Пользовательский поиск

Книга Страхи академии. Страница 122

Кол-во голосов: 0

— Вон кошки, — неприязненно прошептала Дорс.

В некоторых секторах коты бродили стаями. Но вообще-то их генотипы были тщательно подстрижены, и каждая кошка была образцом красоты и прекрасных манер.

Подошли официальный представитель «Серых» и дама в праздничном костюме, в сопровождении тысячи золотоглазых кошек с голубой шелковистой шерсткой. Они окружали ее, как водный поток, но не беспорядочно, а сохраняя элегантную выверенную поступь. Дама была одета в ало-оранжевый бархатный костюм и казалась огненным язычком в центре голубого кошачьего озера. Одним спокойным и элегантным движением она сбросила одежду. И осталась совершенно нагой, окруженная кошачьим живым барьером.

Гэри знал, что должно случиться, но все-таки не смог сдержать удивления.

— Понятное дело, — сухо сказала Дорс. — Коты тоже ведь не одеты.

Собак на параде не предвиделось, поскольку те не умели держать строй. В некоторых секторах они иногда выполняли кой-какие трюки под руководством дрессировщика, разносили напитки или исполняли подвывающие песни под музыку. Гэри обрадовался, что «Серые» не собираются устраивать процессию собак. Он до сих пор не мог забыть сторожевых псов, которые охраняли станцию на Сатирукопии и бросились на Ясатира…

Он тряхнул головой, отгоняя неприятные воспоминания.

— Я заметила еще троих людей Ламерка.

— Понятия не имел, что я так популярен.

— Если бы он был уверен в своей победе на Верховном Совете, я бы чувствовала себя спокойней.

— Потому что тогда ему не нужно было бы меня убивать?

— Именно. — Она разговаривала сквозь зубы, сохраняя на лице любезную улыбку. — Появление его агентов доказывает, что он вовсе не уверен в исходе выборов.

— А может, кто-то еще хочет видеть меня мертвым?

— Почему нет? Особенно академик Потентейт.

Гэри старался говорить спокойно, но его сердце забилось чаще. Похоже, он научился получать удовольствие от вкуса опасности.

Нагая женщина прошла сквозь кошачье озеро и ритуальным жестом пригласила Гэри войти. Он сделал шаг вперед, поклонился, глубоко вдохнул — и взялся за застежку рубашки. Снял. Принялся за штаны. И встал нагишом перед сотнями тысяч людей, стараясь сохранять спокойствие и уверенность.

Кошачья владычица провела его через голубое озеро. Коты замяукали. Официальный представитель двинулся следом. Они приблизились к фалангам «Серых», которые уже успели сбросить одежду.

Их провели в глубь разрушенной скалы. Внизу он заметил толпы «Серых», тоже обнаженных. Площадь засияла голыми телами…

Этой церемонии было примерно десять тысяч лет. Она символизировала очищение молодых парней и девушек перед вступлением в ряды служителей. Они отбрасывали прочь одежду, в которой они привыкли ходить дома, в знак приверженности Империи. Следующие пять лет пять миллиардов человек, прошедших церемонию, проводили на Тренторе в обучении.

Новоприбывшие ученики сбрасывали одежду на ограждение огромного бассейна. По окончании пятилетнего обучения «Серые» получали одежду обратно.

Дорс шагала рядом.

— И долго ты должен…

— Успокойся! Я демонстрирую покорность Императору.

— Мурашки на коже ты демонстрируешь, больше ничего. Затем ему пришлось осмотреть башню Скрабо, с которой Императрица Скрабо бросилась вниз, под ноги бушующей толпе; потом Серое аббатство, разрушенный монастырь; древнее кладбище, превращенное теперь в парк; Кольцо Великана, где, как говорили, когда-то разбился имперский корабль, оставив широкий кратер.

Наконец Гэри прошел под высокой двойной аркой и вступил в Церемониальный зал. Процессия остановилась, и официальный представитель принес одежду Гэри. Как раз вовремя — тот уже начал синеть от холода.

Дорс подержала сверток, пока ее муж растирал задубевшие руки. Затем он заскочил в соседнюю комнатку и поспешно оделся, стуча зубами. Одежда оказалась разглажена, и на рукаве красовалась церемониальная повязка.

— Глупость какая, — прокомментировала Дорс, когда он вернулся.

— Выходит, я считаюсь главным медиумом, — ответил он, расправляя повязку.

Мурашки успели сойти, прежде чем он предстал перед огромным сборищем. Вверху и внизу парили тысячи легких флаеров, из которых торчали трехмерные видеокамеры, которые подскакивали и покачивались из стороны в сторону, словно пытаясь получше прицелиться.

Гигантский купол над головой был такой же высокий, как и настоящее небо. Естественно, это ограничивало его аудиторию, поскольку большинство тренторианцев никогда не осмелились бы выйти на открытое пространство. Правда, «Серые» были исключением из правила. Таким образом, церемония оказалась самой грандиозным событием в жизни всей планеты.

В первый раз для Гэри это было испытанием. Ему стало дурно от настоящего открытого небо Сарка, закружилась голова… И хотя позже он летал по бесконечным пространствам Галактики, Гэри опасался, что этот огромный купол возродит его прежние фобии.

Но ничего не произошло. Неизвестно почему, но купол не вызывал у него неприятных ощущений. Страхи растаяли. Гэри набрал в грудь побольше воздуха и начал.

Гром аплодисментов прорвался даже в церемониальный зал. Гэри шел между двух колонн «Серых», а за спиной бушевала публика.

— Поразительно, сэр! — радостно обратился к Гэри командир отряда. — Вы сделали такие точные предсказания насчет Сарка.

— Мне кажется, что люди должны просчитывать вероятный исход событий.

— Значит, слухи не врут? У вас действительно есть теория, которая позволяет узнать будущее?

— Отнюдь, — поспешно ответил Гэри. — Я…

— Идем скорее, — поторопила его Дорс, которая шла рядом.

— Но я бы хотел…

— Идем!

Обернувшись, он помахал рукой людям, запрудившим все видимое пространство. В ответ загремели аплодисменты. Но Дорс тащила его влево, к толпе официальных наблюдателей. Они стояли плотной группой и приветливо махали ему.

— Женщина в красном. — Дорс указала на нее.

— Эта? Она в официальной делегации. А раньше ты говорила, что она работает на Ламерка…

Высокая женщина полыхнула огнем. Яркие живые языки пламени окутали ее с головы до ног. Она страшно закричала. Ее руки хлопали по телу, безуспешно пытаясь сбить пожирающее пламя.

Толпа запаниковала и бросилась врассыпную. Гвардейцы окружили бедняжку. Пронзительные крики перешли в булькающий хрип.

Кто-то направил на нее огнетушитель. Женщину облепила белая пена. Наступила внезапная тишина.

— Возвращайся обратно, — приказала Дорс.

— Но как ты…

— Она просто засветилась.

— Загорелась, ты хотела сказать.

— И это тоже. Я прошлась по толпе, пока ты заканчивал речь, и положила ей в сумку твою одежду.

— Что? Но ведь я надел ее!

— Нет, ты надел то, что я принесла с собой. — Она усмехнулась. — Твое пристрастие к одинаковым костюмам очень пригодилось.

Гэри и Дорс прошли мимо восхищенных рядов официальной делегации, и Гэри вовремя вспомнил, что нужно кланяться и кивать. Он улыбался, а сам шептал жене:

— Ты утащила мои вещи?

— Да, после того, как агенты Ламерка подсадили в них маленький сюрприз. Я прихватила с собой запасной комплект из твоего гардероба. Когда я, немного подождав, проверила одежду, в которой ты пришел, нашла фосфорный воспламенитель, установленный на сорок пять минут.

— Но как ты узнала?

— Лучшее время подобраться к тебе — эта дурацкая церемония у «Серых», когда нужно раздеваться догола. Элементарно, простая логика.

Гэри заморгал.

— А ты говоришь, что я умею предсказывать события.

— По идее, женщина не умрет. Хотя, конечно, ее здорово опалило.

— И слава богу. Я бы не хотел…

— Мой милый, боги здесь ни при чем. Я хотела оставить ее в живых, чтобы ее могли допросить.

— А, — протянул Гэри, чувствуя себя наивным идиотом.

122
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru