Пользовательский поиск

Книга Точка невозвращения. Содержание - Благотворительница

Кол-во голосов: 0

– Сол! – Возглас и хлопок по плечу были настолько неожиданными, что Тарх впервые в жизни чуть не испражнился от страха. Замерев на миг, он медленно-медленно повернулся, чтобы посмотреть сквозь узкое забрало шлема старого скафа, КТО ЖЕ ЭТО ТАМ…

Обернувшись, пилот буксира от изумления чуть не испражнился все-таки. В рубке невесть откуда взялась ТА САМАЯ девчонка! Покрытая копотью и окровавленная, но вполне реальная, живая.

И она орала прямо Тарху в лицо:

– Сол! Ну почему ты молч-ч…

Ее лицо дернулось, как от удара. Она резко умолкла и вытаращилась на Тарха. Рот девушки исказился в гримасе боли. Из горящих глаз уходила жизнь, они все больше становились похожими на мутные стекляшки…

– Кх-хто ты?.. – Ее шепот был страшен, она хрипела, словно ее свирепо душили.

– А ты кто?!

Девушка застыла без движения. Узкие плечики бессильно опустились. Она медленно осмотрела весь экипаж этого судна, молча глядевший на нее в оба глаза. Оглянулась назад, впилась взглядом в задний сектор проекции, на котором все удалялась, удалялась, уменьшаясь с каждой минутой, злосчастная космобаза… Тарх бросил взгляд на пульт – до прокола осталось всего несколько секунд, уже шла предпрокольная традиционная отмашка «десять, девять, восемь, семь, шесть, пять…»

И в этот самый момент, на счете четыре, яркая вспышка залила всю кормовую половину панорамного экрана. ВЗРЫВ!!!!! Космобаза дернулась, добрая треть ее вспучилась и моментально превратилась в облако газа, а остальное начало распадаться на большие куски… Маддлунг Ноль Сто Тринадцатая кончилась в этот миг. Все, нету больше старой базы, успел подумать Тарх, в ужасе глядя, как невозможно медленно отсчитывается «три, два…»

– Не-е-е-е-е-ет!!! – Крик девушки резанул по ушам, леденя кровь в жилах, и даже вынудил забыть о том, что судно еще не ушло в прокол. – Не-е-е-е-ет!!! Я не смогу без тебя, Солнышко!!! Не справлюсь!!!

Надсаживаясь, она потрясала тонкими ручонками и кричала, кричала, вытаращившись на огненную кончину базы.

На буксир налетала, настигала его огненная стена, затмившая половину Вселенной. А предстартовый отсчет едва дополз до «один»…

И огонь догнал «Белого Тигра» и сотни других кораблей, и многие из них утонули в нем, пожранные в течение наносекунд…

ПРОКОЛ!!!

ЭТОТ буксир УСПЕЛ.

Его экипаж, он же капитан, повалившись в пилотское кресло, насупленно безмолвствовал, переводя взгляд с приблуды, что упала на палубу и затихла без чувств, на проекцию забортного мира, усеянного незнакомыми звездами. И обратно. С приблуды на проекцию, и обратно. С приблуды на… и обратно…

Но на самом деле Олдиидло Пурк Тарх практически сразу уразумел и поверил, что прокол получился СЛЕПОЙ. Со звездным рисунком, которому полагалось светить в окрестностях Новой Тасмании, узоры за бортом не имели ничего общего. В прицеливании, на счет «ноль», произошел сбой вектора, и носовой обвод буксира сместился.

Погибшая космобаза успела крепко наподдать уцелевшим беглецам под зад.

Благотворительница

Время и точка

[конец ноября по UNT, бесконечная зима по местному; ледовый материк Антарк (бывший Благословение Богов); покинутый мир Снежный Ад (бывший Сверкающая Лазурь); планета Галатея III, скопление Бэтмен; спиралевидная галактика «Эстораль»]

– Хок-хок-хок! Шевелись, мохнорылые! – донеслось до нее.

Упряжка упруго подалась вперед, заметно прибавив скорости. Вязкий полусон-полудрема ослабил свои объятия, а потом и вовсе отступил. Ния выглянула из-под толстой шкуры, усеянной длинным белым, надоедливо похожим на снежный покров мехом, и сладко зевнула. Почувствовав изменившиеся импульсы только что находившегося в состоянии покоя тела, встроенный в эко-комбинезон комп дискретно выдал всю информацию, накопившуюся за время, прошедшее с момента последнего сеанса. Изнутри, из вмонтированного в воротник микроблока, донесся приглушенный приятный голос:

– Изменение курса составляет ноль три условные единицы к юго-западу… время два часа семнадцать минут пополудни… до базового маяка остается тридцать две мили… за время режима стэндбай база запрашивала Гринду четырежды…

Жуткое словечко «гринда» было ее персональным позывным. Ния включила мемори-режим, прослушала запись дежурных запросов из базового лагеря, улыбнулась на дежурные же комплименты, отпущенные вахтенным СтанлиЧардоном в ее адрес. Потом вернула комп в основной режим – перечислять состояния необходимого минимума параметров… Постепенно ее мысли распылились до полной прострации, уйдя вверх, в бездну, начинавшуюся сразу же над ее головой.

Небо сегодня было каким-то непривычно ясным. Звезды, примерзшие к его черному покрывалу гранеными кусочками льда, казалось, чуть слышно звенели в скрипящем от мороза воздухе. Легкие порывы ветерка поднимали снежную пыль, рисуя этой взвесью на поверхности векового льда сиюминутные причудливые узоры. Белая с примесью голубого равнина, чарующая и завораживающая не столько своей красотой, сколько девственной нетронутостью, казалась бесконечной и эффектно контрастировала с черными просторами реально бесконечного пространства, исчерченного незримыми космическими дорогами, заселенного множеством рас и набитого техногенным мусором.

Белое и черное. Черное и белое… Два цвета, заслужившие право на жизнь в этом кусочке обитаемого космоса. Здесь, где радуга – не больше, чем миф… Да и была ли она, эта радуга? Есть ли она вообще, хоть где-то?..

– И кому все это было нужно? – чуть слышно прошептала Ния. – На сколько меня еще хватит?

О романтике миссионерства речь уже давно не велась. Суровый нрав здешних краев, о котором она теперь знала не понаслышке, не овевал реанимирующим ветерком остывающие угли веры. Уже мало какие соображения помогали убеждать саму себя в том, что она делает действительно настоящее и нужное хоть кому-нибудь дело. Кто это оценит, кто вспомнит, черт возьми?! А молодость-то уходит… Разве об этом она думала, когда проходила жесткий отбор в волонтеры Межгалактической Врачебной Миссии? Как же давно это было… Когда она, возжаждав обрести смысл всей своей жизни, наслушавшись пафосных речей – нашедших горячий отклик в душе только что окончившей медицинский колледж девушки! – совершила глупейшую ошибку, выбрав стезю функционера МВМ, и посвятила себя оказанию гуманитарной медпомощи этническим меньшинствам, живущим в суровых и неблагоприятных мирах. И вот, первая же миссия забросила ее в компании еще двадцати пяти таких же кретинов-коллег в это царство льдов, вековой мерзлоты и беспощадных, как режущая кромка льдины, жестоких нравов.

Люди здесь не жили. В крайнем случае по статистическим данным. Здесь – вымирали. Чем еще можно заниматься в мире, который переживает суперледниковый период?.. Но уж как-то слишком долго вымирали, десятилетие за десятилетием. Реальное состояние дел было таково: около миллиона (из семи миллиардов) аборигенов, не пожелавших эвакуироваться, разбрелись по всей огромной заснеженной планете и словно под лед канули. Предки нынешних обитателей, когда-то отказавшись от спасительной эвакуации, заявили, что останутся здесь. Чтобы умереть на Родине. Вымереть. Однако вымирать не спешили. Вот уже несколько поколений делали они это, никуда не торопясь…

Среда обитания на третьей планете звезды Галатея все это время оставалась поистине критической. В данный момент она переживала самую настоящую Ледниковую Эру в фазе ее кульминации. Всеобщее похолодание, обрушившееся на благодатнейшую, «кислородную» Сверкающую Лазурь пару тысячелетий назад, привело к климатическим изменениям и трансформации планетарной экологической системы, которая поначалу успевала применяться к новым условиям обитания, но далее, ввиду скачкообразных падений температуры, свела все свои заложенные мирозданием программы к одной-единственной: ВЫЖИТЬ.

Люди же в отличие от остальных звеньев экосистемы имели возможность выбора – быть заложниками обстоятельств или попытаться отыскать себе новую родину. И они выбрали второе, благо одним из подразделений Независимой Академии Наук МКБ являлась Миссия Эволюционной Помощи «Длань Небес». В уставные задачи МЭП, помимо прочего, входило и объявление состояния «Экологическая Катастрофа», что и было незамедлительно сделано в отношении Сверкающей Лазури. Эвакуация и расселение по сотне других миров жителей терпящей сокрушительное бедствие планеты заняли без малого два века, в результате чего космические эмигранты, получившие возможность выбора, распылились по всей Сети Миров. Гуманоидная раса спарклазурян прекратила свое существование в качестве компактно проживающего моновидового сообщества. Этого можно было бы избежать, выбери они для освоения свежеоткрытую кислородную планету, но разнеженное население уютной Галатеи III не пожелало отправляться в мир последней категории – неосвоенный.

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru