Пользовательский поиск

Книга Темнее дня. Страница 92

Кол-во голосов: 0

Впрочем, Алекс надеялся, что он не выглядел так, как Бенгт Суоми, когда что-то подобное проделывал. Главный научный сотрудник «Лигон-Индустрии», темноволосый и смуглолицый, при своем высоком росте страшно сутулился. Предельно дотошный и в высшей степени компетентный, Суоми обладал такой мрачной наружностью, что возникали серьезные сомнения, случилось ли ему хоть раз в жизни улыбнуться. Каждый результат, который он подписывал для передачи Сове, казалось, не иначе как кишечные колики у него вызывал. Дважды жрец науки вроде бы уже готов был отдать все досье, но оба раза забирал его назад и уходил, чтобы прояснить какой-то маленький пунктик со своим персоналом.

Когда Суоми появился в третий раз, Алекс просто вырвал у него досье, схватил нужный информационный кубик и бросился бежать. Вслед за ним из лаборатории вылетел тревожный крик: «...но частицы магнитного поля...» Алекс его проигнорировал.

Теперь он чувствовал себя Белым Кроликом, спешащим по бесконечному садку коридоров и тоннелей, что вели к командному центру Сети Головоломок. Алекс опаздывал, страшно опаздывал, но это не помешало ему на бегу подумать о том, насколько соответствовал его представлениям о членах Сети Головоломок тот факт, что они выбрали для себя то место на Ганимеде, которое можно было найти, только пройдя целый лабиринт. Проще было бы до Совиной Пещеры на Пандоре добраться. Одно можно было знать с уверенностью — другого маршрута к этому месту не существовало. Порой тоннели становились такими узкими, что Сову наверняка пришлось намазать жиром и выстрелить из пушки, чтобы он там прошел.

Алекс опаздывал по меньшей мере на полчаса. Он попытался позвонить по своему наручному блоку, но, что было весьма характерно для Совы, ответа не последовало. Наконец Алекс прибыл к тому, что должно было стать последней дверью, проскочил внутрь и оказался в узком безлюдном коридоре. Пол коридора был устлан толстым звукопоглощающим ковром. Согласно описанию, это было то самое место — но где тут предполагалось искать Сову? Алекс видел дюжину синих дверей, но все они были закрыты.

Это представлялось вполне естественным. Ни одного человека в здравом уме здесь в такой час оказаться не могло. Не считая Совы. Алекс пошел вперед, барабаня во все попадавшиеся по пути двери, пока не услышал низкий голос:

— Да? Входите.

Первым впечатлением Алекса стала пустая темная комната. Сова, облаченный в черные одеяния и с черным капюшоном на голове, формировал холм более густого мрака. Он восседал на гигантском мягком кресле, подозрительно напоминавшем то, что стояло в Совиной Пещере.

Алекс решил Сову опередить.

— Я очень опоздал. Извините, но было много перемен в последнюю минуту.

— Время не было потрачено впустую. — Сова протянул руку. — Результаты, пожалуйста. Я полагаю, они у вас?

— Они у меня, но я боюсь, вы будете разочарованы. Группа Бенгта Суоми выполнила сто восемьдесят семь различных тестов с узелками, взятыми из тела Себастьяна Берча. — Алекс вручил Сове информационный кубик и пачку документов. — Я так понимаю, вы уже просмотрели многие из более ранних результатов вместе с Бенгтом Суоми. В последнем наборе тестов он обнаружил только один результат, который может быть квалифицирован как необъяснимый. Суоми сомневается в его важности.

Ответное хмыканье могло выражать все, что угодно — например, разочарование или несогласие. Сова лишь сказал:

— Суждение относительно важности зависит от того, что данная конкретная персона рассчитывает найти. Прошу вашего снисхождения. Я должен изучить эти результаты.

Алекс взглянул на часы. Сова вполне мог функционировать вообще без сна, но Алексу поспать требовалось. Обсуждение предсказательных моделей каждый день все продолжалось и продолжалось, а Сол Глауб не слишком уважал утренний сон. Он склонен был созывать совещания в ранние часы, когда он сам бывал в скверном расположении духа, а все остальные находились в состоянии грогги из-за низкого содержания сахара и кофеина в крови. Глауб охотно признавал, что это дает ему определенное психологическое преимущество. На следующее утро он назначил очередные посиделки, которые Алекс и Кейт обязаны были посетить.

— Позвольте, — предложил Алекс, — я расскажу вам про тот результат, который Бенгт Суоми считает новым и необычным. Это сэкономит время.

Сова властно поднял руку.

— С не меньшей вероятностью это приведет меня к игнорированию другой уместной информации. Время, проведенное в изучении, никогда не бывает потрачено даром. — Он потянулся вперед и вставил информационный кубик в компьютер. — «И те, кто лишь стоит и ждет, науке служат». Могу лишь повторить — пожалуйста, проявите снисхождение.

Алекс огляделся. Непомерное кресло Совы занимало полкомнаты. Почти всю оставшуюся половину делили между собой дисплеи, стол, пульт управления, столик с едой и переносная плитка. Второго кресла комната решительно не предполагала — это в том невероятном случае, если бы Сова таковое здесь потерпел.

Ждать — еще ладно, но стоять — нет уж.

Алекс устроился на полу, прислонившись спиной к стене и вытянув перед собой ноги. Оттуда, где он сидел, Сова высился подобно черной горе. То и дело листок бумаги отлетал от пачки и, точно осенний лист, порхал к полу. Временами Алекс замечал белки глаз Совы, ослепительные на смуглом лице, пока он переводил взгляд со страницы на дисплей и обратно.

Прошло десять минут, и пол оказался прилично замусорен отброшенными листами. Алекс переместился в более удобное положение. Пока он это делал, от кресла донеслось очередное хмыканье. Что оно выражало — удивление, сочувствие? Алекс поднял взгляд. Глаза Совы были закрыты.

Наступила уже глубокая ночь, но не мог же этот человек вот так вдруг взять и заснуть? Или мог? Алекс подтянул к себе ноги. Он уже начал вставать, когда из коридора донесся стук. Дверь комнаты распахнулась. Острый ее край чувствительно саданул Алекса по правой коленке, а затем на него чуть было не рухнула молодая женщина.

Алекс в темпе поднялся на ноги, и они встали лицом к лицу, обалдело друг на друга глазея.

— Кто вы? — спросила женщина.

— Эврика! — Это слово донеслось от Совы. Он резко вышел из своего явного ступора и внезапно взбудоражился. — Бенгт Суоми прав. Это действительно любопытно, и это обеспечивает вопрос, если не ответ.

Алекс посмотрел на женщину и сказал:

— Я Алекс Лигон.

— Я Милли Ву, — отозвалась та.

Сова махнул на них рукой.

— Оставьте, нет времени. Это имеет колоссальную потенциальную важность.

— А как же работа над сигналом СЕТИ? — спросила женщина.

Тут Алекс вдруг понял, что где-то слышал ее имя.

— На данный момент она отходит в сторону. — Сова повернулся к Алексу. — Даже сейчас мы должны быть последовательны. Я готов услышать резюме того, что группа «Лигон-Индустрии» сочла в этих тестах особенно существенным.

Алекс заколебался и взглянул на Милли Ву. Та покачала головой и сказала:

— Я в этом ровным счетом ничего не понимаю. Вы вполне можете продолжать.

Алекс хорошенько обдумал свой ответ. Сова был сущим дьяволом по части точности изложения.

— Они не сказали, что считают что-либо особенно существенным. Они лишь сообщили, что один тест дал необычные результаты.

— Именно. Превосходный ответ. Продолжайте.

— Девяносто четыре теста включали в себя исследование химических свойств сферических узелков.

— Пустая трата времени и сил. Всякие существенные результаты безусловно должны были бы включать в себя влияние структуры узелков, каковая неизбежно разрушилась бы при любом химическом анализе.

— Бенгт Суоми очень серьезно отнесся к вашей просьбе о том, чтобы дополнить ваш список собственными предложениями. Вы просили, чтобы исследовательская группа выполнила максимально полный набор тестов.

Сова наклонил голову.

— Я действительно это сделал и по-прежнему на этом стою. Бенгт Суоми был совершенно прав, что поступил соответственно. Продолжайте.

— Суоми случилось согласиться с вашим заключением — после того, как он увидел результаты. Химические тесты ничего не дали. Затем были проведены структурные микроскопические тесты, скорее сосредоточенные на геометрических и механических свойствах, чем на физических или химических. Они подтвердили, что хотя узелки внешне представляются идеальными сферами, они имеют отчетливую микроструктуру. Каждый содержит туннели, идущие радиально к центру. Туннели микроскопические, но достаточно широкие, чтобы допустить проникновение молекул газа. Группа не смогла представить себе никакого физического эффекта, который мог бы быть связан с подобной структурой. Бенгт Суоми описывает этот результат как интересный, но не информативный.

92

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru