Пользовательский поиск

Книга Тайны далекой звезды. Содержание - 3. «ИСКРЕННЕ ВАШ, ХОЛЛИС КИП»

Кол-во голосов: 0

Эксфо двинулся по направлению к двери.

– Правда очень часто жестока, Роб – заметил он.

– Но в заключении комиссии не вся правда о «Маджестике».

– Так говорят тебе чувства, но ты не знаешь этого наверняка. Не смешивай двух разных вещей.

Не став больше спорить, Роб вышел из комнаты. Пройдя несколько шагов, он о чем-то вспомнил, вернулся и снова позвонил Эксфо. Когда дверь открылась, Роб просунул в комнату только голову и сказал с робкой улыбкой:

– Забыл сказать. Спасибо за изменение отметки по поведению.

Рот Эксфо тоже изобразил улыбку:

– Все в порядке, Роб.

Когда Роб уже направился к себе в комнату, он вспомнил, что обещал Тэлу и Баю встретиться с ними в рекреационном зале, чтобы поиграть в шахматы. Но теперь ему не хотелось идти к друзьям. Роб вернулся в свою комнату, закрыл дверь и включил световое табло на наружной стороне двери с надписью: «ЗАНИМАЮСЬ – НЕ БЕСПОКОЙТЕ».

Роб вложил свой конспект по криогенике в читальный аппарат, настроил его на открытую страницу, отрегулировал увеличение текста и уменьшил яркость света в комнате. Отблеск от экрана аппарата упал белым пятном на его лицо, акцентируя выражение тревоги.

Эксфо прав во всех отношениях. Робу никогда не доказать, что его отец не сделал той роковой ошибки, которая привела к гибели «Маджестики».

«Продолжай заниматься, Эдисон, – сказал он себе. – Итак, первая страница первого раздела».

Прочитав пять раз три вступительные страницы, он выключил читающее устройство и лег. Его кровать из пены приняла форму его тела. Но он долго лежал без сна в темной комнате.

И думал о том, что только сегодня утром все было иначе! Ничто не предвещало неприятностей. Шарки, К. все изменил.

Но через некоторое время Роб все же задремал. В полусне он слышал стук в дверь. Тэл Эрун, игнорируя красное табло, веселым голосом призывал его бросить зубрежку и пойти поиграть с ними в шахматы.

Роб не откликнулся. Вскоре Тэл ушел.

Роб заснул. Ему снились тяжелые сны, в которых он видел длинный, сверкающий огнями ССК, поднимавшийся вверх.

Проснулся он за два часа до утреннего звонка и использовал свободное время для занятий, которые прервал вчера вечером. Когда прозвучал звонок, он был уже одет и, почувствовав сильный голод, не стал спускаться в рекреацию, чтобы встретиться с Баем и Джо, а отправился на эскалаторе прямо в кафетерий.

В этот ранний час большое помещение кафе было почти пустым. Роб поставил на поднос стакан красного фруктового сока и тарелку с синтетическими яйцами, приготовленными по его заказу за десять секунд микроволновой печью. К этому он добавил кружку витаминного бульона и сел за стол. Во время еды он слушал в надетые наушники свои записи вчерашней лекции по среднегалактической литературе.

Столовый зал начал заполняться. Роб вдруг почувствовал, что кто-то наблюдает за ним. Он поднял глаза. Керри Шарки подходил к линии обслуживания.

Керри улыбнулся и помахал ему рукой:

– Привет, капитан!

Роб вспыхнул и порывисто вскочил с места. Но, быстро овладев собой, вернулся к завтраку. От него, однако, не ускользнуло ехидное хихиканье среди ребят, стоявших в очереди.

К счастью, Шарки решил поесть в одиночестве. Роб снова погрузился в прослушивание конспекта и не отвлекался, пока кто-то не сел рядом с ним.

– Ладно, ладно, – сказал Джо Маккэндлис. – Привет отшельнику.

Бай Винтерз сел с другой стороны стола.

– Избегаешь своих друзей, да?

– Мне не хотелось играть в шахматы вчера вечером, только и всего, – ответил Роб.

– А какие таблетки ты принял сегодня после подъема, чтобы быть в таком кислом настроении? – спросил подошедший к ним Тэл Эрун.

– Перестань! – огрызнулся Роб.

Бай сделал гримасу.

– Я понимаю, эта четверть должна стать исторической.

– Если вам не нравится…

Роб не договорил. Бай и Джо обменялись недоуменными взглядами. Бай пожал плечами. Роб пошел в класс вместе с ними, но почти ничего не говорил.

Только Роб сел, как услышал, что в классную комнату вошел Керри Шарки. Он разговаривал с группой учеников. Роб уловил одно слово – «Маджестика».

Он быстро отрегулировал свой конспектофон и сконцентрировал внимание на появившемся на экране докторе Валлингтоне, стараясь отвлечься от всего вокруг.

3. «ИСКРЕННЕ ВАШ, ХОЛЛИС КИП»

Механический судья автоматически выдвигающейся рукой в центре гравибольной площадки снова ввел мяч в игру.

Мяч с громким хлопком вырвался из мягких держателей. Судья-автомат быстро и шумно скрылся в полу. Благодаря легкому газу внутри мяч поднялся почти к сводчатому потолку. На трибунах по обе стороны корта громко кричали, свистели и топали ногами болельщики каждой из команд.

Игровую площадку освещал неяркий красный свет сверху.

– Переходим в наступление! – крикнул Тэл Эрун.

Роб кинулся к месту заднего защитника. Бай Винтерз мчался по левому крылу корта. Вырвавшись вперед, Тэл Эрун взял мяч на прицел своей ромбовидной ракеткой.

С противоположной стороны площадки наступал квартет Синих. Роб занял свое место, стараясь прочно стоять на скользкой пластиковой поверхности пола. Играя в качестве форварда, Тэл должен был поймать мяч и передать его одному из товарищей по команде. Роб посмотрел на светящиеся часы в конце спортивной площадки – они начали отсчитывать последние две минуты игры. Световое табло сообщало счет: Синие – 8, Красные – 6.

Роб почувствовал, как у него болит все тело. Обычно он совсем не уставал от четырех двенадцатиминутных таймов гравибольной игры. Сегодня же от усталости ноги казались ватными, непослушными.

Краем глаза Роб видел, что на своем левом фланге Синие производят перестановку в нескольких футах от него, готовясь подстраховывать его действия. Громкие возгласы и хлопки с трибун, неоднократно повторяемые эхом, заполняли корт снизу доверху. Тэл Эрун высоко подпрыгнул и одновременно привел в готовность ромбовидную ловушку, прижав большим пальцем защелку на ладони. Притягивающая к себе мяч трубка была прикреплена к тыльной стороне правой руки Тэла. Взметнувшись всем телом высоко над полом корта, Тэл поднял руку, в которой параллельно к ней он держал трубку-ловушку. Мяч, находившийся в это время высоко над головами игроков, попал в поле действия всасывающего эффекта, которым обладала трубка благодаря малюсенькому, но очень мощному моторчику. Мяч начал спускаться к Тэлу.

Болельщики Красных начали кричать и топать ногами еще сильнее. Тэл притягивал мяч все ниже и ниже, пока он не попал в раструб ловушки. Тэл сразу же резко развернулся, одновременно отключив всасывание, и, опустив руку вниз, приготовился к передаче мяча Робу.

Мяч проследовал в конец трубки, которая была теперь почти в горизонтальном положении. Так как гравитационный эффект исчез, мяч выстрелил в направлении Роба, а потом начал подниматься вверх.

Роб кинулся в атаку. Он привел в действие движок гравитационной трубки защелкой на ладони – и поймал поднимавшийся мяч в самый последний момент. Мяч остановился и закачался в воздухе как бы в нерешительности.

– Опускай, опускай! – кричали болельщики команды Красных.

Мяч со свистом влетел в трубку Роба. Он сделал шесть зигзагообразных шагов в направлении цели, держа ловушку с мячом так, чтобы уберечь ее от игрока Синих, преследовавшего его. В глазах Роба промелькнуло лицо Керри Шарки, взметнувшегося вверх в ожидании паса.

Роб, скользнув по полу, остановился и повернулся направо. Тряхнув правой рукой с ракеткой от самого плеча, он одновременно перещелкнул затвор на ладони. Мяч выкатился на пол, а потом начал подниматься вверх по дуговой линии. Робу ничего не оставалось делать, как следить за его движением. Майка и трусы Роба были мокрыми от пота. В этом матче Красных устраивала даже ничья, чтобы стать победителями соревнования по общему результату. Поэтому каждое движение руки и каждая передача мяча другому игроку могли стать решающими. Роб сделал неудачный пас. Он отключил гравитацию на какую-то долю секунды…

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru