Пользовательский поиск

Книга Точка невозвращения. Содержание - Посаженные без права на досрочное

Кол-во голосов: 0

Попробуй проверить,

Достаточно ль злобы

Накоплено верой?..

Попробуй, попробуй

Проверить: насколько

Глаза обозленны

У церкви святой-то,

Настолько казенной.

И с кем-то казненным,

Воскресшим, сошедшим,

И так возлюбившим

Наше соседство

С разрушенным храмом.

Пойми, допытайся:

Какие программы

У древнего царства?

Попробуй узнать:

Какие мытарства

Еще принимать

Мне?

«Никому», частица духовного наследия Ирины Уховой

Посвящается загадочности русской души

Беглецы-охотники

Время и место

[сутки 08 августа по универсальному сетевому, незадолго до заката солнца по местному времени; лесистая территория в предгорьях Хребта Дьявола, материк Ай; южная зона умеренных широт северного полушария, планета Харрб (Омега Опоссума VI)]

– О боже мой!

Она перевела затравленный взгляд с напарника на каменную стенку. И попыталась осмотреть ее целиком, до самого верха. Отвесную и гладкую. Дорогу.

– Здесь пойдем. Переберемся и спрячемся. На той стороне они нас нипочем не…

– Другой дороги… нет? – задыхаясь, спросила девушка.

– Нет, – огласил парень лаконичный приговор.

– Уверен, что… не перехватят?

– Покажи мне хоть одного человека, который в чем-нибудь уверен до конца!

Он скривился, пытаясь ухмыльнуться. Его лицо, изуродованное страшным вертикальным шрамом, окончательно превратилось в жуткую рожу. Рот парня был похож на еще один шрам, свежий. Покрытые спекшейся коркой губы казались неровными краями едва затянувшейся раны. От гримасы корка лопнула, по ней побежали трещинки. Сквозь них сочилась желтовато-коричневая сукровица.

– Если они нас догонят…

– Будем тут языки о камень чесать, даже перегонят. Короче, хочешь жить, ползи за мной. След в след.

И он решительно ступил на карниз. Каменная складка была едва ли шире половины ладони, но зато прямая и непрерывистая. Она все тянулась и тянулась, до самой ниши в скале, от которой начинался наклонный желобок. По нему можно было бы спуститься на во-он тот широченный, ладони в три карниз, а там уж и до козьей тропки рукой подать. Точнее, поднять, ухватиться за кромку и подтянуться.

Затем по серпантину, проложенному бессчетными поколениями коз, взойти к седловине. Одолеть перевал и что есть духу быстренько-быстренько ссыпаться по склону. Выбраться наконец из скальных нагромождений и кануть в дремучую чащобу потустороннего леса…

Долговязый, тощий, с непомерно вздутыми коленными и локтевыми суставами, парень неторопливо смещался к вожделенной нише; тело его прилипло к бурому камню, распласталось на нем. В этот момент гуманоидный человек поразительно напоминал четырехногого паука, лезущего по стенке, но почему-то боком. Тоскливый взгляд измученной девушки прилип к напарнику. Ее скрюченные пальцы цеплялись за каменный выступ, казалось, из последних сил. Синяки и ссадины, оставленные побоями, отчетливо выделялись на смертельно поголубевшем лице.

– Я не… смогу, – прошептала она. – Я не…

Резко осеклась и шумно сделала глубокий вдох. Рот ее широко распахнулся, втягивая жадно воздух, с присвистом, будто напоследок в этой жизни. Крепко сомкнув черные от засохшей крови губы, девушка заточила воздух в грудной клетке.

И ступила на карниз. След в след.

– …Стоп, Тим!

– Ты дашь им оторваться? – спросил огромный мужчина, застыв на месте с приподнятой для очередного шага ногой. Водись на планете медведи, его можно было бы смело сравнить с гризли. Но животный мир Харрба ни единой похожей твари не породил. Впрочем, экологическая ниша не пустовала. Очень даже не. В ней вольготно жил-поживал, добычу добывал гигантский грызун тимара. Такой косматый зубастый суслик метров двух росточком. Поэтому к мужчине вполне обоснованно приклеилось прозвище Тим.

– Пока да. Не успеть нам… Но я возьму их. Даже если для этого придется обшарить весь Лагерь, от полюса до полюса.

Женщина, невысокая, но очень мускулистая и жилистая, практически с мужской фигурой и грубой, выдубленной солнцем и ветром кожей, была все же женщиной; выдавали тонкий голос и отсутствие густого волосяного покрова на лице.

– Я хочу знать, ты со мной или нет, сколько бы ни пришлось гнать. Лучше возвращайся сразу, если…

– Жесткая, я не для того вызывался приволочь их, чтобы вернуться несолоно хлебавши.

– Маркграф не говорил, что нужно приводить их обратно. Думаю, достаточно принести ему доказательство, что мы их настигли. Скальп с ее волосней и его… как бы пенис хорошие доказательства. Что думаешь ты?

– Лучше не бывает, ч-черт, – подтвердил громадина, не раздумывая. – Зачем тащить лишнее мясо?

– Ну тогда идем?

На этот раз мужчина ничего не сказал. Он просто сделал шаг, другой, первым ступил на скальную полку, подтянулся на следующую… Вслед за ним и Жесткая принялась карабкаться наверх. К перевалу.

…Беглецы очень устали. Особенно девушка. Но упрямо, без передышки продвигались и были вознаграждены за отчаянное упорство. Спасительный лес растворил их в своей зеленой глубине.

Прежде чем утонуть в густом подлеске, плетущаяся позади девушка на миг остановилась. Обернулась и бросила взгляд вверх, на уже пройденный путь. Некогда пышная грива, длинная и рыжая, свалялась в громадный колтун, грязным мешком едва шевелящийся на голове и плечах беглянки. Заплывшие фиолетово-багровыми кровоподтеками глаза сквозь узкие щелочки с ненавистью рассматривали перевал, за которым остались те, от кого приходилось убегать изо всех сил.

– Не тормозись! – раздраженно прикрикнул парень.

Из густого кустарника высунулась рука и вдернула замешкавшуюся девушку в лес.

Посаженные без права на досрочное

Время и точка пространства

[сутки 08 августа по универсальному сетевому, утренние часы по местному времени; нагорье Хребет Дьявола, планета Харрб, концентрационный лагерь «Оставь Надежду Всяк»; скопление Интефада, галактика «Рваный Смерч» (сетевые координаты точки выхода в многомер: 966512263412718928119283 – 34561891897652217887176 – 890773518965365/9861674115645342/67678920898155]

…Раздался нарастающий свист, и темный сфероид размером с футбольный мяч, окутанный размытой дымкой, стремительно опустился с неба. Растерянно порыскал, замер на миг в полуметре от почвы и целеустремленно подплыл к людям, что лежали в густой траве. Приземлился в непосредственной близости от двух тел, сомкнутых вместе. Дымка тут же рассеялась.

– Чья пайка?.. Тебя когда-а посадили? – томно спросила женщина.

Имя ее, подобно дубленой коже, было твердым, но голос – вовсе нет. Змеей выскользнув из-под мужского тела, придавившего ее к земле, Жесткая протянула руку к посланию неба.

– Моя. Меня как раз с утреца кинули, – ответил большой мужчина, грузно переваливаясь на спину.

– Ну так и меня же…

Они переглянулись и озадаченно уставились на сфероид.

Лагерное солнце уже почти выползло из-за восточного горизонта. Еще несколько минут, и оно оторвется от линии, стартует, обреченно отправится в полет, чтобы совершить посадку на западе. У солнца точно такой же, подневольный лагерный распорядок, некуда ему деваться…

– Дотронься, узнаешь.

– Ч-черт, угораздило ж Маркграфа сбить в пару двоих, засаженных в одно и то же время суток… – проворчал Тим.

– Все равно придется пробовать. Разведаем, к кому суточный рацион раньше прибывает, завтра уже будем знать очередность.

– Только вот кому из нас разведчиком быть?

– Тебе. Потому что я… – Женщина осеклась.

Раздался нарастающий свист, и сверху прибыл еще один сфероид. Точно такой же, но побольше диаметром; раза в полтора. Произведя аналогичные эволюции, над самой травой поплыл к людям.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru