом Шерридан еще раз посмотрел на фотографии, лежащие перед ним на столе, и подвинул их к человеку, который сидел напротив него — Джиму Ликоку.

— Это может быть все что угодно. Огрехи при фотосъемке или при проявлении. Как-то особенно расположились частицы… В общем не делайте поспешных выводов.

— Но я же видел! Ликок покраснел и сильно сжал края полурастегнутого халата.

— Сколько вы работали пред там как увидели это? — флегматично вздыхая, спросил Шерридан, посмотрел на фотографии и убрал одну из своих папок в ящик стола.

— Часов десять, может больше, может меньше. Я не помню точно. -невнятно ответил Ликок, нервно перебирая дрожащими руками края халата.

— Вот видите, Джим, вы же перерабатываете! Себя нужно беречь. Если вы и дальше будете так работать, то вам не такое начнет мерещится. Нет… дружище, пишите заявление о предоставлении отпуска. Вы его заслужили! Расслабитесь и восстановите силы. Такие кадры, как вы, для нас просто необходимы!

Шерридан сделал упор на последнем слове. Он умел разговаривать с подчиненными. Или он так думал, что умел.

— Но, мистер Шерридан… -опять было начал Ликок.

— Ни каких но! Он широко улыбнулся, словно чеширский кот из «Алисы в стране чудес». — Три недели вам хватит?

— А.., что с вами говорить… Джим Ликок соскочил со стула и рассерженно вылетел из шерридановского кабинета.

— Господи, помоги мне, -подумал Шерридан и закрыл глаза, — с ними как с детьми. Чего только не выдумывают… Надписи, да ведь где?! На гене человека! Ха-ха-ха! — захохотал Шерридан.

*****

Слова «Это невозможно» и «Этого не может быть» звучали еще не раз. Они звучали в России, в США и в других странах. За последние несколько месяцев они стали камнем преткновения для наиболее прогрессивных генетиков планеты. Что ж, видимо, это было действительно НЕВОЗМОЖНО! А для тех кто это говорил в особенности.

*****

Сентябрь того же года.

Швеция. Столькгольм.

Всемирная конференция генетиков.

Отгремели фанфары поздравительных аплодисментов, закончились длинные, короткие и совсем коротенькие речи. Завершились демонстрации достижений и дискуссии. Были вручены премии и провозглашены новые цели и задачи генетики. В общем прошла вся такая лабуда, что бывает на конференциях подобного рода и неинтересна никому за исключением небольшой горстки людей что на ней присутствовала. В демонстрационном зале гостиницы, арендованной под проведение конференции, еще толпился народ. Научные, околонаучные и совсем не имеющие отношение к науке люди шастали, разглядывая буклеты, плакаты, компьютерные программы и прочие «экспонаты» выставки достижений генетики. У окна, где стояло нечто среднее между баром и буфетом, собралась небольшая группа людей. Они стояли обособленно от остальных и о чем-то оживленно беседовали. К некоторым из них постоянно подходили посетители выставки и со словами типа: " О, это было великолепно! Я поздравляю вас… О, я восхищен вашим выступлением. " отвлекали их от разговора.

— Спасибо, очень рад (рада), извините… — отбивались от непрошенных гостей люди из группы.

Они пили шерри, говорили на английском и мялись на месте, образуя неровный полукруг.

— Странно вы его назвали — ген "N" ?!

Джим Ликок посмотрел на российского представителя — Лидию Иванову. Несмотря на маленький рост, она обладала прекрасной фигурой. В ответ Лидия одарила его нежной улыбкой.

— Это первое что пришло на ум, знаете, город "N", ген "N"…

— Вы обозвали его не лучше. — вмешался Отто Шульц, генетик из ФРГ.

— Ну вполне нормально. В наших традициях. Ген Смерти — это по-американски. — темнокожая американка Мери Блэйз ради шутки сотворила на своем лице зловещую гримасу.

Лидия Иванова с нетерпением смаковала фужер с шерри.

— Ну так что вы хотели нам сообщить Джим?

— Джим! Как я рад тебя видеть! — это подвалил очередной наукоемкий тип из тех что вечно околачиваются на мероприятиях подобного рода. Возможно, он даже очки носил для пущей солидности. -Твой доклад был потрясающим! Я поверил что скоро стану бессмертным!

— Спасибо.

— Я потрясен, я просто…

— Пока еще не чем потрясаться. Извини, я занят. — наконец резко сказал Ликок и тип отвалил выражать свои восхищения кому-то другому.

— Извините коллеги, -продолжил Джим, -поскольку все мы занимаемся одной и той же проблемой, то я дума, что мы можем ра…

— Короче, Джим, не тяни резину, я тебя знаю, растянешь вступление на час…

Блэйз опустила фужер и сложила руки в вызывающую позицию.

—В общем я бы хотел показать вам кое-что и спросить не видели ли вы чего-нибудь подобного. При чем ничего из этого я не показывал на публике. И вы поймете почему… когда увидите.

Он достал несколько фотографий и раздал их остальным. Он ждал усмешек или в лучшем случае здорового скептицизма. Он боялся этого ключевого момента беседы. Но зря, потому что они молчали, кто с открытым ртом, кто с выпученными глазами. Они молчали достаточно долго. Потом почти одновременно сказали:

— Значит и вы тоже! Шульц даже не выдержал.

—Вы молодец! Я оказался большим трусом. Мое руководство просто взбесилось когда я попытался опубликовать это в институтской газете. Меня напугали до такой степени что я боялся рассказывать об этом даже своим друзьям.

—Вот это да! Я-то думала что только у нас в Союзе такие проблемы. — удивилась Иванова. -У меня, кстати, такие фотографии тоже есть, но я не решилась их привезти.

—Похоже, господа, мы пришли к одному и тому же. -радостно констатировал Джим. -Открыли одно и тоже и столкнулись с одинаковым непониманием руководства.

—И где же выход? -спросила Лидия.

—Совместное заявление. Другого не дано. Мы должны поддержать друг друга. Для этого я собственно и обратился к вам.

—Я согласна. К тому же я знаю еще пару ученых, которые подобрались к тому же что и мы. — поддержала его Блэйз.

Остальные тоже долго не колебались.

—И последнее. Тот кто сумеет получить должное увлечение пусть немедленно сообщит другим. — добавил Ликок.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru