Пользовательский поиск

Книга Темнее дня. Страница 97

Кол-во голосов: 0

Тут их нежданно-негаданно перебили. Голос Свами Савачарьи, совсем слабый и почти до неузнаваемости замусоренный интерференцией, донесся из наручного блока, который дала Яне Милли Ву.

— Пунктик насчет облачных систем был бы вполне приемлем. К сожалению, данный случай может быть отнюдь не таков.

Блок не предназначался для столь дальнобойной работы. Голос Совы то и дело пропадал, пока он продолжал:

— Если бы Себастьян Берч просто хотел пронаблюдать... возмущения в атмосфере Юпитера... не отважился бы на столь неотложное действие. К несчастью...

— Что он делает? — настойчиво спросила Яна. — Я должна знать.

— Боюсь, он... хочет войти в атмосферу.

— Зачем?

— Приношу свои извинения... не могу этого обсуждать. Однако, вы должны остановить... попытаться привлечь другие силы...

Остальные слова Совы потерялись в приливе статики.

— Он пропадает, — сказал Пол. — Наручный блок уже за пределами его радиуса.

— Он говорит, что Себастьян хочет в атмосферу Юпитера войти.

— Да. Опять.

— Пол, мы должны его остановить. Он сам не знает, что делает. Если кто-то может нам помочь...

— Маловероятно. — Пол включил систему регистрации сигналов, чтобы просканировать небо перед «москитом», и на экране вспыхнуло единственное красное пятнышко. — Это корабль Себастьяна. Никаких других судов в космосе между нами и Юпитером нет. Ио и Европа находятся по ту сторону планеты, и ничего хорошего нам не принесут. Амальтея в нужном положении, но там готовы к полету только грузовые суда. Все зависит от нас.

— Но что мы можем сделать?

— Пока он продолжает набирать скорость, не так много. Мы никак не можем изменить его курс, и у нас нет другого способа обезвредить его корабль, кроме как самим погибнуть.

Пол подрегулировал показания, и на экране рядом с мигающей красной точкой появилась широкая дуга терминатора Юпитера.

— Потребуется немало времени, чтобы его догнать, но мы окажемся бок о бок задолго до того, как он приблизится к планете. Дальше я смогу бомбардировать его радиосигналами на аварийной частоте, и ему придется слушать. Отключить эту передачу он не сможет. Все будет зависеть от тебя, Яна. Ты должна с ним поговорить. Должна убедить его развернуть корабль и направиться назад к Ганимеду.

«Убедить его? — подумала Яна. — Пол, ты Себастьяна не знаешь». Впрочем, Полу бессмысленно было это говорить. Кто вообще знал Себастьяна? Только не Яна, хотя она многие годы почти все время с ним проводила.

Она осела на сиденье, глядя на мигающее красное пятнышко на экране. Пятнышко понемногу увеличивалось, но казалось, что дуга Юпитера растет еще более стремительно.

— Сколько у нас еще времени?

— Многие часы, прежде чем мы приблизимся к Юпитеру. Но мы уже в пределах радиуса действия аварийного сигнала. Ты прямо сейчас можешь с ним пообщаться.

Пол говорил со спокойствием и рассудительностью. Яна чувствовала, что лишена и того, и другого, но вынуждена была прикидываться.

— Себастьян? Ты меня слышишь?

Она не ожидала ответа, но он пришел немедленно.

— Да, Яна. Я тебя слышу.

Слова казались вполне разумными, но тон был такой, каким обычно во сне разговаривают. Пол ободряюще похлопал Яну по облаченной в скафандр руке.

— Себастьян, корабль, на котором ты летишь, нам не принадлежит. Мы должны его вернуть.

— Я знаю, Яна. Я его не угонял. Я его одолжил.

— Пора его вернуть. Ты должен прямо сейчас лететь назад.

— Нет, Яна. Я еще не закончил.

— Что ты не закончил? Куда ты летишь?

— Мне нужно подлететь поближе к Юпитеру. Нужно добраться до облаков.

— Себастьян, если ты полетишь назад к Ганимеду, ты сможешь воспользоваться телескопами, которые тебе все мельчайшие детали облаков продемонстрируют. Пертурбационный пролет только кажется легким. На самом деле это не так. Здесь нужно быть экспертом.

— Ты не понимаешь, Яна. У меня есть задание. Я должен его выполнить.

— Какое задание? Никто тебе никакого задания не давал.

— Давал, Яна. Я знаю, что я должен сделать. И всегда знал.

— Это чушь, Себастьян. Мы почти всю жизнь вместе провели, и ты мне никогда ни про какое задание не рассказывал. А что ты должен сделать?

— Ты не поймешь. Надеюсь, Яна, ты не обидишься, если я больше с тобой разговаривать не стану. Я больше вообще ни с кем не собираюсь разговаривать.

— Себастьян... — Тут Яна почувствовала руку Пола у себя на плече.

— Тебе до него не достучаться, — тихо сказал Пол. — Признай это, Яна. Он безумен. Я сказал, что ты должна его убедить, но безумца ты убедить не в силах.

— Я должна попытаться. Дай я еще с ним поговорю. Может, мне все-таки удастся его пронять.

— Пожалуй, больше нам ничего не остается. Когда мы приблизимся, я собираюсь расположить нас бок о бок. Может, что-то изменится, если он увидит наш корабль и поймет, что ты рядом с ним, куда бы он ни отправился. Поговори с ним, Яна.

О чем? Но слова полились сами собой. Яна начала вслух вспоминать их первые дни вместе, в лагере для перемещенных лиц в Гусвике. Она говорила об учебе, о цветочном фестивале в Пунта-Аренасе, о летних вечерах, что длились вечно. Затем они приняли совместное решение устроиться на работу на плавучей платформе «Глобальных минералов». Дальше было еще одно решение, о перемещении во Внешнюю систему, их планы совместной работы на метеорологической станции в системе Сатурна.

За все это время Себастьян не произнес ни единого слова. Когда два корабля понеслись бок о бок, Яна разглядела в крошечной кабине «мухи» темное пятнышко его шлема. Так рядом — и так далеко. И пока Юпитер все больше нависал в небе над головой, Яна поняла, что все разговоры об «их» планах и «их» действиях были сплошной иллюзией. Она предлагала и уговаривала. Себастьян просто тащился рядом. Так почему же он отказывался тащиться рядом сейчас, когда Яне как никогда раньше это требовалось?

Впрочем, она знала, почему. Ход ее мыслей был не вполне верен. Интерес к облачным системам других планет никогда интересом Яны не являлся. Он всегда был интересом Себастьяна и только его. Это привело их на Ганимед. Это теперь вело их к Юпитеру.

Их траектория оказалась совсем иной, чем ожидала Яна. Они по-прежнему летели бок о бок, но вместо того, чтобы следовать по курсу, который провел бы их рядом с планетой, два корабля стрелой неслись к самому центру затянутого облаками диска Юпитера. Тут Яна вдруг поняла, что Себастьян ничего не сказал о том, что собирается выполнить пертурбационный пролет. Он хотел «добраться до облаков». Если они не изменят курс, оба корабля нырнут глубоко в атмосферу Юпитера без всякой надежды на возвращение.

Все это время Пол сидел молча. А Яна все говорила и говорила — с нарастающим чувством тщетности и без всякого отклика от Себастьяна. Внезапно Пол воскликнул:

— Ага! Наконец-то. Этого я и ждал.

Он принялся так стремительно манипулировать панелью управления, что Яна за ним уследить не смогла. А потом они вдруг оказались в невесомости.

— Что происходит?

— У него горючее кончилось. Я же тебе говорил — наземный контроль не любит, когда члены команд слишком далеко на прогулки залетают, а потому с реакционной массой жмется. У «мухи» вся приводная мощность сдулась.

— И что это меняет?

— Очень многое. Пока мы оба ускорялись, никто не мог свой корабль покинуть и далеко позади в космосе не остаться. А теперь я смогу перейти на его корабль и привести Себастьяна сюда. Затем мы развернемся и домой направимся. У нас реакционной массы навалом.

Пол так небрежно об этом сказал, как будто это была рутинная операция, которую он каждый день проделывал.

— А если Себастьян не пойдет? — спросила Яна.

— Вообще-то я его спрашивать и не собирался. — Пол изучал небо впереди. — У нас куча времени. Давай займем еще десять минут.

— Чем? — Яне Юпитер казался чертовски близко.

— Убедимся в том, что ты знаешь, как на этом корабле летать. Просто на всякий пожарный.

97
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru