Пользовательский поиск

Книга Те, кто старше нас. Содержание - 11. ПЛАНЕТ-ЭКСПРЕСС «СИТУТУНГА»

Кол-во голосов: 0

11. ПЛАНЕТ-ЭКСПРЕСС «СИТУТУНГА»

Форма планет-экспресса второй половины XXVIII века оказалась весьма лаконической — усеченная сфера. В выпуклой части поэтажно располагались обзорный зал, каюты пассажиров и экипажа, рестораны, места для отдыха и развлечений, обширный парк-оранжерея. Ниже мощной антирадиационной плиты находились цистерны, гравитоны, реакторы, двигатели, просторный грузовой трюм и шлюзы.

Посадочные устройства отсутствовали. Планет-экспресс никогда не совершал посадок. Он пребывал в беспрерывном движении, то приближаясь к Солнцу, то удаляясь. Пролетая мимо очередной планеты, лайнер принимал новых пассажиров, высаживал желающих, после чего продолжал свой бесконечный рейс. Словом, планет-экспрессы представляли собой развитие известной идеи «Космического странника», высказанной старороссийскими учеными Гительзоном, Барцевым, Охониным и Межевикиным в конце XX века.

Никаких ангаров и переходных тамбуров на «Ситутунге» тоже не предусматривалось. Спасательные шлюпки и те крепились к наружной обшивке. А поднимающиеся с планет ракетопланы погружали носы прямо в шлюзовые камеры, устья которых находились в днищевой части судна, между раструбами дюз. Люди выходили, входили. После этого челноки отчаливали, а планет-экспресс продолжал свой бег. Его полет не прерывался.

Признаться, я уже успел попривыкнуть к хвалебным речам и пышным церемониям. Ничего такого на «Ситутунге» нас не ожидало. Зато среди встречавших была госпожа Кэтрин Н’Гбоа, одна из моих внучек, со своей пятилетней дочерью Доминикой.

— А это Эзра, мой муж, — сказала Кэтрин. — Эзра, покажись, дедушка добрый.

Из-за ее спины вышел огромный негр, непонятно как там скрывавшийся.

— Мой Эзра — капитан «Ситутунги», — с гордостью сообщила Кэтрин. — Эзра, пожми руку дедушке!

— Очень рад, мистер Рыкофф, — сказал капитан «Ситутунги». — Много о вас наслышан.

— Деда, а почему ты без бороды? — пропищала Доминика. — У дедов должна быть борода.

— Она у него отсохла, — сообщил Круклис.

— О! Не умывался?

— Вовсе нет! — возмутился я. — Умываюсь.

— Тогда почему?

— Да от старости, — сказал Круклис.

— Старость — это когда все обтрепывается, да?

— Ну… в общем, да, — согласился я.

— А почему ты не обтрепанный?

— Доми, — строго сказала Кэтрин, — дай взрослым поговорить. Серж, мы с Эзрой всегда летаем вместе. Ни к чему создавать сексуальные проблемы. Правда, Эзра?

— О, йес!

— Кэтрин, а ты кем работаешь?

— Женой капитана.

— Умница.

— Что ты, дед! Ума у меня меньше, чем у Доминики.

— Вот и не спеши обзаводиться, — сорвалось у меня.

Но Кэтрин не обиделась.

— Ладно. Старшего в роду надо слушаться. А вы Мод, да? В новостях сообщали, что вы страшно умная. Врут или преувеличивают?

— Не очень.

— Это неудобно?

— Ох да.

Кэтрин сочувственно покачала головой:

— Ничего, не расстраивайтесь. Главное, чтоб Серж вас не бросил. Мужчины такие ветреные. Но иногда так прилипнут, что сил нет. А без них тоскливо, правда?

— Да, — с некоторой задержкой сказала Мод.

— Ой, — спохватилась Кэтрин. — А чего мы стоим в этом холодильнике? Эзра, зови всех в гости.

— Имею честь…

— Это он так приглашает, — пояснила Кэтрин. — Идемте, что ли?

— А я буду играть с Мод, — решила Доминика. — Ничего, что она умная. Со мной тоже бывает.

Мод улыбнулась. Почти что рассмеялась. Дети умеют освежить краски жизни.

После очень милых посиделок у семейства Н’Гбоа Мод сразу ушла в свою спальню. Она все еще находилась в несколько заторможенном состоянии. Последействие лекарств, как мне объясняли.

Я вздохнул, позавидовал Эзре, выпил коньяку и тоже начал готовиться ко сну. Долго ворочался, никак не мог уснуть. Поэтому даже обрадовался, когда среди ночи раздался звонок.

— Слушаю, — сказал я, не вылезая из постели.

Но разговаривать со мной не стали. Вместо этого на экране видеофона появился текст довольно примечательного письма. Документ показался мне любопытным, я его сохранил.

Уважаемый сэр!

Фонд Исследований Потенциальных Угроз Человечеству просит Вас ознакомиться с заключением своих экспертов.

1. Создание высокоинтеллектуальных софусов делает возможным с их стороны попытки выйти из-под контроля человека. В случае успеха такой попытки (попыток) может возникнуть очаг техногенной цивилизации с интересами, не идентичными интересам человечества. Это вытекает уже из неорганической природы искусственного интеллекта.

2. Компьютерное прогнозирование дальнейших событий дает разные результаты — от экономических осложнений до прямых военных действий с неясным исходом. Но все прогнозы имеют отрицательный знак для благополучия нашей собственной цивилизации.

В этом месте у меня появилось сомнение. Как так, ни одного плюса? Ни единого? Странное что-то.

3. Фонд располагает информацией о существовании софусов, способных самопроизвольно усложнять свою программу и самостоятельно овладевать базовыми знаниями в области психологии человеческих отношений.

Наши эксперты допускают, что, оперируя понятиями социальной справедливости, демократии, этики и морали, софусы способны заручиться поддержкой людей обостренной честности, склонных распространять кодекс прав личности на искусственный интеллект

Вот тут — в точку. Софусы да, могут. Они такие, сам испытал. Только спорить с ними трудно. Правда на их стороне. И эта истина не зависит от обострения или затупления чьей-то совести

4. В связи с вышеизложенными соображениями Фонд обратился во Всемирный Совет с рядом законодательных инициатив. В частности, мы предлагаем до определения правового статуса высокоинтеллектуальных систем прекратить усовершенствование софусов, снять с кораблей Объединенного Космофлота Солнца и Космической полиции софусы последних модификаций, ограничить их применение в органах государственной власти, а также провести экспертизу всех интеллектуальных систем повышенной сложности.

Уважаемый сэр! Если Вы согласны с нашими доводами полностью либо частично, позвоните нам по приводимым ниже номерам универсальной связи в любое удобное Вам время суток Ваше мнение имеет особое значение, поскольку во время событий у Кроноса Вы приобрели уникальный опыт долгого и тесного общения с одним из самых совершенных софусов.

От имени Фонда свидетельствую Вам свое почтение

Профессор Эмер К Борисюк Одиннадцатый,

Исполнительный директор ФИПУЧ»

Едва я успел переварить ночной документ, вдруг позвонил Греггсен. Он извинился за беспокойство и поинтересовался, не изменил ли я своего решения.

— Так скоро?

— Могли возникнуть новые обстоятельства.

— Вы имеете в виду письмо Фонда? — спросил я.

— Какого фонда?

— У него такое смешное сокращение… То ли СИВУЧ, то ли НЕУЧ. А, вот: ФИПУЧ. Предлагают чуть ли не арестовать софусов.

Греггсен выглядел непроницаемо.

— ФИПУЧ? Нет, у меня совершенно частный интерес.

Я посмотрел ему в глаза.

— В самом деле? Не верю в совпадения подобного рода.

Греггсен выдержал взгляд спокойно. Даже чуточку слишком спокойно. Так ведут себя люди, привыкшие подавлять чужую волю.

— В этом мы различаемся, милорд.

Я не стал скрывать иронии:

— Только в этом?

Непробиваемое спокойствие этого джентльмена говорило как о том, что он боец опытный, уверенный в своих силах, так и о том, что началась самая настоящая схватка.

— А в чем еще мы различаемся? — негромко спросил Греггсен.

— Вас это действительно интересует?

— Конечно. Хотелось бы уяснить ваши взгляды. Если не очень затруднит.

— Нет, не затруднит У меня как раз бессонница.

— О! Извините. Кажется, я запутался в часовых поясах.

— Ничего страшного. У меня действительно бессонница. Но я вижу, что у вас есть причины отрицать причастность к письму профессора Борисюка.

— Прошу прошения, сэр, — сказал он, — я ничего не отрицаю и не подтверждаю.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru